Остановка пасьянса

Размер шрифта: - +

Заметка вторая. Неофициальная часть выпускного.

Пять лет назад.

 

— Отлично! Очередная пика! И почему в моих раскладах всегда все настолько грустно? — недовольно буркнула Дана, упершись локтями в колени и уронив голову на ладони.

Ее тонкий приятный голос и слегка пухловатые щеки совершенно не сочетались с высоким ростом и худощавым телосложением, зато отдавали чем-то детским, милым и невозможно очаровательным. Надия и Скарлетт, глядя на это, умиленно улыбались подруге.   

— Вообще-то пика — это не всегда плохо… — попыталась исправить ситуацию Надья. — Тем более рядом семерка бубен, а значит, тебя ждет неожиданное предложение, от которого ты не сможешь отказаться.

— Руки и сердца?! — буквально подпрыгнула Дана, не в силах сдержать улыбку, слегка подпорченную разноцветными брекетами. — Я знала! Знала, знала, знала!

— А я знаю Игоря, так что, скорее всего, это будет предложение желудка и глаз. Ты, он и пачка попкорна в кино, — моментально откликнулась Скарлетт, даже не попытавшись придушить свой скепсис. — Но не переживай, не всем же быть романтиками.

— И не всем заваливать выпускные экзамены, — фыркнула Надья. — Это деловое предложение, а не любовное. Вполне возможно, что какой-то универ уже присмотрел тебя.

Два разочарованных выдоха раздались почти синхронно. Скарлетт в кой-то веки вспомнила про блестяще проваленные экзамены, а Дана в очередной раз не смогла справиться с собственной губой. Увеличившись в несколько раз после предсказанного предложения, она никак не хотела закатиться обратно.

— Ну, простите, — развела руками Надия. — В следующий раз оставляйте конкретные пожелания, и я буду рассказывать вам исключительно то, что вы хотите услышать.

— В следующий раз лучше бери за это деньги. Мне надоело учить тебя полноценному шарлатанству, нимфа. Деньги, обычно, в семью несут, а не выносят. Особенно, цыгане.

Компания из трех парней неспешным шагом вышла из тени деревьев и приблизилась к их небольшому костру, пахнувшему совсем не горевшими ветками, а весной и лавандовым полем. Свободный ночной костер пах нимфой, прытко прячущей карты в карманы и поправляющей волосы цвета жвачки. Нежно-розовые. Длинные. Доходящие почти до округлой линии бедер. Все, как он и любил. Надья не умела иначе.

— Вы будете гадать долго и нудно, активно обсуждая каждую масть, но так и не дождетесь исполнения хоть чего-нибудь из увиденного в своей судьбе… — загадочно зашептал второй парень, и вся тройка взорвалась громким довольным хохотом.

Дольше всех, как ни странно, смеялся шутник. Его лицо покраснело, живот свело от чересчур веселых коликов, и он, не в силах стоять, присел на траву. Белоснежная футболка и светлые джинсы скорбно прощались с жизнью, а Смехов, как он сам себя называл, приписывая к фамилии лишнюю букву С, все продолжал смеяться. И добрыми голубыми глазами, и двумя отчетливыми ямочками на щеках, и даже русыми завитками непослушных волос, в ворох которых он недавно запустил свою правую пятерню.

Одноклассницы его настрой совершенно не разделяли.

— Вот вам всегда лишь бы прийти, все испортить и наржаться вдоволь. Одни кони! Никакого принца тебе для разнообразия, — беззлобно перебила его приступ Скарлетт и отсела чуть в сторону, освободив на бревне место между собой и Надией.

Первый из говоривших парней самодовольно улыбнулся, словно погладил сам себя по голове и похвалил за умение появиться вовремя. Он не спеша влил в себя остатки жестяной банки с явно не кока-кольным напитком, отбросил ее в костер и плюхнулся на предоставленное ему место, по-хозяйски обхватив обеих девушек за плечи. Через секунду Надья почувствовала тяжелый взгляд его разноцветных глаз, затем близкое дыхание и влажный язык, прочертивший дорожку от ее виска и до подбородка.

— Нельзя быть такой сладкой на вид и на запах, нимфа. Я начинаю хотеть тебя съесть целиком, а не как обычно.

И словно в подтверждение своих собственных слов Арис обнажил ряд белоснежных зубов, впившихся в ее нижнюю губу и ощутимо потянувших к себе. Металлический привкус заполнил рот, и девушка дернулась, задев заостренным кончиком носа выпирающую скуловую кость. Аристарх недовольно прищурился, но промолчал и даже позволил высвободиться из его мертвецкой хватки.

— C вами двумя даже нам порой становится неудобно… — наконец-то подал голос и третий парень с россыпью веснушек на худом лице.

Он тоже разместился на бревне, пересадив Дану к себе на колени, и настолько лениво шевелил языком, что понимать его было трудно. По крайней мере, если ты не прообщался с ним полжизни. Привыкшая  смеяться почти после каждой его фразы Дана не выдержала и в этот раз. Ее неуверенный смех подхватили и остальные. Все до единого. Кроме Надии.

Млечной почему-то стало внезапно противно от действий и слов светловолосого парня. Ее парня. Последствия чувств которого она прямо сейчас старалась стереть со щеки как можно более незаметно. Обижать и уж тем более злить Ариса совсем не хотелось.

— С нами двумя даже Смехов задумывается об отношениях. Правда, Рус?

Рус не ответил. Совсем по-ребячески покраснел и полностью завалился в траву. В закатном небе промелькнули тяжелые тучи и запищали чижи, дав Руслану подходящий повод для того, чтобы сменить тему.



Руфь Мёллендорф

Отредактировано: 17.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться