Останься

Останься

 Лотер жил в небольшом городке Эньоле, в провинции Жевер. Город можно было обойти пешком всего лишь за два-три часа, такой он маленький. Лотер жил в одном его конце - на холме, среди небольших бедных домишек. Если пройти чуть подальше, к самому краю города, то, миновав скромные лачуги и неухоженные бараки, можно было выйти к просторным зеленым пастбищам, куда крестьяне гоняли скот. Утром - туда, вечером - обратно.

  Но в ту часть Лотер обычно не заглядывал. Сам он занимал скромную однокомнатную квартирку в белом кирпичном доме с облупившейся штукатуркой. Хозяйка дома, разорившаяся старая мадам, привыкшая к роскошной жизни, а теперь вынужденная поквартирно сдавать дом и жить по соседству с бедняками и из-за этого вечно сердитая, - так вот, она пыталась придать жилищу опрятный вид и уставляла подоконники цветами. Бывало, притащится с новым кустом в горшке, а стоит пустить ее - потом вовек не избавишься - лучше уж и вовсе дверь не открывать. Лотер хозяйку не любил и старался встречаться с ней как можно реже. Желательно, раз в месяц, когда приходило время платить за квартиру.

  Из-за этого он частенько сбегал из дома и отправлялся гулять по Эньоле. Он спускался вниз с холма, минуя аккуратные ряды домов, и выходил на главную улицу, Сент-Люри. Для приличия прогуливался по ней, рассматривая магазины. На этой улице дома стояли посимпатичнее - старинная архитектура, барельефы на стенах, арочные входы. Когда-то эти дома, разумеется, принадлежали зажиточным горожанам, но теперь ушли в государственную собственность. Лотер знал каждый закуток в этом городе, и смотреть на дома ему было совсем не интересно, но в Эньоле никто никуда не спешил, и торопливо пробегать по улицам считалось даже неприличным.

  О Лотере и так ходили слухи. Все соседи считали его чудаковатым затворником, молодые парни - и вовсе чокнутым. На счастье (или на беду - как посмотреть) Лотер был очень привлекательным, и девушкам его странности казались только загадочностью. Но Лотера девушки не интересовали. Полдня он проводил за учебой и самообразованием - он учился в университете Мальона и раз в полгода ездил туда сдавать экзамены. Остальную половину дня - гулял. Прогулки были любимым развлечением большинства горожан в возрасте, и хотя Лотер был еще молод, ему бы это простили, однако же молодой человек гулял не так, как положено всем приличным людям.

  Во-первых, он не любил здороваться. Все время погружался в свои мысли так, что ничего не видел и не слышал, не обращал внимания на знакомых, редко отвечал на приветствия и никогда не здоровался первым. Если же это случалось, он не останавливался поговорить. Погода, урожай, скот, городские сплетни - ничто не интересовало этого странного юношу.

  Во-вторых, Лотер слишком часто ходил к неглубокой реке Петит-Солей, протекавшей за городом. Прачки часто видели его там в любое время года. Он проходил мимо и скрывался в зарослях, куда обычно никто даже не заглядывал.

  И наконец, что самое страшное, ходили слухи об особом отношении Лотера к ограде. Особого названия она не имела, и в разных частях страны ее называли по-разному: стена, изгородь, занавес и даже "белая справедливость". В Эньоле ее обычно звали оградой. Это была посеревшая от времени, высокая, каменная стена, пересекавшая страну. Речка Петит-Солей журчала как раз рядом с оградой, и, как поговаривали, Лотер ходил к реке именно для того, чтоб поглядеть на стену.

  Что находится за оградой, никто не знал. Когда-то давно две части одной страны, несогласные друг с другом, построили эту ограду и стали жить раздельно, а Эньоле очутился как раз на границе. Но все это было так давно, что теперь никто и не знал, что происходит в другой части страны, - да, честно говоря, никто не задавался этим вопросом. Чтобы попасть за ограду, нужно было лишь перейти мост и предъявить справку охране, но чтобы получить справку... никто ее никогда не получал, так что и пытаться не стоило.

  Один из бывших друзей Лотера - в школе у того еще были друзья - припомнил однажды, что тот все чаще интересовался тем, как живут люди за оградой. После Лотер начал говорить, что им наверняка удалось победить социальное неравенство и бедность, ведь они-то строили общество совсем другим путем, не как мы. Такие разговоры не поддерживались в Эньоле. В самом деле, какая разница, что там у них творится, когда здесь цены на молоко задирают, хоть свою корову заводи, а дочка мэра на сторону ходит, и вообще, плохо живем, что ли. Лотер вскоре замолчал. Он сделался тихим и зарылся в книги, потерял друзей и всяческий интерес к обществу.

  Когда об этом вспомнили, тут же пошли слухи, что Лотер хочет попасть за ограду. Об этом долго судачили, но юноша продолжал жить в Эньоле, и разговоры поутихли. Однако Лотер только этого и ждал...

  Однажды, безлунной ночью он вышел из дома, надев теплое короткое пальто и перекинув небольшую суму через плечо. Он бодрым шагом направился вниз с холма, и его провожало только редкое лаянье собак. Но не успел он пересечь улицу Сент-Люри, как его окликнул звонкий девичий голосок:

  - Лотер? Это ты?

  Юноша узнал Ивет, прислонившуюся к деревянному забору своего дома. Она была из тех девушек, которые любили Лотера. Пожалуй, немного скромнее остальных, спокойнее и доброжелательнее; она никогда ему не надоедала. И все же ему не было до нее дела. Однако Ивет единственная знала, почему он так отстранен: Лотер бредил другой жизнью - там, за оградой. Ивет это знала и молчала, не теряя надежды, что со временем он обо всем забудет и обратит на нее внимание.

  - Куда ты? - спросила она, хотя все знала. Она заметила, что Лотер в последнее время более нервный, и боялась, что он действительно решился уйти.

  - Иди домой, Ивет, - ответил Лотер.

  Он зашагал дальше, мимо домов с редкой свечой в окошке, свернул на боковую улицу и спустился вниз, к реке Петит-Солей. Вдруг он замер, услышав хруст ветки за спиной, потом резко обернулся.



Александра Караваева

#22329 в Проза
#13696 в Современная проза
#29824 в Разное
#8098 в Драма

В тексте есть: размышления

Отредактировано: 03.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться