Останься

Font size: - +

Глава 11.

    Ноч­ное не­бо бы­ло оку­тано мил­ли­ар­да­ми мер­ца­ющих звезд, све­жий, но хо­лод­ный ве­тер раз­ви­вал ство­лы де­ревь­ев в раз­ные сто­роны, лу­на ос­ве­щала до­рогу, а на не­боль­шом озе­ре бы­ла мел­кая рябь. В детс­тве мы с па­пой лю­били смот­реть на звез­ды, он рас­ска­зывал, что есть та­кая звез­да, ко­торая всег­да по­может най­ти дом по­теряв­ше­муся че­лове­ку, и я ис­крен­не в это ве­рила. Си­дя на боль­шом кам­не око­ло озе­ра, я не мог­ла отор­вать гла­за от прек­расно­го ноч­но­го не­ба, счи­тая звез­ды, я да­же не за­мети­ла, как со спи­ны ко мне по­дошел до бо­ли зна­комый че­ловек. Па­па. Его за­пах я уз­наю всег­да, пря­ный за­пах кар­да­мона с нот­ка­ми неж­ной фи­ал­ки.

— Мне ка­жет­ся, я ско­ро сов­сем при­вык­ну к тво­им ви­зитам, — улы­балась я.
Па­па сел ря­дом и нак­рыл мое пле­чо сво­ей ру­кой, она ка­залась теп­лой.

— Я здесь что­бы за­щитить свою прин­цессу, — улыб­нулся он. Его улыб­ка всег­да сог­ре­вала ме­ня, а взгляд оли­цет­во­рял бе­зопас­ность.

— Все хо­тят ме­ня за­щитит пап, но для че­го? За­чем ме­ня за­щищать? От ко­го? Ко­му я пе­реш­ла до­рогу?

— У каж­до­го че­лове­ка в жиз­ни бы­ва­ют раз­личные си­ту­ации, и имен­но тог­да че­лове­ку не­об­хо­дима бе­зопас­ность

— Пап, но я же не ка­кой-то там Бог! Ко­роле­ва! Или кто-то там еще, я обыч­ный че­ловек, я не хо­чу что­бы ме­ня вот так опе­кали, не хо­чу, что­бы о каж­дом мо­ем ша­ге зна­ли все! В кон­це кон­цов я мо­гу пос­то­ять за се­бя! Ну или выз­вать по­лицию на край­ний слу­чай! — злость на­рас­та­ла не­умо­лимо.

— Ну ты ни то­го, ни дру­гого не сде­лала, ког­да те­бя вы­тащи­ли из тво­его же до­ма, Ник­ки!

Сер­дце сжа­лось от вос­по­мина­ний, что имен­но Сти­вен это сде­лал, ник­то дру­гой, а имен­но он.

— Как ты уз­нал об этом? — не­дол­го ду­мая спро­сила я.
— В мо­ем ми­ре мы ви­дим нам­но­го боль­ше, — он улыб­нулся сво­ей нем­но­го ус­тавшей улыб­кой.
От его слов ко­мок в гор­ле по­явил­ся из ни­от­ку­да, «В мо­ем ми­ре» как но­жом по сер­дцу.

— Ес­ли бы ты толь­ко знал, как мне не хва­та­ет те­бя, как не хва­та­ет на­ших се­мей­ных ужи­нов по суб­бо­там, прос­мотров филь­мов с пиц­цей на ди­ване, я ску­чаю, — вы­дох­ну­ла я, ут­кнув­шись ему в грудь, сле­зы дав­но об­жи­гали мои ще­ки.

— Ты же зна­ешь, что я всег­да ря­дом с то­бой, и я ни­ког­да не уй­ду от те­бя, я здесь — он по­казал на то мес­то, где на­ходит­ся сер­дце.

Не знаю, сколь­ко прош­ло вре­мени, по­ка я ре­вела ут­кнув­шись в па­пину грудь, хо­чет­ся что­бы это не за­кан­чи­валось, но ра­но или поз­дно мне са­мой нуж­но вер­нуть­ся в свой мир, а его ос­та­вить тут.

— Мне уже по­ра — па­па под­нял мой под­бо­родок, мы встре­тились взгля­дом.

— Ког­да я те­бя сно­ва уви­жу?! — шеп­ну­ла я.

От­ве­та не пос­ле­дова­ло, он лишь улыб­нулся, и ис­па­рил­ся, вне­зап­но, рез­ко, ос­та­вив за со­бой свой аро­мат.

— Тя­желый вы­дал­ся день? — си­лу­эт муж­чи­ны нап­равлял­ся ко мне из-за де­ревь­ев.

— Что ты де­ла­ешь в мо­ем сне? — без­различ­но спро­сила я.

— Это ты дол­жна у се­бя спро­сить, ведь ты хо­чешь, что­бы я при­сутс­тво­вал тут, — он усел­ся ря­дом, и боль­шим паль­цем вы­тер ос­татки слез с мо­их щек.

Уми­рот­во­рение. Спо­кой­ствие. Ти­шина. Вот что сей­час ме­ня ок­ру­жало, в воз­ду­хе ви­тал при­ят­ный за­пах мус­ку­са. Воз­можно, я и хо­тела сей­час по­быть на­еди­не с че­лове­ком, ко­торо­му до­веря­ла се­бя пол­ностью, но мыс­ли в го­лове сно­ва на­чали ата­ковать ме­ня, нуж­но ли это? За­чем я это де­лаю? Ко­му я пы­та­юсь что-ли­бо до­казать? За­чем я му­чаю са­ма се­бя? За­чем я му­чаю его?

— По­чему при по­целуе с то­бой, мой по­рез на­чал так пуль­си­ровать? По­чему ты по­яв­ля­ешь­ся в мо­их снах? По­чему ты по­яв­ля­ешь­ся ря­дом, ког­да я бодрствую? По­чему я иног­да чувс­твую, буд­то все мои эмо­ции вы­соса­ли? По­чему мой по­рез све­тит­ся се­реб­ристым све­чени­ем? И глав­ный на­шумев­ший воп­рос это­го дня, ког­да ты ме­ня уно­сил на ру­ках из до­ма, ты дви­гал­ся быс­трее чем… чем… — я не мог­ла при­думать слов, не мог­ла пос­та­вить под­хо­дящее сло­во.
— Чем че­ловек? — ус­мехнул­ся он.
— Пусть бу­дет так, — вы­дох­ну­ла я.
Сей­час ме­ня ка­ким-то стран­ным об­ра­зом ни­чего не удив­ля­ло, хо­тя я са­ма от сво­их слов дол­жна бы­ла быть в ужа­са­ющем шо­ке, но го­вори­ла я это, слов­но это бы­ло так прос­то как ска­зать «при­вет» дру­гу.

— Я не та­кой, как ос­таль­ные, во мне есть од­на чер­та, ко­торую те­бе сле­дова­тель­но знать не сто­ит, но и скры­вать я то­же не мо­гу от те­бя ни­чего, спро­сишь по­чему? Я от­ве­чу, но толь­ко пос­ле то­го, как ты от­ве­тишь, что для те­бя зна­чит лю­бовь?
Я дол­го раз­мышля­ла, смот­ря на рябь во­ды. Я всег­да удив­ля­лась то­му, как ма­ма и па­па лю­бят друг дру­га, они всег­да и во всем под­держи­вали друг дру­га, бы­ли ря­дом да­же в са­мые слож­ные мо­мен­ты, од­нажды, я спро­сила па­пу «А как ты по­нял что лю­бишь ма­му?» на что он от­ве­тил « Я по­нял это, ког­да пос­мотрел в ее гла­за, я смот­рел дол­го, преж­де чем это по­нять, я по­нял это тог­да, ког­да не мог ды­шать без нее, спать без нее. я ни­чего не мог де­лать без нее» По­ка я не имею та­кое пред­став­ле­ние о люб­ви, мо­жет быть, ско­ро и я пой­му, как это, не ды­шать без лю­бимо­го че­лове­ка. Лю­бил ли Стив? Я не знаю. На­вер­ное, лю­бил, как та­кой па­рень, не­опи­су­емой кра­соты, мог не лю­бить? Хо­тя бы раз… Я не за­мети­ла как Стив ото­шел от ме­ня к во­де, раз­делся и шел пря­миком во­ду, во­дя ру­ками по по­вер­хнос­ти. Его ру­ки, его спи­на… при од­ном взгля­де на это по те­лу по­шел жар и стран­ное же­лание, слов­но змей ис­ку­ситель шеп­чет мне на ухо «Че­го ты ждешь? Иди ско­рей» Я бы­ла в од­ном ниж­нем белье, ког­да вош­ла в во­ду, мое те­ло сра­зу пок­ры­лось му­раш­ка­ми, не от хо­лода, а от нас­лажде­ния. Мы сме­ялись, брыз­га­лись, это ка­залось нем­но­го стран­ным и глу­пым, но ка­кое де­ло сей­час до это­го? Мы здесь со­вер­шенно од­ни. Лу­на ос­ве­щала во­ду, и ос­тавля­ла до­рож­ку, ве­дущую к бе­регу. Я под­ня­ла го­лову на­верх, что­бы еще раз взгля­нуть на пот­ря­са­ющее и вол­шебное ноч­ное не­бо, оку­тан­ное мил­ли­она­ми звезд. и вдруг я по­чувс­тво­вала как гу­бы Сти­ва при­кос­ну­лись к моч­ке мо­его уха, за­тем плав­но пе­реш­ли к шее. о Бо­же. мое ды­хание бы­ло уча­щен­ным… Ког­да на­ши гла­за встре­чались, он смот­рел на ме­ня с ук­радкой, с неж­ностью, в его гла­зах бы­ло счастье. Мое сер­дце би­лось быс­тро-быс­тро каж­дый раз, ког­да он при­касал­ся сво­ими гу­бами к мо­им гу­бам. Я по­люби­ла его, и те­перь я по­няла что та­кое лю­бовь, нас­то­ящая силь­ная лю­бовь.

— До сих пор хо­чешь по­лучить от­вет на свой воп­рос? — пе­реве­дя ды­хание, я на нес­коль­ко сан­ти­мет­ров отс­тра­нилась от его губ, но про­дол­жа­ла на­ходить­ся в его объ­яти­ях.

 — Ра­зуме­ет­ся, — ехид­ная улыб­ка рас­пол­злась по его ли­цу.

— Мой па­па од­нажды ска­зал мне, что та­кое лю­бовь. Лю­бовь — это ког­да не мо­жешь ды­шать без че­лове­ка, — ска­зала я.

Я пос­мотре­ла на не­го, гла­дя по ще­ке и ска­зала:

— Я не мо­гу ды­шать без те­бя.

Он по­цело­вал ме­ня, и я сно­ва оку­нулась в не­го с го­ловой.

Я по­чувс­тво­вала как мы вы­ходим из во­ды, но не на бе­рег, мы па­рили над во­дой, я при­жима­лась к его гру­ди, вды­хая аро­мат, за его спи­ной был зна­комый се­реб­ристый цвет.

— Это мой ма­лень­кий сек­рет, — улыб­нулся он, ста­вя ме­ня на твер­дую зем­лю, и тут я уви­дела его пол­ностью во весь рост и мог­ла раз­гля­деть каж­дую де­таль.

За спи­ной Сти­ва бы­ли ог­ромные крылья, вер­хняя часть мер­ца­ла се­реб­ром, и си­яло яр­ко-яр­ко, слов­но смот­ришь на сол­нце. Ниж­няя часть бы­ла чер­ной, как уголь, в не­кото­рых мес­тах все еще мер­ца­ли се­реб­ринки, бе­зум­ное со­чета­ние се­реб­ра и чер­но­го цве­та, не­пере­дава­емо кра­сиво, за­вора­жива­юще, ма­няще.

— Как это воз­можно? — все что мог­ла вы­давить из се­бя я, ув­ле­чен­ным столь прек­расным зре­лищем, я не за­мети­ла, как тря­сусь от хо­лода.

— Я хо­чу рас­ска­зать те­бе всю прав­ду, ког­да ты оч­нешь­ся, ты вряд ли это вспом­нишь, но так мне бу­дет про­ще. Я — пад­ший ан­гел. Я мо­гу про­никать в твое соз­на­ние, ты ви­дишь ме­ня не толь­ко тог­да, ког­да я это­го хо­чу, но и тог­да, ког­да это­го же­ла­ет твоя ду­ша, ты ви­дишь не­объ­яс­ни­мые ве­щи по­тому что я это де­лаю, я зас­тавляю ви­деть те­бя то, что я хо­чу, я за­бираю все твои эмо­ции. Знаю, это не свой­ствен­но и свер­хбе­зум­но, но ты — моя судь­ба, на­ши ду­ши свя­заны, тог­да ты не прос­то так уви­дела ме­ня и ре­бят, те­бя тя­нула ду­ша, но… Это опас­но, Ник­ки, я хо­чу рас­ска­зать те­бе боль­ше, но я не мо­гу…

Я пе­рева­рива­ла ин­форма­цию в сво­ей го­лове дол­го, не от­ры­ва­ясь от его прек­расных крыль­ев. Я слов­но бы­ла под гип­но­зом, а мо­жет это про­дел­ки Сти­ва? Мо­жет, это он иг­ра­ет со мной сно­ва? Иг­ра­ет с мо­им соз­на­ни­ем?

— Ты ни­ког­да не за­думы­валась над тем, что у чувств есть свой за­пах? Ко­неч­но, ты не мо­жешь по­чувс­тво­вать за­пах, но я это чувс­твую, от каж­до­го че­лове­ка, — Сти­вен об­легчен­но вы­дох­нул, так пос­ту­па­ет че­ловек, ко­торый рас­ска­зал са­мую сок­ро­вен­ную тай­ну. Ну это по­нят­но. На дан­ный мо­мент, Стив рас­ска­зал свой сек­рет мне, пусть и в мо­ем соз­на­нии, пусть я это­го не вспом­ню, хо­тя я пос­та­ра­юсь за­пом­нить…

— Не за­думы­валась — от­ве­тила я без ка­ких-ли­бо эмо­ций, я все еще на­ходи­лась в шо­ке.

— Страх пах­нет гус­тым, ос­трым, та­ким де­ликат­ным за­пахом кар­да­мона впе­ремеш­ку с ад­ре­нали­ном, лю­бовь пах­нет ко­рицей впе­ремеш­ку с нар­циссом, на са­мом де­ле, все за­висит от то­го, нас­коль­ко силь­но че­ловек лю­бит, ты пах­нешь ма­линой и ли­моном, это оли­цет­во­ря­ет чис­то­ту тво­их чувств— ще­ки на­чали пок­ры­вать­ся ру­мян­цем, он зас­тавля­ет ме­ня крас­неть! Бо­же! Стив улыб­нулся, уви­дев как мои ще­ки го­рят, неж­ная улыб­ка, на ко­торую не­воз­можно не от­ве­тить от­ветной улыб­кой.

— А боль? Ка­кой у нее за­пах?

— У бо­ли за­пах осо­бен­ный, горь­кий за­пах, на­поми­на­ющий им­бирь, при­тор­ный.

— А что ты сей­час чувс­тву­ешь? Как мне уз­нать твои чувс­тва по за­паху? — я по­дош­ла к не­му бли­же.

— Ты не учу­ешь за­пах, я мо­гу толь­ко дать те­бе по­чувс­тво­вать это на се­бе, — уго­лок рта Сти­ва еле за­мет­но под­нялся, и он при­кос­нулся сво­ими гу­бами к мо­ей ще­ке, неж­но, роб­ко.

Я по­чувс­тво­вала как по те­лу Сти­ва на­чала про­бирать­ся дрожь, нем­но­го пу­га­ющее чувс­тво, ког­да он пос­мотрел в мои гла­за, в его взгля­де я ви­дела свет, мо­жет так в гла­зах выг­ля­дит счастье? Лю­бовь? Пре­дан­ность? Чувс­тво от­ветс­твен­ности? Я не знаю, для ме­ня но­вость о том что Стив ан­гел, пад­ший ан­гел, соб­ра­ла бу­рю эмо­ций, но все они на­ходи­лись где-то глу­боко внут­ри, мо­жет он бо­ит­ся мо­ей нас­то­ящей ре­ак­ции? Бо­ит­ся что я от­ка­жусь от не­го?

— Ты боль­ше не дол­жен иг­рать с мо­ими эмо­ци­ями, это неп­ра­виль­но, ес­ли ты хо­чешь что­бы я при­няла те­бя та­ким, ка­кой ты есть на са­мом де­ле, ты дол­жен это сде­лать на­яву, по­верь мне так бу­дет луч­ше для нас обо­их, — я за­куси­ла ниж­нюю гу­бу.
Он мол­чал, это оз­на­чало то, что он об­ду­мыва­ет мои сло­ва, но не пос­ту­пит по мо­ему.
— Как Хей­ди от­ре­аги­рова­ла на то, что мы те­перь па­ра? — я пос­та­ралась пе­ревес­ти раз­го­вор в дру­гое рус­ло.
— Я нем­но­го по­иг­рал с тво­им соз­на­ни­ем, сно­ва, прос­ти, — он улыб­нулся.
Я за­кати­ла гла­за, ну сколь­ко это мо­жет пов­то­рять­ся?! Нуж­но как-то на­учить­ся рас­позна­вать это, раз­ли­чие меж­ду мо­им во­об­ра­жени­ем и ре­аль­ной жизнью. Мо­жет, на­до прис­таль­но смот­реть на мел­кие де­тали? По­года, ну я не знаю, мо­жет одеж­да, или пред­ме­ты, ок­ру­жа­ющие те­бя, в лю­бом слу­чае, на­до на­учить­ся.



Natalie_sky

Edited: 17.05.2017

Add to Library


Complain