Остановить Явь (правители галактики - 2)

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 19

Ждать пришлось долго. Дай собрал мох, сложив его в мягкое ложе. А после собрал ягоды, которые они вызвали к жизни, чтобы она подкрепилась перед «дальней дорогой»…

Три недели не прошли даром. После того, как разобрались с гигантами, которые обращались вокруг звезды слишком близко, решили оживить обе планеты гидр.

Звезду и свой новый дом гидры полюбили сразу. И Гидрус, и Гидромория — обе теплые, и радиации хоть отбавляй, обращались вокруг звезды не слишком далеко, так, чтобы не спалиться, и не замерзнуть.  Спали гидры днем, зарываясь в болотистую грязь, чтобы тело не пересыхало на солнце, а пели ночью. Сознанием они видели так далеко, как будто вся вселенная только и ждала, чтобы покрасоваться перед ними. Единственное, о чем они жалели, отсутствие иной жизни, которую видели, но не могли пощупать. А после уходили в подпространство, поднимаясь все выше и выше, чтобы передать свои видения взамен на силу, которая питала их тела. Другая подвселенная была им вместо солнца, ярко светившая во все дни их жизни, а связь с другой подвселенной, что-то вроде связи Правителя со звездой.

Однако…

Всему есть предел, думала Анна, когда покачала головой, принимая решение отказать. Нельзя было истязать животных и растения в условиях, мало приспособленных для жизни. Для жизни нужна была не только вода, которой на планете было с избытком, рядом стратегический гигант, родивший воду, но и рукотворное изобилие, способное эту жизнь насытить.

И все же…

— Вспомни-ка, — развеял Дай ее сомнения. — Прежде чем разбросать сине зеленые водоросли на Мааре, их облучили радиацией. А ты, ты сама? Разве плохо чувствуешь себя здесь? Жизнь, это не то, что ты видишь — это сила!

Через две недели, пока гидры отыскивали Бесхора, планету было не узнать. Сложность заключалась лишь в том, чтобы подмножество вариантов генетического кода всегда возвращалось в исходную точку, а промежуточная особь не гнила на корню. Но что такое генетический код? Вес, рост, цвет, основные параметры формы и строения, чтобы напомнить силе, что она есть, чем должна стать и что родить. Сама радиация оказалась настолько же вредной, насколько полезной, давая организму дополнительную энергию, необходимую для поддержания мышечного тонуса. Разрушенные аминокислоты легко восстанавливались, матрица генетического кода хранилась силой демона, которая выправляла работоспособную силу Анны. Получилось, что живность обзавелась собственным подпространством, которое управлялось не сознанием, а силой.

Наверное, это был первый шаг к тому, чтобы создавать собственных людей.

Но мысль вызвала не радость, а скорее страх, который Анна поборола с трудом. С появлением плотной атмосферы, насыщенной кислородом, радиации стало поступать в разы и разы меньше, но гидры не расстроились, обратив внимание, что теперь ни тепло, ни холодно было и днем, и ночью.

Прогретая атмосфера удерживала тепло, равномерно распространяя его по поверхности. В крайнем случае, они всегда могли подняться на гору или нырнуть в урановые залежи. Были еще порталы, который им оставили, чтобы они могли выйти на каменистых спутниках, которые обращались и вокруг Гидруса, и вокруг Гидромории, откуда они могли подняться в небо, или пожаловать друг к другу в гости. В пространстве открытого космоса они чувствовали себя неважно, но в подпространстве, которое чувствовали не хуже демонов, а в каких-то случаях и лучше, им не было равных.

Другое дело, что тяжелые металлы, которые в огромных количествах содержались в гало звезды, вызывали необратимые последствия, накапливаясь в организме, образуя с аминокислотами соли. Простейшие и растения приспособились к новым условиям сразу, гидры рассеивали их сами. А многоклеточные животные начали давать сбой.

— Остается только принять ртуть, свинец и прочую порчу как необходимое условие выживания… — констатировал Дай, ломавший голову как перебороть явление. Преобразование делать не хотелось, гидры решили, что лучше планеты быть не может. — Попробуй использовать порчу для ногтей, волос, шерсти, копыт, рогов, того же панциря… Можно прогонять кровь через кутикулы.

— А как дотащить порчу до того места, где она станет добрым подспорьем? — рассмеялась Анна. — Соль оседает в почках, в печени…

— На то они и тяжелые, чтобы оседать, — задумался демон, изучая структуру подпространственного образа. — Но дело не в тяжести, а в растворимости. Будем разбираться с каждым элементом в отдельности.

Межклеточные мембраны пришлось укрепить, оставив между ними свободные транспортные линии, по которым кровь беспрепятственно собиралась в отстойниках, впитываясь губчатой тканью и возвращаясь в организм чистой, а отходы выводились наружу всеми доступными способами — со слезой, через кишечник, почками, сально-потовыми железами, в виде газа и смазки. Часть использовалась для наращивания тех самых копыт, рогов и прочих наростов, которые периодически отстегивались.

— Гидры теперь вполне могут использовать их в пищу, и некоторые растения сочтут полезными. Пора бы им освоить пространство.

— Они питаются Божьей кровушкой! — засомневался демон.

— Мы тоже так о себе думали, но распробовали, и получили удовольствие, — хмыкнула Анна. — Берегите природу! — благословила она, когда планета кишела жизнью сверху донизу. — Плодитесь и размножайтесь!



Анастасия Вихарева

Отредактировано: 17.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться