Остановка Таахон

Размер шрифта: - +

21

Лия с замиранием сердца взялась за увесистое чугунное кольцо в форме скорпиона. Тяжёлое и на ощупь шершавое — казалось, и впрямь из панциря сделано. Ещё раз глянув на притаившегося за деревьями и совершенно потерянного Кира, она набрала воздуха в лёгкие и постучала. Неожиданно громкий металлический звук заставил её вздрогнуть. Спустя мгновение маленькая решетчатая прорезь в двери приоткрылась.

- Кто здесь? - спросили грубо.

- Я… я из Таахона, - ответила Лия, пытаясь справиться с дрожью в голосе, - я принесла Шоане одну вещь.

Прежде чем ворота отворились, прошло полминуты длиною в вечность. На Лию вдруг в беспорядке посыпались сомнения: «Бежать, удирать отсюда без оглядки, пока не поздно… Спокойно... нужно спасти Велину... А что, если Кир прав и эта затея с обручем сорвётся… а ведь и в самом деле затея-то дурацкая… Закат скоро, нет времени… И что же всё-таки имел в виду Боровик?..»

Внезапно петли заскрежетали, обрывая её путаные мысли. Двое в чёрных капюшонах со скрытыми лицами, не церемонясь, втащили девочку внутрь. Ворота зловеще громыхнули, жутко клацнул запор — Лия оказалась по другую сторону стены.

Сильные пальцы охранников удерживали гостью за плечи, но было это совершенно лишним, потому что бежать теперь уже точно не получилось бы. Впереди как на блюдечке раскинулась полукруглая площадь, безликая и серая, этакий плацдарм. Выстроившиеся в шеренги воины, все в чёрном, с закрытыми лицами, пели ту же самую заунывную песню, прославляющую Суртара, что Лия слышала в лесу. Площадь упиралось в замок — колоссальных размеров каменный обелиск с двумя длинными пристройками рубленой прямоугольной формы по сторонам, из которых слепо глядели пустые щёлки окон. Перед входом в замок стояли ряды чёрных железных штырей, похожие на голые стволы сгоревших деревьев, а возле массивной двери вытянулись в струнку два воина. Сопровождавшие девочку сказали им пароль, и те впустили пришедших.

За порогом Лию объял мрак, лишь слабые лучи света, с трудом протиснувшиеся сквозь узкие, словно бойницы, щели окон, обозначали мрачные стены по периметру зала. И даже когда глаза привыкли к темноте, Лия никак не могла увидеть потолка, он словно исчезал в чёрной необозримой вышине. Было глухо, точно на дне колодца, каждый шаг эхом рикошетил от гладкого пола. Даже пахло тут, казалось, пустотой.

Внезапно в нескольких метрах выше вспыхнул факел, и в обозначившемся проёме этажа из черноты выступил стражник. Как же он забрался туда без лестницы? Один из сопровождавших Лию снова выкрикнул пароль. Тот, что стоял наверху, крутанул какую-то рукоять, и тут же заскрежетало, заскрипело, от стены один за другим стали отсоединяться булыжники и выстраиваться в самодвижущиеся ступени. Через мгновение каменный эскалатор опустился к ногам потрясённой девочки. Она и глазом не успела моргнуть, как оказалась на втором этаже, а лестница, едва трое сошли с неё, поднялась обратно, и камни опять уложились вдоль стены, будто лежали там веками нетронутые. На втором этаже повторилось то же самое: нарчимец вновь произнёс непонятный, отличный от первого пароль, и стражник, что стоял выше, опустил вниз каменный подъёмник. И так, этаж за этажом, Лия в сопровождении охранников поднималась к вершине башни. Каждый раз передвижная лестница переносила их на один пролёт и затем исчезала, - таким образом, внизу всегда зияла пропасть. Пароли менялись, а потому Лия вскоре бросила запоминать незнакомые слова и считать этажи — их количество уже перевалило за сто. Она попыталась было заговорить со своими охранниками, но те не отвечали. Оставалось только догадываться, что выражали в это время их скрытые под капюшонами лица.

Мимо проплывали тёмные, ведущие неизвестно куда коридоры и смурые нагие стены. Через узкие прорези в них сквозили красноватые закатные лучи, ни на толику не озарявшие мрачную башню, и даже от огня настенных факелов становилось скорее жутко, чем светло. Глядя вниз, словно в бездонный колодец, Лия с содроганием уверялась: сбежать отсюда невозможно. Зачем же она не послушалась Кира? Теперь и сама в западне, и Велине не поможет.

Приближался конец, казалось бы, нескончаемого подъема. В вышине проступили каменные арочные своды потолка — вот она вершина обелиска. Последняя лестница исчезла, а вместе с ней и всякая надежда на побег. Лия глянула вниз и содрогнулась: под ногами разверзлась угольно-чёрная бездна. Молчаливые охранники повели девочку по тёмному коридору с низким потолком, который вскоре упёрся в неприметную железную дверь. Здесь тоже стоял стражник. Вновь прозвучал пароль, дверь отворилась, а за нею — мрак. Лия скрепя сердце переступила порог — позади сию же секунду лязгнул засов. Вздрогнув, она оглянулась: охранники остались за дверью. В смятении Лия бросилась шарить руками в темноте, совсем забыв зажечь светиль, и тут же упёрлась в противоположную стенку. Сердце ушло в пятки. Что происходит? Темно как в яме, душно и негде повернуться, точно в железном шкафу заточили. Руки беспорядочно ощупывали стены клетушки и вдруг неожиданно соскользнули — перед Лией распахнулась створка, и - о чудо! - девочка попала в просторные, богато убранные покои.

За долгий подъём глаза успели привыкнуть к темноте, и теперь даже неяркий свет ослеплял. Всё до того разительно переменилось вокруг, что Лия стояла словно вкопанная и в недоумении озиралась. Уж никак безликие стены и чёрные коридоры, оставшиеся позади, не вязались с теперешней обстановкой. Посередине большой, хоть и мрачноватой комнаты — круглый стол. Гранитная столешница в цветных фактурных разводах опирается на кованые чугунные ножки в форме скорпионьих лап. В огромном, на полстены, камине, за резной решёткой, пляшет огонь. На стенах — шитые серебром ковры, а по углам — подсвечники с причудливой вязью, напоминающей переплетённые змеиные головы.

- Значит, сама пришла... Успела до заката... - неожиданно раздался громкий старческий голос. - Похвальное рвение.



Ксения Пильщикова

Отредактировано: 27.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться