Остановить Явь (правители галактики - 2)

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 7

Поиски велись месяц, пока не обнаружили все двадцать смертельно опасных мин. Скорее, нашли они, открывая огонь по флаерам и крейсерам. О чем только не передумал народ, загоняя их в сеть. Когда император Карсад и Правитель Зарт пошли на штурм, делали ставки. Никто не хотел пропустить поединок с тварью, которая могла проделать дыру в бессмертном теле. Люди отказывались уходить с палубы даже на отдых.

И никому не было дела до Анны и Краса.

Наверное, в ней все же больше видели человека, чем Правителя, благодаря Карсаду и Баярику. Баярик на крейсере служил седьмой год и давно стал своим. Никто не вспоминал, что он Правитель — трудился наравне с полукровками, разбираясь в крейсерах не хуже Краса. Ему это давалось легко, он чувствовал крейсер. В команде ищеек им не могли нахвалиться, на что Баярик лишь снисходительно улыбался, радуясь, что не слышит император, который, скорее всего, решил бы, что для Правителя это не достижение. Но перед Анной он не скрывал своих чувств. Служба ему нравилась, он привязался к людям, а люди к нему, и он охотно вводил ее в круг своих друзей.

Дед, проявляя теплое участие к жизни экипажей, демонстрировал к ней не больше родственных чувств, чем к остальным. Воспользовавшись ее присутствием, он тут же приставил к ней наставников, намекнув, что служба еще впереди, и приказал ни в чем ей не потакать.

Приказ был исполнен в точности, кроме одного пункта: как девушку Краса, о которой многие были наслышаны и видели на фотографиях в его гостиной, ее приняли сразу. У Краса друзей было еще больше, чем у Баярика, окруженного меченосцами. Крас успел прославиться как выдающийся пилот, не единожды побеждая в гонках на флаерах, участвовал в мероприятиях, которые разнообразили жизнь экипажа, и когда он попросил за Анну, противостоять святым чувствам у наставников не поднялась рука. После этого время ее вахты совпадало с дежурствами Краса, и пока он стоял на корме, корректируя синхронную работу боевых флаеров по экранам монитора, она командовала уборочными роботами, драившими эту корму.

Весь месяц с Красом они почти не расставались. Завтракали, обедали, ужинали, гуляли по паркам, устроенным на каждом этаже, задерживались допоздна в кафе, или знакомились с местными достопримечательностями. Здесь были музеи, библиотеки, танцполы, пляжи, закрытые экосистемы, копирующие экосистемы множества планет.

Крейсер напоминал приплюснутую планету, с декаровым реактором внутри. Ядро быстро вращалось, создавая вокруг корабля силовое защитное поле-атмосферу и гравитацию, а во время движения вокруг крейсера начинали вращаться крылья, охватывающие его кольцами. Он оказался на удивление маневренным, особенно в подпространстве. Вглубь ярусами уходили этажи помещений различного назначения, оружейные и командные палубы, парки, даже лесные массивы и водные резервуары размерами с океан. Это была планета среднего размера в облегченном варианте.

Потерять девственность Анне не удалось. Некогда было. Все время кто-то пытался нарушить их уединение. Потерять ее быстренько, в спешке, она была не согласна, хотелось запомнить сей исторический момент на всю оставшуюся жизнь. Да и Крас не торопился, поклявшись в своей девственности, во всяком случае, с девушками, мечтая, что это будет что-то очень романтическое и без суеты, когда они останутся вдвоем и смогут отправиться в какое-нибудь путешествие. Они даже спланировали, что оба лишат друг друга девственности на какой-нибудь необитаемой, но зеленой планете, где будут только он и она. Присутствие родственников ее реально смущало. Как будто за ней подглядывают.

Кое-что, конечно, было, но слишком сокровенное.  

И когда, наконец, по всем крейсерам пришел приказ отправляться по своим империям, Анна почувствовала облегчение. Служба вряд ли пошла ей на пользу. Она вдруг заметила, что все чаще ностальгирует по Земле, а однажды поймала себя на том, что скучает. Там мучения в шестьдесят заканчивались, а здесь она могла драить палубу тысячелетиями.

 

 

На орбите Шаухшух остались лишь два крейсера империи Каффа, военный и исследовательский, кроме оружия напичканный оборудованием, которое держалось в строжайшем секрете. Экипаж этого крейсера состоял из величайших умов, которые уже давно раздражали галактику своим потенциалом, мешая другим империям прославляться в научных кругах и получать дивиденды. Стоило кому-то что-то придумать, в империи Каффы теряли покой и сон, пока не переплюнут изобретение мудростью. А после с удовольствием продавали свою технологию той же империи, которая отстегивала процент от продаж.

Ввозить игрушки в свою империю Правитель Каффа отказался. Он перебрался на исследовательский крейсер с военного, с удовольствием избавляясь от военной формы и выправки.

Анна и Правитель Каффа обедали, когда ему доставили результаты исследования по сломанным минам.

— Это большая удача, что нам их подбросили! — порадовался он, просматривая данные на голографическом мониторе снова и снова. — Я голову сломал, подыскивая компонент, который рубил бы Правителей.  

— А из чего они сделаны? — полюбопытствовала Анна. Встала из-за стола, достала сломанную мину из ящика, вернулась за стол, поковырявшись в покореженных железках. Сама по себе мина была не слишком тяжелая, но с плотным магнитным полем.

— А, это… проматерия. Ею можно накачать любой атом, используя как компонент элемента, — Каффа отвлекся от монитора. — Конкретно здесь использовали несколько протениевых металлов, — он взял у нее мину, повертел в руках. — Не горят, не вступают в реакцию, сохраняют физические свойства на нейтронных звездах и на Черных дырах, во время движения образуют собственное трехмерное пространство, в котором физические объекты не меняют своих свойств.



Анастасия Вихарева

Отредактировано: 17.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться