Остановка Таахон

Размер шрифта: - +

5

Кир остановился возле низкой деревянной калитки, выкрашенной в тон сиреневого одноэтажного домика, который виднелся за ней в глубине сада.

- Кстати, ты же вроде говорил, что занятия в школе начинаются в сентябре, - вспомнила Лия. - Почему тогда ты приехал сюда так рано, в августе?

- Бабушку проведать, да и по Огоньку соскучился, - ответил Кир, отпирая замок.

- По кому? - переспросила Лия, входя внутрь, и тут же обомлела.

С веранды дома им навстречу устремилось какое-то странное животное: большая чешуйчатая голова, перепончатые крылья, длинный хвост; жёлтые миндалевидные глаза светились в сгущающихся сумерках. Зверь пронзительно взвизгнул — из пасти вырвался лоскут пламени. «Дракон», - подумала Лия и в ужасе отпрянула назад. Крупный ящер, ростом чуть больше её самой, набросился на Кира и повалил его на землю.

- Ну-ну, Огонёк, хватит тебе, - кричал мальчик сквозь смех, уворачиваясь от крылатого друга, лижущего ему лицо длинным раздвоенным языком.

Лия замерла в стороне как огорошенная. Наконец Кир поднялся на ноги и подозвал её:

- Не бойся, иди сюда! Это карликовый дракончик, он не опасный.

- А я и не боюсь, - пробормотала девочка и, нерешительно приблизившись, встала чуть позади Кира.

- Огонёк, познакомься — моя новая подруга Лия, - сказал мальчик, делая шаг в сторону, и она очутилась нос к носу с драконом.

Он проскрежетал что-то по-своему и всем весом уткнулся ей в плечо — от неожиданности Лия даже пошатнулась. Крылатый зверь дышал влажно и горячо, обжигая ей щёку, и девочка, не ожидавшая таких в прямом смысле тёплых объятий, неловко похлопала его по спине. Чешуя на ощупь оказалась жёсткой и прохладной.

- Это он тебя поприветствовал, - перевёл Кир. - Ласковый парень. Ну всё, Огонёк, будет, хватит нежностей.

- Он что, тоже разговаривает? – удивилась Лия.

- Разговаривает конечно. По-драконьи, правда. Я этот язык плохо знаю, в школьной библиотеке даже словарей нет — здесь такой зверь в диковинку. По-нашенски всё понимает, но отвечает по-своему. Я его с острова Ява привёз в прошлом году. Мы там с моими предками в отпуске были, на вулкане Аграгунг. Сам за мной увязался и все две недели ни на шаг не отходил — видимо, не было у него там родных, что ли... В общем, подружились мы. Я еле родичей уговорил его с собой взять. Знала бы ты, как он радовался. В Малую Таахонку, понятное дело, ему нельзя — вот я и езжу сюда летом время от времени его проведать. Зато зимой мы неразлучны.

- И что, он прямо у вас в доме живёт? - поинтересовалась Лия, рассматривая огромные сильные лапы дракона и длинные перепончатые крылья, размах которых наверняка составлял не меньше трёх метров.

- Не, внутри никак — храпит он, но дело не в шуме. Просто из ноздрей частенько пламя вылетает. Может что-нибудь подпалить невзначай. А поспать Огонёк любит, да и нравится ему на свежем воздухе. Мы поначалу боялись, как заморский зверь нашу зиму перенесёт. Подумывали для него большую обогреваемую конуру построить, а он ничего, привык. Я уж потом в справочнике о волшебных животных прочитал, что карликовые драконы низкие температуры легко переносят и быстро приспосабливаются к любым погодным условиям.

Тут скрипнула дверь. В освещённом проёме нарисовалась могучая фигура.

– Кир, это ты? - послышался низкий женский голос. - Где ты ходишь? Ночь на дворе!

- Да, ба, это я! – выкрикнул Кир – И я не один, у нас гости.

Всё ещё уворачиваясь от ласк дракончика, ребята пошли к домику по узкой тропинке, сложенной из разноцветных камней в геометрическую мозаику. По обе стороны, в разбитых с дотошностью клумбах, росли садовые цветы: маки, дельфиниумы, люпины, купальницы, лилии, лилейники, молодила, декоративные луки, нивяник и рябчик камчатский. Разумеется, Лия, как жительница большого города, всех этих названий знать не могла и такое разнообразие цветов видела, пожалуй, лишь в ботаническом саду.

Подходя ближе к домику, она заметила, что выглядит это жилище довольно странно. Дом был построен из сиреневых блоков вулканического туфа. На фасаде, слева от входа, в шахматном порядке крепились цветочные горшки, с которых зелёными гирляндами ниспадали ампельные растения; а справа — висели всевозможные старинные предметы бытовой утвари: утюги, серпы, грабли, колёса от телег и даже плетёные лапти. Лия приостановилась, с удивлением рассматривая столь странный коллаж из цветущего и ветхого.

- Это мой дед из Внешнего мира натащил, - шепнул Кир, - нравилось ему собирать всякие человеческие штуки. Бабушка постоянно с этим боролась. Она обожает разводить цветы и хотела, чтобы они украшали весь фасад. Пререкались, спорили — и в итоге поделили стену пополам: одна часть на дедовы инструменты, другая — на бабушкины цветы. А когда дед умер, она решила так и оставить всё, как память.

Чуть в стороне от крыльца громоздилась похожая то ли на гнездо, то ли на небольшую пещеру конструкция, сплетённая из множества веток и прутиков и окружённая насыпью из камней, — здесь и пристроился Огонёк на ночёвку.

Ребята поднялись на веранду. На пороге стояла великорослая пожилая женщина в цветастом платье и тапочках. Несмотря на преклонные лета, назвать её старушкой язык не поворачивался. Виду она была крепкого и решительного. На голове — седина, но в укладке; в ушах — чёрные стеклянные шарики; нос картошкой и волевой взгляд.

Уперев могучие руки в бока, женщина укоризненно проговорила низким грудным голосом:

- Кир, ну почему же ты заранее не предупредил? Я бы что-нибудь особенное состряпала для гостьи.

- Да у тебя и так всегда вкусно, - бросил мальчик, протискиваясь мимо бабушки в дом. – Кстати, что на ужин? Я с голоду умираю...

- Кир, ты разве нас не представишь? – вдогонку внуку крикнула женщина и, не дождавшись ответа, ласково обратилась к Лие: – Как тебя зовут?



Ксения Пильщикова

Отредактировано: 27.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться