Остановка Таахон

Размер шрифта: - +

7

К вечеру, в точности по прогнозу Огонька, пошёл дождь, да к тому же настолько сильный, будто небо прорвало. Косые струи так неистово молотили по оконным стёклам, что казалось, ещё чуть-чуть — и те лопнут вдребезги. Природа, словно заодно с Лией, выражала смятение, терзавшее ту внутри. Девочка смотрела в окно, вновь и вновь обдумывая рассказанное Агнией. Получается, раз отец входил в состав той злополучной экспедиции, он знал о Таахоне и волшебниках. Интересно, а мама? Она никогда даже полусловом не обмолвилась об этом. Дед и бабушка, конечно же, понимали, кто истинный виновник трагедии, но ей, Лие, никто ничего не рассказал, и все эти годы она пеняла на несправедливость природной стихии, а на самом деле отец лишь случайно попал в центр политических козней нарчимцев. Если бы не они, у Лии была бы полная семья. А Велине каково — она потеряла сразу обоих родителей… Агния права, надо относится к ней терпимее.

- Слушай, а пойдём в Огненного Великана заглянем, - предложил Кир, как только дождь чуть унялся. Очень уж парню хотелось отвлечь Лию от грустных мыслей.

- Что это? – безразлично спросила она.

- Здешний клуб творческой самодеятельности. Пойдём, там весело, и Бант будет.

Лия нехотя согласилась. Ей было не до веселья, но и от сиденья дома — что проку. Одев дождевики, ребята вышли на улицу и побрели вглубь посёлка. С неба сеяло и пахло сырой хвоей. Перескакивая через лужи, они быстро миновали с десяток таких же, как у Агнии, домов из вулканического туфа самых разных расцветок и оказались перед простым серым одноэтажным зданием. Под ржавой железной вывеской «Огненный великан» собралась толпа: кто с зонтами, кто в дождевиках. С афиши у входа хитро скалилась знакомая черноусая морда. Надпись под ней гласила: «Сегодня вечером заморские ритмы в исполнении неподражаемого Банта».

- Он что, выступает? – удивилась Лия.

- Сейчас увидишь! – ответил Кир, многозначительно улыбаясь.

Стягивая на ходу дождевик, Лия протиснулась вслед за мальчиком в узкий коридор, забитый оживлённо болтающими друг с другом людьми, животными и ещё всякими — в толпе не разберёшь. Из глубины слабоосвещённого помещения лилась зажигательная фортепьянная музыка, подобная той, что гремела из динамиков в трамвае. Внутри было дымно, весело и шумно и — ни одного свободного столика. Зрители восхищённо смотрели на сцену, где творилось нечто неописуемое. Сидя на вращающемся стульчике спиной к инструменту, Бант виртуозно наяривал на клавишах — ни чем иным, как собственным хвостом! Стремительно проиграв пассаж, кот крутанулся на сидении и на этот раз проехался по ним клыком. Публика взревела от восторга.

- Ничего он даёт! - обомлела Лия.

- Артист! Талантище! - подтвердил Кир.

Поприветствовав знакомых (а знаком он был, казалось, со всеми), Кир помог Лие протиснуться к буфету, где по чудесной случайности только что освободилось два места.

- Привет, Кир, - прорычал буфетчик, большой старый пёс с изрядно поредевшими седыми бакенбардами.

- Здорово, Барбос! – ответил мальчик, перекрикивая музыку и рукоплескания. - Как жизнь?

- Да как жизнь... Жизнь как жизнь, собачья, - посетовал пёс, - шерсть линяет, старый я совсем стал. Ты лучше про себя расскажи. Ваша-то жизнь молодая, поди, интереснее будет. Что там во Внешнем мире происходит? Вижу, ты подругу с собой привёз, - пёс поглядел на Лию из-под щуплых бровей.

– Это Лия, она в первый раз здесь.

- Внучка Огнеслава? – спросил Барбос, всматриваясь в её глаза.

- Откуда вы знаете? – оторопела девочка.

- Спорю, это Бант уже всем растрезвонил, - усмехнулся Кир.

Тут Лия заметила, что на неё обращено ещё несколько любопытствующих взглядов. Смутившись, она отвернулась.

Барбос, насвистывая ту же мелодию, что играл Бант, наполнил два узких гранёных стакана искрящейся жидкостью голубого цвета. Фирменная шипучка под незатейливым названием «Вулканыч» сразу пришлась Лие по вкусу. Напиток оказался в меру сладкий, немного терпкий, удаляющий жажду и, несмотря на полное отсутствие алкоголя, слегка одурманивающий. Было ли дело в берёзовом соке, кедровом молоке или других секретных составляющих шипучки, которые Барбос разглашать наотрез отказался, но Лия осушила свой стакан одним залпом. Буфетчик, довольно крякнув, вновь наполнил его до краёв: «Новым клиентам за счёт заведения сколько душе угодно».

В это время под оживлённое приветствие публики на сцене появилась рыжая кошка — на плечах красный, шитый золотом платок, обрамлённый длинными кистями.

- Обвор-р-р-ожительная Лю-ю-ю-бава! – объявил кот и, заметив Лию и Кира, помахал им лапой.

Публика затихла в ожидании. Гордо задрав голову, Любава вскинула платок и с первыми аккордами закружилась, отбивая ритм красными каблучками. Кисти всплёскивали вверх, мелькали золотые блики, звенели браслеты, а Бант аккомпанировал танцовщице в своей неповторимой манере: то всеми четырьмя лапами, то хвостом, неизменно прокручиваясь на стуле.

- Невероятно! - поразилась Лия.

- Любава – подруга Банта, - сказал Кир, - она водит речной трамвайчик до Огненной Земли.

- Так это в Южной Америке вроде...

- Да-да, в самой что ни на есть южной, - Кир с шумом осушил из трубочки свой стакан. - Они и каждый отпуск там — оттуда и репертуар.

- До Южной Америки можно добраться на речном трамвайчике? - удивилась Лия.

- Ага, через Тихий океан, - ответил Кир как ни в чем не бывало, словно речь шла о том, чтобы переплыть Изумрудное. – Судно отчаливает с Таахонской пристани, и далее в Беринговой воронке открывается проход, ведущий в страны Тихоокеанского Огненного Кольца, примерно как у нас в тоннеле.

- Ничего себе! – воскликнула Лия, принимаясь за третью порцию «Вулканыча». - И самолёты не нужны.



Ксения Пильщикова

Отредактировано: 27.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться