Особенности преддипломной практики

Размер шрифта: - +

17 Глава. Часть 1

Два часа! Два проклятых часа , что я посещала своих самых любимых клиентов, меня поздравляли с будущим счастливым событием, желали счастья и побольше детишек, интересовались подробностями планируемой совместной жизни с кузнецом.  
Питер Лиррсон попросил проверить калитку его забора и, пока я тщательно разглядывала на предмет устаревания охранных заклинаний проржавевшую щеколду, распевал дифирамбы Инвару Верренсу. 
Жалин Янсон поймала меня у  рынка и пожаловалась, что муж стал часто заседать в таверне. Поинтересовалась, нет ли заклинания привязать его к определенному месту. Мол, чтобы после работы он сразу шел домой, а не сворачивал в сторону “Трех поросят”. А то ведь опять напьется, трижды проклятый, и заснет где-то под забором. Эх, не повезло ей с мужиком. Не то, что мне. Ведь всем известно, что Инвар почти не пьет, а если вдруг и случиться где  на празднике, то он лишь пару глоточков сделает и больше не прикоснется к рюмке/бокалу/стакану.  И мужем он хорошим будет, заботливым, любящим, ответственным. Ведь всем известно, как старший Верренс самостоятельно брата воспитывал, когда родители умерли. И когда народятся детишки... а дай вам боги, госпожа Моргана, много ребятишек, ведь дети - это счастье, … Инвар будет отличным отцом. Ведь всем известно…
Я вежливо кивала и соглашалась, тщетно надеясь, что говорливую Жалин перехватит кто-то из соседок.  Перехватили. Меня. У ткацкой лавки подошла госпожа Линдгре, окруженная шумным выводком шести детей мал-мала меньше. Она очень громко, то ли пытаясь перекричать детский гомон, то ли стараясь оповестить весь базар, уточнила, когда мы с господином Верренсом планируем свадьбу,  ей же надо тогда пошить себе новое праздничное платье. Добрая она женщина, эта госпожа Линдгре. Благодаря ее воплю даже те, кто не знал о  моей “счастливой помолвке” резко ею заинтересовались и вскоре весь рынок уже бурлил, обсуждая свеженькую остренькую новость. 
Вдова Бернс отличилась больше всех. Под предлогом “ах, у меня что-то шумит на чердаке, наверное опять домовой расшалился”, она затащила меня к себе в дом. Проверить я должна была, это моя обязанность, поэтому  отвертеться от приглашения не могла. У нее было шумно, да. Шумели соседки и подружки в общем количестве семи человек, сидя за столом с самоваром, пирожными и  большим свежеиспеченным тортом. Завидев меня, они подскочили и ринулись усаживать меня за стол, дабы в теплой  и сладкой компании обсудить приготовления к свадьбе. Какое платье, какие чулки и  туфли, подвязки и булавки, ленты и цветы - мне сначала выдали список наиболее подходящих торговцев и мастеров, где все это можно заказать. Но чуть позже, после очередной чашки чая с эклерами, видя мое недовольство расспросами и решив, что  я просто молодая, неопытная и не понимаю своего счастья, они начали сами решать вопросы свадебной церемонии. На меня внимание перестали обращать, полностью уйдя в обсуждение будущего свадебного туалета. Я, стараясь не привлекать внимания “заботливых” соседок, потихоньку вылезла из-за стола и вышла на улицу.  
Потом еще была госпожа Хольм и госпожа Ньюберг, господа Фельс и Викстрем, булочница, ткачиха, продавщица в посудной лавке, куда я зашла за новыми тарелочками для бабули взамен разбитых пришлыми эльфами. 
Спасение я нашла только на кладбище. Кому там расспрашивать о неожиданной помолвке и расписывать прелести семейной жизни? Вот и я так подумала и спешно распрощавшись с очередным поздравителем, рванула к старому кладбищу проверить Хальтов раздел после бурной ночки.   
А днем тут и правда красиво. Своеобразной такой, мрачной красотой старинных захоронений. Белый с розоватыми прожилками мрамор надгробий, заросшие травой и мелкими лиловыми цветочками могилы. Хальтов раздел змеился черной лентой сквозь яркую зелень и о том, что ночью здесь бушевал магический шторм, ничего не напоминало. 
Вроде все было как обычно, никаких жутких существ поблизости не наблюдалось, подальности тоже, и я решила, что наконец-то можно расслабиться. Рядом росла березка, совсем как в моем мире, и я уселась на бревнышко у ее корней. Расправила светлое платьице, распустила уставшие от прически волосы. Задумалась, пригорюнилась.Скорбная дева во всей красе. 
Что делать  с вынужденной помолвкой я не знала, в голову лезли мысли одна мрачней другой. Старик Партанс в одном прав - мне тут жить еще два года, а  значит надо как-то  принимать местные законы и обычаи. Как вернусь домой, надо будет обязательно вызвать Ольгу Леонидовну и ей все рассказать. И про свадьбу с кузнецом, и про своих неожиданных гостей, которые оказались членами королевской семьи. 
Я сидела под деревом и размышляла о своем будущем, как услышала довольно громкий  разговор. Точнее, очень знакомое нытье.



Анна Азарцева

Отредактировано: 26.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться