Особое Поручение

События не по порядку

- Два, - прилично одетый господин указал на лоток. Вот пойди пойми этих столичных — плащ с тремя пелеринами, опушка кунья, если не соболья, перстни на пальцах, покупает два пирожка. Самых дорогих причем, трехкупровых. За пол-аргенты можно в теплом трактире устроиться, съесть печеного не хуже, пусть и поменьше, да и на стаканчик вина или завара горячего хватит. 

Покупатель расплатился, не поморщившись взял горячий сверточек в руку и пошел прочь, поискать на бульваре свободную скамейку, благо народу в погожий день на весеннее солнце высыпала тьма. Пирожник протянул руку за деньгами следующему покупателю и передал пустые булочки, две за медяк.

Старуха подошла вплотную к господину и аккуратно толкнула его тяжелый ботинок носком своей видавшей виды туфельки. Рослая (какой же была в молодости?), прямая, словно аршин проглотившая - называть такую даму “старушкой” не повернулся бы язык. Когда-то черное и когда-то бархатное одеяние щеголяло вытерыми проплешинами, швы поблескивали новыми нитками стежок к стежку. Не то годы не подкосили зоркости глаз и твердости пальцев, не то было позаботиться кому помоложе. 

- Пирожком не поделитесь, молодой человек?

Господин взохнул и обреченно протянул половину своего перекуса. 

- С рубленым мясом, значит, - оценила дар старуха, бесцеремонно присела на скамью рядом, отъела половину пирожка и сказала благодетелю:
- Эспарская контрразведка разрывается на части.
- В гробу я видал эспарскую контрразведку, - отозвался господин без секунды промедления.
- С тех пор, как они взяли в заложники эльфийскую королеву.
- В гробу я видал эльфийскую королеву.
- В городе видели объявленную вне закона эльфийку. Мезен, найдите ее.

Названный Мезеном покончил со своим пирожком, извлек из кармана бумажную салфеточку, тщательно промокнул губы, вытер пальцы, скатал бумажку в шарик и щелчком отправил в зенит.

- Уже нашел. Не слишком ли добрый знак?
- В гробу я видала все знаки. Но ты, Мезен, хорош. Зайдешь.

Старуха поднялась и ушла, мгновение спустя несколько порошинок невесомого серого пепла осели на скамью.

***

Контора Братства в Хонире располагалась вблизи рыночной площади, на пару домов вверх по мощеной и широкой улице. Дом как соседние, не лучше и не хуже, одно отличие —  на ярко-оранжевую, недавно перекрытую черепичную крышу словно присела и не хочет улетать стая черных железных аистов. 

Выше флюгеров и труб поднимается пучок темных стержней, на высоте загибается острыми клювами, нацеленными на другие города — Тэй-Эспар и Брилд, Капант, Риквуд, Сонаан. В парадную дверь Мезен было без надобности, это для посетителей по делам. Время от времени кому-нибудь из уважаемого купечества и прочих горожан требуется срочная доставка ценного груза, сопровождение с охраной, может быть, даже расследование либо поиск. По большей части клиенты приходили, прибегали за сообщениями, отправлять и получать краткие депеши по кормильцу Братства — эфирному резонатору. Для своих имелся черный ход, узкая железная дверца в подворотне, с условным стуком, паролем и рукопожатием. Посетителя встретил дежурный (напомнив, что он, агент Мезен Анли, задолжал отработать уже второй день дежурств), но дело есть дело — бурча и пожимая плечами, провел к начальству.

Рабочий кабинет у хонирского главы операций был крохотный, не по положению, да еще и забит массивной старой мебелью. Сундуки и поставцы расставлены с умом — случись чего, в эту комнатку много народу не набьется, а до стола вообще можно дотянуться разве что по очереди. Один на один с Джеклином агент Анли сам бы не хотел и никому бы не посоветовал. Хватило раза, когда проходил ознакомительные испытания на новом месте. Тогда, конечно, Джеклин на него вышел после двоих собратьев рангом пониже. Мезен не раз, не одну дюжину раз прокручивал в памяти ту часть схватки, что помнил, и неизменно приходил к выводу, что и свежему мало бы не показалось.

- Эри видел, так? Ты присаживайся. Завара не желаешь, или сразу к делу?

Мезен кивнул. Джеклин полез в ящик стола, вынул сафьяновую укладку, раскрыл укладку, достал и положил на зеленое сукно стола лист пергамента — новый, чистый, пустой.

- Итак, нам оказано большое доверие. Государственный Совет Южного Приморья нанял нас, чтобы освободить из эспарского плена… Ну ты понял. Дыши, не забывай. Раз такой умелый, впереди лошади бежишь, то берешь эту эльфийку и вперед. 
- Я польщен оказанным мне высоким…
- Неважно. Другого способа найти, где прячут королеву во всем Эспаре, у нас нет. Никто из нормальных эльфов, к кому подкатывались, не согласился. Раз королева велела не пытаться ее освобождать, они и не пытаются. Сильно любят и почитают свою повелительницу, м-да.
- Так, но… это официально?
- Конечно же нет. Вот, что писать знаешь. Сегодняшним задним числом.

Мезен взялся за перо, прикинул содержание и начал прямо набело — спустя пару минут поставил роспись, оттиснул палец, капнул из привычно нанесенного крошечного пореза.

Джеклин провел над листом рукой, намертво вплавляя в пергамент чернила и кровь, а после прочитал, бормоча под нос избранные слова: “с сего дня … здравом и твердой… собственному желанию прошу освободить…”

- Вопросы есть? По деньгам и прочей дряни — к казначею, мандат особых полномочий дам.
- Есть, если мне будет позволено спросить. 
- Ладно, тебе для такого дела позволено.
- А что, чем такое можно оплатить?

Начальник хмыкнул.

- Мы рискуем всем нашим делом в Эспаре — там сам знаешь, ни шатко ни валко. Естественно, за такое нельзя заплатить кучей золота, Мезен.  В благодарность за возвращение королевы и развязанные руки — а они у них очень, очень чешутся, эльфы разрешат… позволят… короче, дадут нам работать в Сонаане. На сонаанцев. Нанимать сонаанцев работать на нас. Каково? Если мы придем вовремя, пока у них там послевоенная разруха — станем… Понимаешь.
- Понимаю. 
- Удачи тебе. Даже завидую немножко, годы не те, да.



Лэрнир

Отредактировано: 19.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться