Остановка Таахон

Размер шрифта: - +

13

После ужина, когда друзья наконец-то пришли в себя, забежал Бант, тоже вполне оклемавшийся, и позвал всех ровно через час в Огненный Великан, где таахонцы устроили праздник, посвящённый спасению Изумрудного. Истинный мотив Шоаны так и остался в секрете, и о том, что она искала на дне озера Перстень Суртара, никто по-прежнему не догадывался. Кир с радостью принял приглашение, однако Лия считала, что праздновать рано, вряд ли Шоана так легко отступит от своей цели. Агния же, чувствуя за собой вину, настояла на том, чтобы все, включая Огонька, отправились повеселиться.

Этим вечером в Огненном Великане народу было, что и яблоку негде упасть. Отсутствовала, пожалуй, лишь Велина, но её и так не привыкли видеть в клубе, как, впрочем, и в самом посёлке, поэтому Высочества, собственно, никто и не хватился. А вот храбрых спасителей озера принимали с почётом. Старый Барбос приберёг для них столик возле самой сцены. Кроме того, сегодня пёс угощал всех фирменным Вулканычем за счёт заведения. Рассказы о случившемся на Изумрудном к вечеру обросли дополнительными слухами и вовсю передавались из уст в уста. Кривотолки о самозванке, ещё недавно ходившие по округе, вмиг забылись, и теперь таахонцы смаковали известие о непонятно откуда взявшейся юной волшебнице, которая, по всей вероятности, приходится внучкой самому канувшему во Внешний мир Огнеславу. Хотя кто-то утверждал, что она внучка вовсе не старшего брата, а младшего, Пламена, и является второй тайной дочерью его покойного сына. Другие добавляли, что прибыла она из-за границы на речном трамвайчике. В общем, напридумывали каждый на свой лад, но ни у кого не возникало сомнений, что девочка эта принадлежит правящему роду. Некоторые даже кланялись Лие, называя Высочеством, от чего ей становилось совсем уж не по себе. Кто-то просто подходил и по-дружески тряс ребят за плечи. Иные же подолгу смотрели Лие в глаза, выискивая в них доказательство её родовитого происхождения.

Агния светилась от гордости, когда кто-то говорил, что её внук – вылитый дед и пойдёт по его стопам. Самому Киру тоже нравилось повышенное внимание, и он с удовольствием пересказывал всем и каждому, как чуть ли не закоченел в студёной воде, пытаясь горячим паром ослабить лютый вихрь. Перепало славы и Огоньку, ему тоже приписывали бог весть какие заслуги. Он ничего не отрицал, довольно потягивая голубую шипучку. Короче говоря, внимание публики в этот вечер было приковано не к сцене, где Бант, как всегда, виртуозно играл на фортепьяно, а к столику новоявленных знаменитостей, хотя лавров досталось и коту за то, что поднял тревогу по деревне. Лия из приличия с натяжкой всем улыбалась, но думала о другом. Чем теперь занята Шоана? Не готовит ли чего похлеще смерча? Достаточно ли хорошо спрятан Перстень? Оставалось только надеяться, что он в целости и сохранности пробудет в своём тайнике, под длинными листьями зубоцвета, до возвращения Пламена.

Шёл поздний час, и хоть вечеринка была ещё в самом разгаре, Агния объявила, что пора домой. Все четверо попрощались с Бантом и покинули клуб. На выходе, пошатываясь, к ним приблизилась сгорбленная старушка в потрёпанной фетровой шляпе и неприветливо уставилась на ребят.

- В неравную борьбу вы ввязались, – прочавкала она беззубым ртом.

- Клара, по-моему, ты Вулканыча перебрала, - забеспокоилась Агния. - Давай-ка я тебе помогу до дому дойти, ты ж еле на ногах держишься, ещё упадёшь, чего доброго.

- Я уж лучше сама как-нибудь, - проворчала старушка и, покачиваясь, зашагала прочь.

- Чё эт с ней? – спросил Кир и покрутил пальцем у виска. - Совсем из ума выжила.

- А что ты хочешь? Старый человек, рассудок пошаливает, - с сожалением согласилась Агния, - тем более дорвалась сегодня до бесплатного Вулканыча, а в таком возрасте вернее бы не злоупотреблять колдовскими напитками, вот и ударило в голову с непривычки.

- Это наша соседка, всё бабулю в Кружок Огнеделок приглашает, - хохотнул Кир.

- И что тут смешного? - оборвала его Агния. - Между прочим, нам, одиноким пожилым женщинам, тоже надо себя как-то развлекать, иначе и впрямь свихнёшься в четырёх стенах одной. Летом хоть на грядках возни много, а зимой совсем тоска. Ты в школе, и мне, например, нечем заняться, а у Клары даже внуков нет, - Агния повернулась к Лие и добавила: - Я вот думаю — похожу, пожалуй, к Огнеделкам, как у Кира школа начнётся. У них там столько интересного. Разные чародейские хитрости в быту изучают. И видела бы ты, какие красивые украшения мастерят. Клара мне медальончик показывала — просто загляденье. Одним словом, огнеделки на все руки.

Кир опять хихикнул. Смерив внука недовольным взглядом, Агния скомандовала: «Домой».

Дома, однако, их ждало нечто такое, что заставило всех быстро позабыть о выходке чудаковатой старушки. Калитка еле держалась на одной петле — от других и гвоздя не уцелело, словно взрывом снесло. У Лии недобро заколотилось сердце, Кир стал белее бумаги. Приблизились к крыльцу: входная дверь настежь. Агния осторожно вошла внутрь вместе с Огоньком и первым делом зажгла свечи, а ребята так и остановились как вкопанные на крыльце, возле зубоцвета. Раскрытые пасти-бутоны, обугленные, валялись на полу.

Кир дрожащими пальцами ощупал горшок под уцелевшими листьями — и облегчённо выдохнул:

- На месте.

У Лии тоже от сердца отлегло.

Тот, кто искал Перстень, а искали, без всякого сомнения, именно его, не разгадал замысловатый тайник, но ребята понимали, что были на одном волоске от беды. Стоило злоумышленникам переусердствовать с пламенем, как растение сгорело бы дотла вместе с листьями, и тогда сокровище неминуемо попало бы в недобрые руки. Только вот непонятно: как взломщики узнали, что Перстень в доме Агнии?

Друзья тут же сошлись в одном: теперь тайник ненадёжен. Кир по-скорому сбегал на задний двор за старым цветочным кольцом, а Лия тем временем, настороженно озираясь, вынула горшок с обезглавленным зубоцветом, сняла Перстень с крюка и спрятала под ветровку. Кир прикрепил на прежнее место старое кольцо и втиснул в него пострадавшее растение.



Ксения Пильщикова

Отредактировано: 27.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться