Остается только любить

1

В просторном светлом помещении с прозрачным круглым столом посредине решали крайне важную проблему. Вернее, усиленно пытались найти способ, как от нее избавиться. Несколько мужчин – от совсем молодых до разменявших шестой десяток сидели в этом помещении, находящимся на третьем уровне под землей, уже много часов, планируя и согласовывая предстоящую операцию. Уже давно назрела необходимость устранить излишне ретивых конкурентов для создания собственной монополии в энергетическом секторе – на данный момент самом перспективном в экономике.

 Происходящее напоминало скорее заседание акционеров в преуспевающей компании, нежели собрание… магов. Между прочим, сильнейших из всего клана и к тому же не знающих ни пощады, ни жалости. Только поверх деловых дорогих костюмов индивидуального пошива на них были синие корзно - старинные плащи без рукавов, доходящие почти до пят, накинутые на левое плечо и застегивающиеся на правом, как дань уважения к предкам. Наверное, предки еще больше уважились бы, если узрели, что потомки полностью облачились в традиционные костюмы, но этого не делали уже лет сто.

- Цель номер два - Илья Теплов. Позывной - Убитый. Левая рука князя Воскресенского, специализируется на техно и боевой магии, - чётким громким голосом говорил высокий светловолосый молодой человек, стоящий напротив стола. Он был слишком молод, чтобы быть главным среди этих людей, но как-то излишне самоуверен в своих возможностях и своем праве.

На прозрачной поверхности стола, по которой то и дело проскальзывали стремительные хрустальные искры, перед каждым из присутствующих появилось лицо молодого темноволосого мужчины с жесткими, хоть и немного ассиметричными чертами. Его трудно было назвать красивым, но как было известно, он пользовался успехом у женщин. Возможно, привлекая их в первую очередь, своей подвижной мимикой и взглядом – дерзким, поверхностно-легкомысленным, однако в то же время и глубоким, изучающим, пронизывающим.

- Один из лидеров Воскресенских. Отвечает за разработку новых технологий концентрации магической энергии. Фактически разработчик, однако, как вы все прекрасно понимаете, это не оранжерейное растение, а боевой маг. Уровень опасности – 12. Отличительные качества – осторожность, неожиданность, маневренность. И что немаловажно, Убитый – Liberum Magus. Как мы отлично знаем, таким, как он, не нужны дополнительные источники энергии, он способен аккумулировать энергию в себе. И это проблема. К Убитому не подступиться, он почти неуязвим.

Это была не новость, а констатация факта и это понимали все, кто находился здесь за круглым прозрачным столом. Илья был почти легендой, участвую как в столкновениях между кланами и семьями, так и в последнем отражении гостей из темного мира. Его привыкли считать ненормальным, чудовищем, психопатом, который не остановится ни перед чем, идя к своей цели. Вот он улыбается, а вот у него уже и нож в руке, который вот-вот окажется в чьем-то теле. Так ли это было на самом деле? Или это стало следствием сплетен злопыхателей и деятельности пиарщиков клана? Этого никто не знал, но все сходились во мнении, что Убитый – крайне сильный и крайне непредсказуемый, похожий и на волка-одиночку, и на ветреного мальчишку одновременно. Равнодушный ко всему техномаг, застрявший в своей виртуально-колдовской реальности.

Мужчины в синих корзно принадлежали к одному клану – великому клану Пожарских, который на протяжении уже многих столетий безраздельно владел одним из самых мощнейших источников магической энергии. Его силы с избытком хватало не только на членов клана, но и на тех, кто готов был платить за энергию – и не только деньгами, но и своими способностями, например. Впрочем, кто, как и чем рассчитывался за энергию из источника Пожарских, было сейчас совершенно неважным, ибо с каждым месяцем покупателей становилось все меньше и меньше. А виной тому стал совсем еще юный по магическим меркам клан Воскресенских, который вдруг стал экспортировать энергию из своего некогда зачахшего источника всем, кому не лень.

Последней каплей для Пожарских стала потеря уважаемых азиатских партнеров, которые перешли к более дешевым услугам наглых конкурентов.

На то, чтобы узнать, каким образом Воскресенские смогли до такой степени насытить свой угасающий старый источник, Пожарские потратили несколько драгоценных месяцев, неся при этом совершенно ненормальные убытки. К тому же авторитет в бизнесе теперь висел буквально на волоске. Однако причина все же была выяснена, и старейшины клана собрались вместе, чтобы раз и навсегда решить эту проблему. Старый Леонард – он же глава клана, из-за обострившихся болячек крайне не вовремя был вынужден передать бразды правления внукам – Леону и Адаму. И хотя номинально главой формально числился двоюродный брат Леонарда, фактически власть над кланом сейчас держали в руках его ушлые внуки, которым не было еще и тридцати. Именно Адам сейчас и рассказывал о ключевом лице конкурентов.

Его младший брат Леон – светловолосый, всегда элегантный, в очках и до блеска начищенных ботинках, сидел рядом, закинув ногу на ногу, и нервно постукивал тростью, с которой никогда не расставался, словно поэт Байрон. Но дело было не в легкой хромоте, которой он страдал с детства после перенесенной магической хвори, а в том, что трость служила грозным артефактом.

Братья были похожи друг на друга, но в то же время так же сильно и отличались. И главное отличие состояло в том, что Адам был полководцем, а Леон – политиком. Адам умел убеждать, а Леон находить компромиссы. Адам угрожал, а Леон – хитрил. И оба они умели добиваться своего.



Анна Джейн

Отредактировано: 19.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться