Остановка Таахон

Размер шрифта: - +

12

Лия встала засветло, как договорились накануне, и выглянула в окно: в деревне тишина, ставни домов плотно заперты; серо-лиловое небо подёрнуто туманной дымкой, - в целом утро как утро, ничего не предвещает беды.

- Готова? - шепнул Кир, заглядывая в комнату.

На нём был тёмно-зелёный плащ; второй, такой же, мальчик протянул Лие.

- Думаешь, дождь будет? – удивилась она. – По-моему, небо совершенно чистое.

- Это не я думаю, а Огонёк. Какой-то он беспокойный сегодня, заладил что-то о плохой погоде, даже завтракать не стал.

Лия надела дождевик. Он оказался ей немного большеват, пришлось закатать рукава.

Доедая на ходу бутерброды, друзья тишком выскользнули на крыльцо. Дракончик и правда был очень взволнован и без умолку скрежетал что-то на своём непонятном языке.

- Огонёк, не до погоды сейчас, - отмахнулся Кир. - И не приставай, я уже сказал, что с нами нельзя. Извини друг, тебя заметят.

Ребята затворили за собой калитку и, пройдя пустынную торговую площадь, по знакомой тропинке зашагали к Изумрудному. Кругом тишина, словно уши ватой заткнуло. Птицы молчат, даже деревья не колыхнутся, точно заворожил кто-то. И туман ползёт по округе, пепельным пологом обволакивая дома — на шаг впереди ничего не разобрать. Вдруг из молочной дымки внезапно соткался грязно-белый силуэт.

- О! Бант! Молодец, что пришёл, - воскликнул Кир.

- Ну я ж не мог спокойно спать после вчерашнего. Дело-то нечисто — к гадалке не ходи.

Лия украдкой глянула на Кира: уж Банту можно рассказать о Перстне. Но мальчик отрицательно замотал головой и шепнул: «Болтун».

- Надо полагать, Агния ещё спит, - прищурив левый глаз, осведомился кот, - иначе она вряд ли бы вас отпустила.

- Спит-спит, - ответил Кир, - бабуля вчера столько валерьянки выдула, что её даже извержение не разбудит, но я оставил записку: мы у тебя в гостях, Любава на пончики позвала, – он подмигнул, и все трое тихо рассмеялись.

- Кстати, а Любаве ты рассказал? – спросила Лия.

- Ну, так, кое-чего, - уклончиво ответил кот, - в её положении сейчас лучше не волноваться.

- Что-о-о? – улыбаясь во весь рот, закричал Кир. – Ты никак скоро папой станешь?

- Да тихо ты, тихо, не ори так, - смущённо зацыкал Бант.

- Здорово, поздравляю! – воскликнула Лия.

- А можно, можно я у вас нянем буду? - спросил Кир.

- Почту за честь! - совсем растрогался Бант и просиял.

Все трое углубились в туманное море. Небо чуть посветлело, словно вылиняло, но восход задерживался. На этот раз решили идти не привычной дорогой, мимо замка, а обогнуть озеро с севера, по яру, который обступала небольшая берёзовая роща. Трава там росла высокая, берег огораживала насыпь из крупных камней, а значит, и спрятаться здесь не составляло труда, хотя наши герои пока понятия не имели, от чего им придётся прятаться и придётся ли вообще. Туман густо стелился над озером, скрадывая от глаз прозрачные глубины. Противоположный берег тоже исчезал за млечной поволокой. Под ногами шуршал гравий, и звук этот казался слишком громким в подавляющем безмолвии.

- Извините, только мне этот липкий туман кажется подозрительным? - Бант брезгливо помахал перед собой лапами, пытаясь разогнать дымку.

- Не только тебе, - согласилась Лия.

- И тишина какая-то недобрая, - добавил Кир, - хотя, кто его знает, может, на рассвете всегда так. Час-то ранний.

- Ну не скажите, - возразил кот, - птицы обычно засветло встают.

Наконец нашли подходящий валун, достаточно большой, чтобы укрыться за ним. С этого места мало-мальски просматривалась южная часть кратера, за которой начиналась Чёрная Пустошь — оттуда и полагалось ожидать прихода Огненного Братства. С другой стороны, за берёзовой рощей, повитой дымчатым шлейфом, едва различался мирно спящий посёлок.

Уселись на траву и стали ждать, напряжённо всматриваясь в белёсую мглу, но сколько ни глядели по сторонам, сколько ни отыскивали глазами притаившееся на вершине войско Шоаны — ничего не происходило: ни одна травинка не шевельнулась, ни один звук не разбил утренней тишины, - точно в вакууме или внутри пустой, наглухо закупоренной бутылки. Словом, тишь да гладь, если бы не тревожное предчувствие, которое меж тем витало в воздухе.

Так друзья просидели около получаса. Кир, держа соломинку во рту, пытался поймать на неё завитки тумана; Бант распутывал когтями колтун на животе; а Лия взяла пособие «Огонь в прикладных целях» и машинально листала страницы, не читая. Светало, пробуждался новый день, и могло даже показаться, что беда прошла стороной.

- Я вот о чём думаю, – вдруг сказал Кир, - как всё-таки Клюксу удалось бежать?

- Ты знаешь, меня тоже этот вопрос не покидает, - щуря левый глаз, заявил кот. - От волков удрать не так-то просто, и сдаётся мне — будем надеяться, я ошибаюсь — завербованы они все как один.

- И меня эта мысль посетила, - согласился Кир.

- Думаете? - встревожилась Лия. - Если так — плохи дела…

- Дела плохи в любом случае, - сказал Бант, - волки или нет — тут явно кто-то орудует в пользу Огненных Братьев.

- Да уж, - вздохнул Кир.

Посидели ещё, помолчали. Неожиданно налетел ветер, выводя друзей из задумчивости. Он поднял полы дождевиков, встрепал волосы ребят и хвост Банта. Недвижимые секунду назад травы и деревья словно пробудились и беспокойно зашелестели. Друзья настороженно завертели головами, прислушиваясь к перешёптыванию ветвей. Казалось бы, ветер как ветер, но и с ним было что-то не так. Он по-вражьи подвывал и быстро усиливался, разрывая дымчатую пелену. Прямо на глазах разлетались ошмётки тумана, и в считаные минуты от плотной белёсой мглы не осталось и следа. Вой всё нарастал, и скоро лютый ветрище словно в агонии метался по дну кратера, клоня к земле приозёрные травы и сгибая берёзы, а на вершину вулкана навалилась брюхом тяжёлая свинцовая туча. Она закрыла едва показавшееся на востоке солнце, и рассвет, лишь робко выглянувший в утреннее окно, скоро сдался и ушёл без боя, уступая место сумраку. Тьма кубарем скатилась в кратер, и в вышине, в тёмно-синем месиве, блеснула молния.



Ксения Пильщикова

Отредактировано: 27.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться