Остановка Таахон

Размер шрифта: - +

15

Вслед за Велиной Кир и Лия поднялись на второй этаж, прошли по коридору мимо тёмной библиотеки — мнилось даже, что оттуда слышится сонное дыхание книг, - и оказались в маленькой полукруглой комнате, уставленной стеклянными шкафами. На полках расположились многочисленные пузырьки всевозможных форм и размеров, жестяные коробочки и баночки и связки засушенных трав. На деревянном столе возле витражного окна громоздились часы в виде ястребиной совытрелки показывали половину четвёртого.

- Это лекарня замка, леший дежурит здесь днём, но сейчас ночь, так что тобой займусь я, - всё тем же учительским тоном проговорила Велина, указав Лие на обитую зелёной тканью кушетку.

Лия послушно села, Кир примостился рядом.

- По противоядиям Велина первая в школе, - шепнул он, словно под пыткой вынуждая себя признать заслуги одноклассницы.

Лия с удивлением глянула на друга — раз уж это сказал сам Кир, то, наверное, на юную волшебницу можно положиться, — и с интересом проследила за тем, как со скрупулёзной тщательностью та отмерила на весах составляющие для противоядия и смешала их короткими точными движениями. Уверенность, с которой Велина это проделала, передалась и Лие и, несмотря на то, что у неё уже начал неметь правый бок, ей даже стало как-то спокойнее, и она решила полностью вверить себя троюродной сестре. Лия отвела взгляд и переключилась на рисунок, изображённый на витраже: слепленный из кусочков цветной мозаики древний старец, приземистый и сутулый, опирается на сучковатый посох; на старце серый с заплатами кафтан, с заплатами же сапоги; за плечами — вязанка трав; длинная, в пол, седая борода; густые брови клоками, а под ними — проницательные глаза. «И к лешему не ходи, это леший», - подумала Лия и мысленно улыбнулась забавной игре слов.

Велина тем временем зажгла странный прибор наподобие горелки и принялась кипятить над ним мутно-зелёную жидкость в колбе, отчего по лекарне разнёсся терпкий горьковатый запах.

- Как вы думаете, сколько времени понадобится Клюксу, чтобы предупредить Шоану? - спросила Лия.

- Ты его сапоги видела? – вздохнул Кир. – Скороходы... Возможно, он уже добрался до Нарчима.

- Конечно, добрался, - бросила Велина. - Только что Шоана может? У неё нет времени. В полдень откроется проход между мирами, ещё через два часа здесь будет мой дед. Разумнее никуда не соваться.

Кир и Лия переглянулись.

- Зря ты её недооцениваешь, - возразил мальчик. - Клюкс наверняка уже рассказал ей, что мы достали Перстень. К рассвету огненные братья доберутся до Таахона на своих колесницах. Времени, чтобы найти нас — хоть отбавляй.

- Даже если и так, - беспечно сказала Велина, подходя к Лие с серебряной баночкой в одной руке и продолговатым пузырьком — в другой. - Волки на границе задержат их, орланы предупредят меня, если увидят кого в Чёрной Пустоши. Вы спрячетесь в пещере, а я уж побеспокоюсь о том, чтобы отвадить незваных гостей. Хотя уверена — ничего из этого на самом деле не понадобится. Шоана не посмеет нагрянуть сюда накануне прибытия Пламена. К полудню откроется проход между мирами, и Лия спокойно покинет Таахон. Ты, Кир, кстати, можешь поехать с ней, если боишься.

- Это не страх, а здоровая предосторожность, - возмутился мальчик, - и вообще, самонадеянности тебе не занимать.

Лия мысленно согласилась с ним, но промолчала. Смысл спорить? С таким упрямством и высокомерием раньше ей не приходилось сталкиваться.

Подошла Велина, держа банку с жирной мутно-белой мазью, от которой тянуло неприятным душком.

- Пахнет, как слизняки из пещеры, - поморщилась Лия, послушно закатав рукав по требованию сестры.

- Да, приготовлена на основе секреции брюхоногих ползунов, - как ни в чём не бывало ответила Велина и с видом опытного врача принялась втирать скользкое снадобье в руку больной.

- Правда что ли? Они же ядовитые, - удивился Кир, но тут же съёжился под строгим взглядом юной правительницы.

– Конечно ядовитые, - подтвердила та и, как по заученному, выдала: - НО! Токсичен лишь яд ползунов, а вот их слизь обладает целебным свойством, которое, чтоб ты знал, было очень подробно описано в пятой главе учебника по звереведению за прошлый, между прочим, год, а именно: продукт секреции клеток эпидермиса брюхоногих ползунов снимает отёк от их же собственных укусов, - говорила Велина, точно гвозди вбивала, и с каждым отчеканенным ею словом Кир всё больше краснел и вдавливал голову в плечи.

- Кстати, только поэтому ты ещё жива, Лия, - назидательным тоном продолжала Велина, горячо растирая место укуса. - Вода в мелких озёрах, где обычно обитают брюхоногие ползуны, насыщена их же секрецией, поэтому когда ты опустила руку в воду, слизь осталась у тебя на коже и в дальнейшем воспрепятствовала быстрому распространению яда.

Покончив с нанесением мази, Велина обмотала рану, как бинтом, корой обычного кедрача.

- Вытягивает яд, - пояснила она и дала Лие пузырёк. - А вот собственно противоядие, настоянное на хвое кровавого стланика, нейтрализует большинство известных ядов. Сделай один глоток.

- Кровавого стланика, ты сказала… - засомневалась Лия.

- Лучше пей и не задавай вопросов, - буркнул Кир

Лия, зажмурившись, глотнула горькую микстуру. Горло мгновенно обожгло, и противоядие, словно жидкий огонь, разлилось по всему телу.

- Да, хвоя кровавого стланика, в отличие от плодов — смертельно-ядовитых кедровых орешков — очень мощный антидот, - заключила Велина. - Будущая правительница должна хорошо разбираться совершенно во всём, и я эти вещи знаю как свои пять пальцев...

Лию мутило, нарастающий шум в голове заглушил последние слова сестры. Не в силах больше сидеть, она прилегла на кушетку и, едва дотронулась до мягкой подушки, тут же уснула.

Проснулась Лия так же внезапно и даже сама не заметила, что, поднявшись, опёрлась на больную руку. Чувствительность полностью восстановилась, лишь ныло слегка место укуса. Лие показалось, что проспала она очень долго, но, судя по тёмному небу за окном, минуло не более часа. Кир сидел рядом, облокотившись о столик, и клевал носом.



Ксения Пильщикова

Отредактировано: 27.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться