Остается только любить

2

Полгода спустя

В тускло освещенной камере без окон происходило кое-что необычное. В полночь сюда доставили молодого темноволосого мужчину, облпчённого в одни лишь джинсы и находящегося в бессознательном состоянии. Те, кто принесли его сюда, очень торопились и прилично нервничали, и то и дело поглядывали на неподвижное лицо, словно боясь, что их пленник вот-вот придет в себя. По обеим сторонам от двери стояли крепкие люди в камуфляже и с оружием в руках, готовые в случае чего немедленно уничтожить таким простым, но таким действенным человеческим оружием провалившегося в искусственный сон брюнета Вернее сказать – остановить, а не убить, если их пленник очнется.

Пока одни мужчины спешно пристегивали руки и ноги темноволосого специальными ремнями, по максимуму пытаясь обездвижить его, другие шептали слова на непонятном языке и делали пассы руками, а третьи колдовали над стеклянным огромным кубом, полым внутри. То, что куб, по которому прокатывались тончайшие белые нити-молнии, не стоял на какой-либо поверхности, а висел в воздухе, никого не волновало. Так и должно было быть.

- Готово! – объявил, наконец, один из мужчин, откидывая с лица капюшон. На его виске блестел пот. – Сутки – и Убитый оправдает свою кличку. Уже навсегда станет покойником. Уровень опасности – 2, - добавил он, глянув на предмет, напоминающий наручные часы, но показывающий не время, а непонятные знаки и цифры - Третий этап операции завершен.

Никто не кричал, не радовался и не вздыхал облегчённо, но атмосфера внутри камеры стала куда менее напряженной.

Через несколько минут в этом строго охраняемом помещении без окон остались только двое мужчин: объявивший о завершении операции и высокий блондин с зачесанными назад волосами и холодными голубыми глазами, прячущимися за стеклами тонких очков в черной оправе. Они коротко обговаривали что-то до тех самых пор, пока их пленник не пришел в себя.

Закованный по рукам и ногам, он резко распахнул глаза – длинные прямые ресницы казались тонкими стальными иглами. Несколько секунд – и он уже оценивал обстановку, почти сразу поняв, что с ним произошло. Но даже наличие куба в воздухе его не напугало, хотя пленник отлично знал, чем ему грозит соседство с этим мощным страшным артефактом, который лишь на вид казался безобидным и красивым – хрусталь так и серебрилась под электрическим светом. Он не кричал, не дергался, не пытался высвободиться, а просто лежал, наблюдая за своими врагами. А те с высоты своего роста смотрели на него, как будто бы боясь, что он сейчас что-нибудь да сделает. Однако ничего не произошло. Уровень опасности – 2, а значит, все в порядке. Убитый в ловушке. Все вышло, как они и планировали. Полгода работы принесли свои плоды.

- Здравствуй, - наконец, произнес блондин так, словно был Ахавом, удачно настигнувшим и убившим Моби Дика.

- И тебе привет, - отозвался беспечно лежащий парень, как будто бы ничего и не случилось. Его совершенно не смущало собственное положение.

- Думаю, не нужно разъяснять, для чего ты сюда попал. Ты и сам это уже наверняка понял.

- Ага. Не дурак. Все-таки жадность вас погубит.

- Тебе не нужно было быть таким беспечным, друг мой. – Светловолосый поправил очки указательным пальцем. Его глаза горели зловещим потаенным торжеством. – Я говорил тебе это однажды.

- А я говорил, что не нужно быть смелым, - улыбнулся ему в ответ Убитый. – А особенно не нужно быть самонадеянным. Что с ней? – вдруг спросил он.

- С кем – с ней? – бледные губы растянулись в улыбке.

- Не прикидывайся, Леон, - на миг устало прикрыл глаза пленник –магия клана Пожарских начала действовать, и энергия потихоньку покидала его, наполняя собой хрустальный зависший в воздухе куб. Такой процесс всегда был болезненным – как и любое хирургическое вмешательство в тело, только сейчас операция проходила, можно сказать, в душе пленника. На живую. Однако это было только начало.

- А, наверное, ты имеешь в виду свою милую подружку? – сказал Леон весело. – А она здесь. Прямо здесь.

- Прямо здесь я, ты и твой старпер, - отозвался Илья Убитый. – Убого полагать, что нас здесь четверо. Или вы ее где-то спрятали? – это было сказано в шутку, но глаза его оставались холодными, как лед.

- Остришь? Что ж, поостри. Напоследок.

- Если ты с ней что-то сделал, я тебя убью, - буднично известил врага Илья. Он совершенно не походил на то чудовище, которым его считали многие.

- Как?

- Уж как получится.

- Какая экспрессия! Твоя милая Яна в соседней камере. – Парень с прилизанными назад волосами и в очках склонился над поверженным врагом. –  Лично поиграл с ней немного. Горячая девочка, скажу я тебе. Огонь.

- Смело, - тихо проговорил темноволосый. Ничего не поменялось – ни выражение его лица, ни интонации, но все находящиеся в камере ясно поняли, что Убитый в ярости – отлично скрываемой ненормальной с трудом контролируемой разумом ярости. Леон наслаждался этим бешенством, как кто-то наслаждается дорогим вином, кто-то – морским свежим бризом, а кто-то – выбросом адреналина в кровь.



Анна Джейн

Отредактировано: 19.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться