Останься

Font size: - +

Глава 27.

Мы мол­ча си­дели на ди­ване в до­ме. То, что я уви­дела се­год­ня, при­вело ме­ня в шок. Я ви­дела смерть всех сво­их близ­ких, я сно­ва и сно­ва чувс­тво­вала ту ад­скую боль в гру­ди. Я сно­ва и сно­ва те­ряла их. Уви­дев Сти­ва в та­ком сос­то­янии, я по­няла, нас­коль­ко же силь­но я к не­му при­вяза­на, я без не­го не жи­ву, я су­щес­твую. Да и те­перь ви­димо, мне веч­ность суж­де­но прос­то су­щес­тво­вать. Пос­ле столь­ких про­литых слез, кри­ков, я уже ни­чего не бо­юсь. Уви­дела се­бя са­мой Смертью, ха! За­бав­но, и да­же очень. Но я за­дума­лась, ведь там, где при­сутс­твую я, уми­ра­ют они… Па­па, Мич, Стив, ну и я. Ес­ли бы не я, воз­можно Крис­то­фер то­же сей­час был бы мертв. Мич яв­но был по­дав­лен тем, что уви­дел, по­это­му лиш­ний раз его тро­гать и до­нимать сво­ими раз­го­вора­ми мне не хо­телось. Стран­но, не прав­да ли? Я на­хожусь в ка­ком-то там чис­ти­лище, где ви­жу свои вос­по­мина­ния, ви­жу то, как уми­ра­ют мои близ­кие, и пос­ле все­го это­го воз­вра­ща­юсь в ка­кой-то дом, где дер­жу в ру­ках круж­ку с ча­ем. А что бу­дет даль­ше? Что еще мне пред­сто­ит уви­деть? И где еще мне пред­сто­ит по­бывать? Я со­вер­шенно вы­мота­лась пос­ле все­го это­го, но мне не до сна. Здесь как-то все ина­че, я не хо­чу спать, но чувс­твую, что го­това рух­нуть и ус­нуть пря­мо сей­час. Пос­та­вив еще не ос­тывший чай, я нап­ра­вилась на ули­цу, да­леко ухо­дить я, ко­неч­но же, не со­бира­лась, так как знаю, к че­му мо­жет это при­вес­ти, по это­му прос­то хо­дила ту­да-сю­да по не­боль­шой до­рож­ке, за­сыпан­ной гра­ви­ем. Раз­мышляя, ду­мая, ана­лизи­руя все про­ис­хо­дящее я усе­лась пря­мо на хо­лод­ную зем­лю, я вот-вот го­това бы­ла сор­вать­ся, но в оче­ред­ной раз ни­чего не сде­лала.
— Ник­ки, — поз­вал ме­ня го­лос. Го­лос, ко­торый я уз­наю сре­ди мил­ли­онов.
Сно­ва обер­ну­лась. Сно­ва ни­кого. А го­лос был нас­той­чи­вее. Он все звал ме­ня и звал.
— Хва­тит! — зак­ри­чала я. Ру­ки су­дорож­но зат­ряслись, ког­да пе­редо мной вста­ла кар­ти­на.
А го­лос лишь про­дол­жал го­ворить… эта улыб­ка, эти гла­за.
« Я не мо­гу по­верить, что те­бе уже пят­надцать, ты так быс­тро вы­рос­ла и ста­ла еще бо­лее кра­сивой и прек­расной, я так те­бя люб­лю, моя прин­цесса».
Я ви­дела его со сто­роны, в сво­ей ма­шине, он дви­гал­ся по обыч­но­му и та­кому при­выч­но­му мар­шру­ту. Он улы­бал­ся так ис­крен­не, так… лю­бимо. Я лю­била его улыб­ку. Я его лю­била.
— Па­па, — про­шеп­та­ла я.
В этот мо­мент он пос­мотрел на ме­ня. Кля­нусь! Он пос­мотрел на ме­ня, а за­тем ло­бовое стол­кно­вение, скрип тор­мо­зов, ко­торый я слы­шала в труб­ке те­лефо­на, ког­да го­вори­ла с ним.
— Нет! — я сос­ко­чила с зем­ли и пош­ла пря­мо ту­да, в то ви­дение, ко­торое толь­ко что бы­ло. Я ос­та­нови­лась пря­мо око­ло не­го. Все бы­ло как-то за­тума­нено, слов­но пе­лена, от­де­ляла нас. Дот­ро­нув­шись до этой пе­лены, моя ру­ка прош­ла сквозь нее, и бы­ла ря­дом с па­пой. Не­дол­го ду­мая, я прош­ла сквозь эту сте­ну, и те­перь бы­ла с ним. В мо­мент ава­рии. Он ле­жал на ас­фаль­те, без соз­на­ния, все ли­цо на­поми­нало один ог­ромный си­няк, ру­баш­ка, брю­ки все нас­квозь бы­ло в его кро­ви.
— Па­поч­ка, — я под­бе­жала к не­му, и упа­ла на ко­лени, сколь­знув по ас­фаль­ту, ко­лен­ки за­сад­ни­ло, но мне бы­ло пле­вать. Взяв его ру­ку в свою, я дер­жа­ла ее креп­ко, слиш­ком креп­ко.
— Не уми­рай, — пла­кала я, — не на­до, про­шу те­бя, не ос­тавляй ме­ня.
Вок­руг бе­гали во­дите­ли, вы­шед­шие из сво­их ма­шин, зе­ваки и вра­чи, но ник­то не ви­дел ме­ня, для них ме­ня как буд­то и нет. Ма­шина го­рела, об­жи­гая мое ли­цо, сер­дце за­коло­тилось. И толь­ко сей­час до ме­ня дош­ло, что я на­хожусь на мес­те ава­рии, но ме­ня здесь не дол­жно быть. Мо­жет это знак, что­бы поп­ро­щать­ся?
— Ник­ки, — хрип­лый го­лос па­пы поз­вал ме­ня.
— Я люб­лю те­бя, мы с ма­мой те­бя лю­бим, будь с на­ми ря­дом, во что бы то ни ста­ло. — бор­мо­тала я, ды­хание сби­лось, а сло­ва прос­то вы­лете­ли из мо­ей го­ловы пос­ле то­го, как он зак­рыл гла­за. Нав­сегда.
Его заб­ра­ли, ка­кой-то врач про­шел пря­мо сквозь ме­ня, ощу­щение не из при­ят­ных, но быс­тро от­бро­сив эти мыс­ли, ме­ня прив­лекла ма­шина, ко­торую я ви­дела уже рань­ше. Ху­же то­го, я бы­ла в ней.
Эти гла­за ис­пу­ган­но пос­мотре­ли на ме­ня, он ме­ня уви­дел? Как? За­тем он скрыл­ся сре­ди со­тен лю­дей.
— Дас­тин! — Крик­ну­ла я, вста­вая на но­ги и це­ленап­равлен­но идя за ним.
Те­перь я знаю, по чь­ей ви­не про­изош­ла ава­рия, те­перь я знаю убий­цу сво­его от­ца. Я це­лова­ла убий­цу сво­его от­ца, я счи­тала его дру­гом. Я его ви­дела, но вда­леке, и ка­ким-то стран­ным слу­ча­ем дог­на­ла его, слиш­ком быс­тро. При­жав его к сте­не за ка­ким-то до­мом, я пот­ре­бова­ла объ­яс­не­ний. Но опять все пов­то­рилось, как и всег­да. Все ис­чезло. И я сно­ва стою око­ло до­ма, толь­ко дер­жу я за во­рот кур­ки не Дас­ти­на, а Ми­ча. Рас­те­рян­но уб­рав ру­ки от не­го, я опять-та­ки на­ходи­лась в пол­ной рас­те­рян­ности.
— Ты что-то ви­дела? — спро­сил ме­ня Мич.
— Па­пу… и Дас­ти­на, и он был ви­новат в ава­рии… — я вы­дох­ну­ла — я ви­дела раз­личные про­токо­лы, пос­ле ава­рии от­ца, ви­новат был не он… но там вез­де не ука­зыва­ли имя ви­нов­ни­ка, буд­то стер­ли его.
— Это ста­рались за­мять, прос­ти, но я знал что это он, мы все зна­ли…- Мич вздох­нул — по­том, ког­да встре­тили те­бя, Стив один из всех хо­тел рас­ска­зать те­бе прав­ду, он хо­тел что­бы ты зна­ла все.
— Но по­том пе­реду­мал, по­тому что по­любил, так? — пе­реби­ла его я.
— Он бо­ял­ся, что ты не при­мешь его, мы все зна­ли что меж­ду ва­ми что-то есть, вот толь­ко Дас­тин не хо­тел это при­нимать, и Хей­ди, они бы­ли нас­тро­ены про­тив это­го, но как ви­дишь моя сес­тра сми­рилась с тем, что вы вмес­те, а вот Дас­тин… он ни­ког­да не сми­рит­ся, по­тому что он лю­бит те­бя не мень­ше, чем Стив.
— Ты зна­ешь, что я всег­да бу­ду вы­бирать Сти­ва. И все это зна­ют. По­чему мне ник­то не ска­зал, что Дас­тин, мать его, убил мо­его от­ца! По­чему? Те­бе бы­ло так слож­но мне ска­зать? — я вски­пела.
— Стив не поз­во­лил, прос­ти… я прав­да не мог пой­ти про­тив сво­его луч­ше­го дру­га, — грус­тно от­ве­тил Мич.
Я зак­ры­ла гла­за, что­бы хоть как-то сов­ла­деть с со­бой. Стив. Ко­неч­но… я уве­рена что и сам Дас­тин не стал бы мне го­ворить. О его чувс­твах ко мне я знаю, но я ему ска­зала, что мое ре­шение не из­ме­нит­ся ка­сатель­но Сти­ва. Ни­ког­да. Че­го бы мне это не сто­ило. На­ходясь здесь, я мно­го ду­мала, по­мимо то­го что ви­дела здесь, я еще и за­дума­лась над сво­ей жизнью, ко­торая бы­ла. Лю­бов­ный тре­уголь­ник… так не­лепо, глу­по и смеш­но. Мень­ше все­го мне хо­телось с этим стол­кнуть­ся, но во­лею судь­бы, имен­но так все и выш­ло. Стив, я и Хей­ди. Я знаю что она его лю­бит, и что­бы ни го­ворил Мич по по­воду то­го, сми­рилась ли Хей­ди… в это ма­ло ве­рит­ся, ес­ли ты лю­бишь че­лове­ка, ну в дан­ном слу­чае Ан­ге­ла, то я ду­маю что та­кая лю­бовь не уй­дет ни­ког­да. Это чувс­тво для ме­ня осо­бен­ное, ведь в жиз­ни кро­ме Сти­ва я ни­кого не лю­била, не счи­тая ро­дите­лей, и ког­да уз­на­ла о том, что он бы по­мол­влен на Хей­ди, и я ста­ла од­ной из при­чин их рас­ста­вания… я бы­ла по­дав­ле­на, расс­тро­ена, раз­гне­вана, де­лала не­об­ду­ман­ные пос­тупки, за ко­торые поп­ла­тилась мно­гим. Бы­ла из­би­той, чуть не из­на­сило­ван­ной, но ме­ня всег­да спа­сали. Спа­сут ли сей­час? И во­об­ще, есть ли спа­сение? Вот это­го я к со­жале­нию не знаю. Но по­мимо все­го это­го есть ог­ромное но, оно нас­толь­ко ог­ромно, что ме­ня это ди­ко пу­га­ет. Я це­лова­ла Кри­са. Сво­его бра­та, ну тог­да я еще не зна­ла что он мой брат, но факт ос­та­ет­ся фак­том, я его це­лова­ла, и бо­лее то­го, мне это нра­вилось, я хо­тела еще и еще. И спра­шивая се­бя в со­тый раз «Что это бы­ло?» я не мо­гу най­ти от­вет на этот воп­рос. Я люб­лю Сти­ва, бе­зум­но, я по­теря­ла го­лову, я от­да­ла свое сер­дце, свою ду­шу, всю се­бя толь­ко ему, но Крис… ме­ня что-то тя­нет к не­му, и я ни­как не мо­гу вы­кинуть из го­ловы наш по­целуй. Его гу­бы, мяг­кие, пух­лые, ка­кие-то слад­кие на вкус. В го­лове сра­зу же всплыл наш пер­вый по­целуй, ког­да он как ры­царь, спас ме­ня, а я… а что я? Я прос­то при­тяну­ла его к се­бе, за­быв нап­рочь о том, где мы на­ходим­ся, и что на нас смот­рят сот­ни пь­яных глаз. Да я са­ма бы­ла пь­яна, одур­ма­нена его за­пахом, его ма­нящи­ми гла­зами. Ме­ня пу­га­ет то, что я по­цело­вала его во вто­рой раз. На тот мо­мент я од­новре­мен­но и лю­била и не­нави­дела Сти­ва за то, что он не ска­зал о том, что был по­мол­влен. А те­перь, я уве­рена, что он мне не рас­ска­жет про нас­то­яще­го убий­цу мо­его от­ца. Я боль­ше чем уве­рена что это был Дас­тин, не спрос­та же я ка­ким-то стран­ным об­ра­зом ока­залась на мес­те ава­рии, хо­тя по идее я мер­тва, и моя ду­ша на­ходит­ся в чис­ти­лище и ждет сво­его ча­са, но по­чему я не мо­гу прий­ти к Сти­ву? По­чему имен­но па­па? У ме­ня слиш­ком мно­го воп­ро­сов по по­воду это­го, и спро­сить, оче­вид­но, не­кого. В го­лове сно­ва он. Крис. Крис. Крис. Я отош­ла от Ми­ча, на воп­рос, ку­да я соб­ра­лась, я ти­хо от­ве­тила:
— Ни­куда, мне нуж­но по­быть од­ной.
Мич ушел в дом, а я ос­та­лась сто­ять сре­ди ог­ромных де­ревь­ев, и хо­лод­но­го вет­ра, ко­торый оку­тывал ме­ня пол­ностью. Я те­рялась в сво­их мыс­лях, в го­лове все зак­ру­жилось слов­но вих­рем, и пос­ле это­го я уже ни­чего не раз­ли­чала, где ре­аль­ность, а где оче­ред­ное ви­дение. Ве­тер за­дувал мне под коф­ту, но мне не бы­ло хо­лод­но, хо­тя по ко­же дав­но му­раш­ки, но от вет­ра ли они? Я не знаю, сер­дце бе­шено за­коло­тилось, те­ло нап­ряглось, и я пой­ма­ла на се­бе этот взгляд, ма­нящий взгляд… Пе­ли пти­цы. Не­бо от­ра­жалось в лу­жах. Цве­ла си­рень, всё вок­руг цве­ло и пах­ло дож­де­вой во­дой. Этот мир был прек­ра­сен и юн. У Кри­са бы­ло сму­щён­ное ли­цо с неж­но-ро­зовым ру­мян­цем. Буд­то яб­ло­невые цвет­ки рас­пуска­лись на его ску­лах. Он был очень кра­сивый. Та­кая кра­сота, ко­торая бы­ва­ет толь­ко у дав­но умер­ших лю­дей со ста­рых чёр­но-бе­лых фо­тог­ра­фий, сня­тых ещё в мо­лодос­ти. Эти лю­ди всег­да бу­дут для нас мо­лоды. Всег­да бу­дут так вос­хи­титель­но жи­вы, как на фо­тог­ра­фи­ях. И вот он-то, Крис, был кем-то из прош­ло­го. Кем-то, чьё нас­то­ящее толь­ко нас вол­но­вало, а на бу­дущее нам бы­ло нап­ле­вать. Кто-то, кто не для серь­ёз­ной жиз­ни, не для бо­ли и гря­зи. Как си­рене­вое соц­ве­тие, ко­торое да­рит неж­ный аро­мат, но, от­цвет­ши, не при­несёт нам пло­дов. И сей­час Крис­то­фер ка­сал­ся мо­их рук лег­ко и ми­молёт­но, как эти све­жие си­рене­вые цве­ты. Ве­тер по­дымал шел­ко­вую коп­ну его во­лос, и я чувс­тво­вала се­бя ху­дож­ни­ком, за­печат­ле­ва­ющим в сво­ей па­мяти этот стран­ный об­раз.
Крис ра­зом­кнул гу­бы и про­из­нёс ти­хо, пус­кая сло­ва по вет­ру:
— Я без те­бя ум­ру.
Я опе­шила. Мне по­каза­лось, что я ос­лы­шалась.
— Что? — пе­рес­про­сила я.
— Ник­ки, — Крис вздох­нул, — я очень те­бя… те­бя люб­лю.
И толь­ко я хо­тела ска­зать, что я то­же люб­лю Кри­са, ведь он мой брат, а та­кие близ­кие родс­твен­ни­ки дол­жны жить в сог­ла­сии и не ссо­рить­ся, толь­ко я хо­тела ска­зать, что быть семь­ёй — это здо­рово, толь­ко я хо­тела…
Крис вос­хи­титель­но це­ловал­ся. Так лег­ко, как лег­ко ве­тер ка­ча­ет вет­ви цве­туще­го мин­да­ля, так слад­ко и так горь­ко од­новре­мен­но, как бы­ва­ет слад­ко от са­модо­воль­но­го чувс­тва по­беды и горь­ко от чувс­тва по­раже­ния.
И я по­нима­ла, что уже про­иг­ра­ла. Про­иг­ра­ла этим ру­кам, этим гу­бам, это­му об­жи­га­юще­му взгля­ду из-под гус­тых рес­ниц. А ещё я по­нима­ла, что это мой брат.
Что так, черт возь­ми, нель­зя! Хоть убей, но нель­зя!
А мож­но ли сде­лать боль­но так лег­ко до­верив­ше­муся те­бе су­щес­тву? Как мож­но об­ма­нуть эти гу­бы, бес­ко­неч­но шеп­чу­щие своё ка­рамель­ное «люб­лю»? Как пре­дать этот лас­ко­вый взгляд и ру­ки, пе­реби­ра­ющие твои во­лосы?
Я ни­чего не мог­ла от­ве­тить. Толь­ко смах­нуть сле­зу с ще­ки и про­вес­ти язы­ком по сво­им гу­бам, к ко­торым се­кун­ду на­зад при­каса­лись гу­бы Крис­то­фера.
Я пе­чаль­но по­дума­ла, что тот че­ловек, ко­торый бу­дет с Кри­сом ря­дом на мо­ем мес­те, ста­нет са­мым счас­тли­вым в ми­ре.
Я те­ряла рас­су­док. Све­тило теп­лое, яр­кое сол­нце, ко­торое гре­ло нас обо­их. Смот­ря в его гла­за, я все боль­ше и боль­ше в них то­нула. Ка­ким-то вол­шебным, не за­мет­ным для ме­ня об­ра­зом, Крис щел­кнул паль­цем, и вот мы сто­им да­леко от всех, в ка­ком-то пе­ре­ул­ке, где ник­то нас не уви­дит.
— Это сно­ва ви­дение, — му­читель­но про­шеп­та­ла я.
По­чему? Ну по­чему ме­ня не­из­вес­тной си­лой так силь­но тя­нет к не­му имен­но сей­час? По­чему я хо­чу вновь и вновь при­касать­ся к не­му? По­чему я хо­чу вновь и вновь чувс­тво­вать его гу­бы на сво­их гу­бах? По­чему? по­чему? По­чему? Он ед­ва улыб­нулся, и про­вел кон­чи­ком ука­затель­но­го паль­ца по мо­ей ще­ке, так неж­но, так роб­ко.
-Ты все, что есть в мо­ей жиз­ни, — про­шеп­тал Крис мне пря­мо в гу­бы, чуть ли не ка­са­ясь их.
Я мол­ча­ла, лишь из­редка час­то ды­шала, по­тому что я прос­то нап­росто за­была, как это де­ла­ет­ся. Черт возь­ми, так нель­зя! Я не мо­гу! Нет! Я люб­лю Сти­ва! Но ос­та­новить­ся я не мо­гу…
— Мы брат и сес­тра, Крис, — сглот­нув, я нем­но­го от­да­лила его от се­бя.
Он при­жал ме­ня к хо­лод­ной сте­не, смот­ря пря­мо мне в гла­за.
— Я люб­лю те­бя, я всег­да лю­бил те­бя. Толь­ко ты дер­жишь ме­ня в этом ми­ре, толь­ко ты не да­ешь мне стать тем, кем я яв­ля­юсь на са­мом де­ле, толь­ко ты — про­дол­жал го­ворить Крис, ти­хо, мо­нотон­но.
Нет, нет. Так нель­зя, это не пра­виль­но. За­пах си­рени и слад­кой ка­раме­ли ви­тал в воз­ду­хе, и ве­тер ед­ва ка­сал­ся на­ших тел. На мне не бы­ло уже той коф­ты, в ко­торой бы­ла я. На мне бы­ло лет­нее платье, и слов­но пре­датель­ски, и так не вов­ре­мя спа­ла лям­ка с мо­его пле­ча. Крис при­кос­нулся к пле­чу, и неж­но поп­ра­вил ее. Его при­кос­но­вения му­чили ме­ня, не да­вали по­коя, они раз­жи­гали что-то внут­ри ме­ня. Се­кун­да. Прош­ла все­го лишь се­кун­да, преж­де чем я по­няла, что Крис сно­ва и сно­ва це­лу­ет ме­ня. А я це­лую его в от­вет. Схва­тив­шись за его шею, я силь­но впи­лась ног­тя­ми в нее, от че­го из губ Кри­са пос­лы­шал­ся ти­хий стон, и те­перь уже мои но­ги об­ви­вали его та­лию. По­целуй ста­новил­ся все глуб­же, все страс­тнее, и я нас­лажда­лась этим. Я пол­ностью под­да­лась ему. Его ру­ки блуж­да­ли по мо­им но­гам, платье зад­ра­лось, и его паль­цы неж­но ка­сались мо­их бе­дер. Я пой­ма­ла се­бя на мыс­ли что хо­чу его. Черт возь­ми, я хо­чу сво­его бра­та!
— Стой! — я отод­ви­нула его от се­бя.
И Крис ис­чез, как и все вок­руг. Я сто­яла не­дале­ко от до­ма, хо­лод­ный ве­тер дул пря­мо в спи­ну, а на гу­бах я чувс­тво­вала вкус его губ. Что это бы­ло? Ви­дение? Или ка­кая-то дру­гая ре­аль­ность, где я жи­ва? Я час­то ды­шала, в воз­ду­хе еще чувс­тво­вал­ся сла­бый за­пах той си­рени…
— Это не­воз­можно, — про­буб­ни­ла под нос се­бе я.
Нет, мы с Кри­сом не мо­жем быть вмес­те, это ис­клю­чено… то что я ви­дела, и то что я чувс­тво­вала, ког­да мы бы­ли вмес­те… ког­да он це­ловал ме­ня… я чувс­тво­вала что-то жар­кое, сво­дящее с ума чувс­тво, но это ни­чего не зна­чит, нет. Я люб­лю Сти­ва, и Крис мне брат. Черт возь­ми он брат! По­чему я ви­жу та­кие стран­ные ви­дения? По­чему он го­ворит, что лю­бит ме­ня? Он и рань­ше го­ворил мне это нес­коль­ко раз, но это зву­чало сов­сем по дру­гому, а мо­жет, я нас­толь­ко глу­пая, что ни­чего не по­няла. Все, я не хо­чу ду­мать об этом, не сей­час, по­том мо­жет, бу­дет воз­можность это об­ду­мать, но толь­ко не сей­час, ина­че я взор­вусь. Мич по­дошел ко мне, и хо­тел что-то ска­зать, но его ли­цо зас­ты­ло, и он рез­ко под­ви­нул ме­ня за свою спи­ну. Выг­ля­дывая из-за его пле­ча, я уви­дела си­лу­эт муж­чи­ны, дви­жуще­гося пря­мо к нам.
— Ник­ки, иди в дом — ве­лел мне Мич.
Я ко­неч­но же не пос­лу­шала его, и про­дол­жа­ла сто­ять за его спи­ной, прис­таль­но вгля­дыва­ясь в нез­на­ком­ца. И чем бли­же он под­хо­дил, тем не­ожи­дан­нее бы­ло для ме­ня.
— При­вет, прин­цесса, — он улыб­нулся и раз­дви­нул ру­ки, он ждал ме­ня, что­бы об­нять.
Он был одет так­же, как тог­да, в тот са­мый день, и я его уз­на­ла. Не­дол­го ду­мая, я вы­бежа­ла из-за спи­ны Ми­ча и по­бежа­ла к не­му, наб­ро­сив­шись на его с объ­яти­ями, я вдох­ну­ла его аро­мат. Я зна­ла что это он, и что это не ви­дение, я это чувс­тво­вала.
— Па­па, — про­шеп­та­ла я.
Я по­чувс­тво­вала как его ру­ки еще силь­нее сжи­ма­ют ме­ня, и я де­лаю то­же са­мое, ведь я так сос­ку­чилась, и те­перь у ме­ня есть воз­можность об­нять его, и по­чувс­тво­вать. Я чувс­тво­вала как он улы­бал­ся, и его ру­ки тряс­лись, то ли от вол­не­ния, то­ли от еще че­го-ли­бо. Ког­да мы от­пусти­ли друг дру­га, он взял в ру­ки мое ли­цо и смот­рел пря­мо в гла­за.
— Ка­кая ты кра­сивая, — ска­зал он, улы­ба­ясь.
Я за­была все сло­ва, я прос­то бы­ла счас­тли­ва от то­го, что ви­жу сво­его па­пу, что я чувс­твую его, и что мо­гу по­гово­рить с ним.
— Мич, это мой па­па, — си­яла я. В пря­мом смыс­ле это­го сло­ва, я си­яла от счастья.
Мич нем­но­го рас­те­рян­но пос­мотрел на нас, за­тем по­чесал за­тылок, и пред­ло­жил вой­ти в дом. И ког­да мы се­ли ря­дом, па­па тут же пот­ре­бовал все рас­ска­зать.
— Это слиш­ком дол­го, бо­юсь нам прос­то не хва­тит вре­мени — го­вори­ла я.
— Мы не то­ропим­ся, я хо­чу знать, что ты здесь де­ла­ешь? — спро­сил па­па.
— Я… я умер­ла, пап. И те­перь ски­та­юсь по чис­ти­лищу, ви­жу ви­дения, свои вос­по­мина­ния, свои кош­ма­ры, я ви­дела все, аб­со­лют­но. — я вздох­ну­ла, — не смот­ри так на ме­ня, так выш­ло, я за­щити­ла сво­его… дру­га, и по­жер­тво­вала со­бой.
Я чуть не ска­зала «бра­том» я не знаю, как от­ре­аги­ру­ет на это па­па, ког­да уз­на­ет что Крис на­шел ме­ня, и обе­регал все это вре­мя, ес­ли во­об­ще уз­на­ет…
— В та­ком слу­чае, я при­шел за то­бой, и нам ско­ро уже бу­дет по­ра ухо­дить… — на­чал па­па, но я его пе­реби­ла.
— Стоп, ку­да ухо­дить? — удив­ленно про­из­несла я.
— Это чис­ти­лище, ма­лыш­ка, здесь ду­ши на­ходят­ся не­кото­рое вре­мя, а за­тем они от­прав­ля­ют­ся ли­бо в Рай, ли­бо в Ад. В дан­ном слу­чае, ка­сатель­но те­бя, ник­то ни­чего не зна­ет. Так­же как и о тво­ем дру­ге.
— Пап, я… встре­ча­юсь с Ан­ге­лом, пад­шим ан­ге­лом, — ти­хо ска­зала я. — я зак­лю­чила сдел­ку, что­бы спас­ти его, и мне ска­зали что моя ду­ша веч­ность бу­дет му­чить­ся здесь.
— Что ты сде­лала? — па­па вспы­лил.
— У ме­ня не бы­ло дру­гого вы­бора! Я дол­жна бы­ла его спас­ти! — я вста­ла с ди­вана.
— Но ты… что ты на­дела­ла?!.. — па­па схва­тил­ся за го­лову.
— Ес­ли бы ты ока­зал­ся в та­кой си­ту­ации, и те­бе бы приш­лось вы­бирать, спас­ти ма­му, или жить даль­ше без нее, что­бы ты выб­рал? — на мой воп­рос он про­мол­чал. Но мы оба зна­ли от­вет, мы оба зна­ли, что па­па бы по­жер­тво­вал со­бой ра­ди ма­мы. Впро­чем, я так и сде­лала, по­жер­тво­вала со­бой, ра­ди Сти­ва.
На­вер­но приш­ло вре­мя рас­крыть все кар­ты, раз он зна­ет, что я встре­ча­юсь со Сти­вом. Точ­нее встре­чалась. Но мне не бы­ло страш­но го­ворить ему это, по­тому что он это и так все знал.
— Я знаю, что Крис­то­фер Эли­сон мой брат. Он на­шел ме­ня, — вы­дох­ну­ла я.
Гла­за мо­его па­пы ок­ругли­лись, он яв­но не ожи­дал это­го.
— Да­же не смей под­хо­дить к это­му… чу­дови­щу, не смей да­же го­ворить с ним! — при­каз­ным то­ном ска­зал па­па.
Я бы­ла в шо­ке от его слов. Он го­ворил о сво­ем сы­не.
— Он твой сын! И он спа­сал ме­ня не раз! Да я знаю что он де­мон, и я знаю на что он спо­собен! Но ты… как ты мо­жешь так го­ворить о нем?! — я не по­нима­ла его.
— Он хо­тел убить те­бя! Он раз­ра­баты­вал план, как убить те­бя, Ник­ки! И ты ему ве­ришь? Ты ве­ришь это­му мер­зко­му су­щес­тву, пос­ле то­го, как он хо­тел убить те­бя?
— Не смей так го­ворить о нем! По­жалуй­ста! — прос­то­нала я. Я не мог­ла это слу­шать. Прос­то не мог­ла.
Как он мо­жет так го­ворить о нем? Ведь он его отец… те­перь я по­нимаю Кри­са, ког­да он го­ворил, что наш отец его не­нави­дит. Па­па не смог его при­нять та­ким, ка­кой он есть. Но я… я его при­няла, я не ис­пу­галась его нас­то­яще­го.
— Как ты уз­нал, что он хо­тел убить ме­ня? — ме­ня осе­нило.
— Я сле­дил за то­бой, я знал с кем ты, как ты, я все о те­бе знал Ник­ки. И мне не нра­вит­ся что твой воз­люблен­ный пад­ший ан­гел, а этот монстр… твой брат.
— И ты не смог спас­ти ме­ня? — я нем­но­го прик­рикну­ла.
— Я по­думал, что ес­ли ты ока­жешь­ся мер­тва, я те­бя спа­су от это­го ми­ра. И ты боль­ше не уви­дишь ни Крис­то­фера, ни тво­его пар­ня, Сти­ва.
Шок не от­пускал ме­ня. Мне по­каза­лось на се­кун­ду, что мое те­ло оне­мело. Я не мог­ла слу­шать сво­его от­ца. Это был не он.
— Мой па­па ни­ког­да бы не ска­зал та­кого мне. Я не уз­наю те­бя. Это не ты — ти­хо ска­зала я.
— Это я, Ник­ки. И я упус­тил тот факт, что ты мо­жешь встре­тить Кри­са. Я до пос­ледне­го на­де­ял­ся, что он не най­дет те­бя. С ме­ня до­воль­но! — крик­нул па­па и, схва­тив ме­ня за ру­ку, по­волок из до­ма.
— От­пусти! — вы­рыва­лась я. Но мои по­пыт­ки бы­ли тщет­ны.
Он вы­вел ме­ня из до­ма, и в это вре­мя по­дул ле­деня­щий ду­шу и ко­жу ве­тер. По­яви­лась ка­кая-то проз­рачная сте­на, ко­торая от­де­ляла это ок­ру­жение, от дру­гого. Там был тус­клый и мер­ца­ющий свет, длин­ный ко­ридор, и очень стран­ная ме­лодия. Слов­но кто-то ее на­пева­ет.
— Что это? — с ужа­сом спро­сила я.
В этот мо­мент Мич вых­ва­тыва­ет ме­ня из рук от­ца, и зак­ры­ва­ет со­бой.
— Она ни­куда не пой­дет, — гру­бо ска­зал он.
— Это не те­бе ре­шать, па­рень. Она — моя дочь, и она пой­дет со мной. То, что ты еще здесь, это моя зас­лу­га, ведь твоя ду­шон­ка да­леко не свя­тая. Раз­ве ты не ска­зал ей, что имен­но вы с мо­им убий­цей бы­ли в тот день вмес­те, раз­ве ты не ска­зал, что это вы вре­зались в ме­ня?! Ты ей это­го не ска­зал? Я ос­та­вил те­бя толь­ко здесь, по­тому что ты друг мо­ей до­чери.
— Что? — про­из­несла я, и мед­ленно по­пяти­лась на­зад от Ми­ча.
По его взгля­ду все бы­ло по­нят­но. Это­го я точ­но не ожи­дала.
— Прос­ти, — про­шеп­тал он, смот­ря в мои гла­за — мы бы­ли с Дас­ти­ном вмес­те в тот день, и мы прав­да не хо­тели уби­вать тво­его от­ца. Дас­тин спро­воци­ровал ава­рию. Это он не спра­вил­ся с уп­равле­ни­ем. А я… был ря­дом, и вых­ва­тил у не­го руль, и мы вре­зались в тво­его от­ца.
Сер­дце сжа­лось. Да что там сер­дце. Все мое те­ло ско­вало ог­ромны­ми це­пями бо­ли и ут­ра­ты. Вот он. Сто­ит пря­мо пе­редо мной. Один из убийц мо­его от­ца. Хо­чу ли я отом­стить? Нет… вре­мя прош­ло, ког­да я так от­ча­ян­но хо­тела убить этих убийц. Но судь­ба прос­то све­ла ме­ня с ни­ми. Один из них мертв, а вто­рой влюб­лен в ме­ня. Ка­кая иро­ния. Смо­гу ли я прос­тить? Этот воп­рос бу­дет му­чить ме­ня очень дол­го вре­мя. Ведь я и са­ма мер­тва. Ме­лодия все на­рас­та­ла и на­рас­та­ла. И из этой сте­ны вы­шел Крис.
По­годи­те, Крис? Это он на­пева­ет эту ме­лодию? Как он тут ока­зал­ся?
— Здравс­твуй, Ник­ки, — ска­зал он, улы­ба­ясь угол­ком рта.
— Здравс­твуй, отец — Крис ос­та­новил­ся око­ло не­го, и смот­рел не от­ры­вая взгляд.
— Что те­бе здесь на­до? — про­рычал па­па.
— Я при­шел за Ник­ки. Мы оба зна­ем, что ей здесь не мес­то. Она дол­жна жить, — спо­кой­но от­ве­тил Крис.
— Нет! Я не поз­во­лю ей жить с та­кими, как ты! — па­па схва­тил ме­ня за ру­ку, и по­вел ку­да-то вдаль.
— Стой! — ос­та­нови­ла его я.
— Это прав­да, ты? Это не ви­дение, не гал­лю­цина­ция? Это прав­да ты, Крис? — спро­сила я.
— Да, это я, ма­лыш­ка, я при­шел за то­бой. Ты спас­ла мне жизнь, и те­перь мой долг пе­ред то­бой спас­ти твою. Вот я и здесь, — ус­мехнул­ся он.
Сор­вавшись с мес­та, я под­бе­жала к не­му, и ос­та­нови­лась в па­ру мет­рах от не­го. Ме­ня тер­за­ли сом­не­ния. Крис хо­тел убить ме­ня, но по ка­ким-то при­чинам пе­реду­мал. И я за­щити­ла его. По­жер­тво­вала со­бой. Я сде­лала это шаг. Я пе­ребо­рола се­бя, и креп­ко об­ня­ла его.
— Я так ску­чал, прин­цесса, — про­шеп­тал он.
Я зак­ры­ла гла­за, что­бы не рас­пла­кать­ся. Ведь он, сно­ва спа­са­ет ме­ня. Но сов­сем не­дав­но я ви­дела кое-что. Наш по­целуй, он был та­ким нас­то­ящим, что да­же пос­ле уви­ден­но­го я чувс­тво­вала его гу­бы на сво­их гу­бах.
— Я то­же ску­чала, Крис, — одо­левая на­рас­та­ющий ком в гор­ле, я от­пусти­ла его.
Те­перь меж­ду мной сто­ял вы­бор. Ид­ти с па­пой, ко­торо­го, не смот­ря ни на что, люб­лю и бе­зум­но ску­чаю по не­му. Или же вер­нуть­ся ту­да, где ме­ня ждет обыч­ная жизнь, где ма­ма и мои друзья.
— Стив жив? — не­уве­рен­но спро­сила я.
Мне бы­ло важ­но знать о том, жив ли он. По­мог­ло ли это ему.
— Я не мо­гу от­ве­тить те­бе на этот воп­рос Ник­ки, я при­шел толь­ко за то­бой, а не за тем, что­бы раз­во­дить здесь раз­го­воры, у нас очень ма­ло вре­мени — его взгляд стал серь­ез­ный.
Я за­та­ила ды­хание. Мне дей­стви­тель­но бы­ло важ­но знать жив ли он. Тот кем бь­ет­ся мое сер­дце, тот кем все за­биты мыс­ли. Тот, ко­го люб­лю.
— Она не пой­дет с то­бой, монстр! — крик­нул па­па и с си­лой схва­тил ме­ня.
— Это мне ре­шать, — ти­хо ска­зала я.
Труд­ный вы­бор. Ре­шение… ре­шение… я пос­то­ян­но что-то дол­жна ре­шать, а я так не хо­чу. Хо­чу ли я жить? Да! Хо­чу ли быть с па­пой? Да! Бо­же… это не­имо­вер­но труд­но, ре­шить… я слиш­ком ус­та­ла. Я сто­яла меж­ду ни­ми, а Мич где-то по­зади всех нас. Пос­мотрев на не­го, он ед­ва улыб­нулся. Я по­дош­ла к не­му, и креп­ко об­ня­ла.
— Спа­сибо те­бе за все — про­шеп­та­ла я.
— Прос­ти, что все так выш­ло. Я бу­ду бе­речь те­бя с не­бес, — про­вор­ко­вал он.
Мои гла­за дав­но бы­ли пол­ны слез. По­дой­дя к па­пе, я так же его об­ня­ла.
— Ты зна­ешь, что я те­бя люб­лю, и что­бы ни слу­чилось, я всег­да бу­ду лю­бить те­бя пап. Мне чер­тов­ски не хва­та­ет те­бя, и ма­ма по те­бе то­же ску­ча­ет… но ес­ли я уй­ду с то­бой, как она бу­дет без нас? — я пос­мотре­ла на не­го. — она не смо­жет пе­режить еще од­ну по­терю, это ее добь­ет.
— Я люб­лю те­бя, прин­цесса, пом­ни об этом. Но знай, то, что ты толь­ко что сде­лала не пон­ра­вит­ся ни­кому. У те­бя бу­дут ог­ромные проб­ле­мы с этим. Я хо­чу что­бы ты спря­талась где-ни­будь. Твой пад­ший не мо­жет обес­пе­чить те­бе не­об­хо­димую за­щиту. Так же как и этот де­мон — гру­бо ска­зал па­па.
— Крис. Это твой сын, — про­бор­мо­тала я ему в грудь.
— Не­важ­но. Те­перь ты в опас­ности, и за то­бой мо­гут прий­ти в лю­бую ми­нуту. Я ни­чем не смо­гу по­мочь. Ты выб­ра­ла жизнь и по­луча­ешь пос­ледс­твия.
Я от­пусти­ла па­пу. Со­леные сле­зы ка­тились с щек, ка­пая ма­лень­ки­ми ка­пель­ка­ми на одеж­ду. Я сде­лала вы­бор. И я выб­ра­ла жизнь.
— Что бу­дет с Ми­чем? — спро­сила я.
— Я по­забо­чусь о нем, — улыб­нулся па­па сво­ей улыб­кой.
— Обе­щай, что не при­чинишь ему вре­даm пап. А с Дас­ти­ном я са­ма раз­бе­русь.
— Обе­щаю.
Сер­дце раз­ры­валось, я сно­ва те­ряю его. Он сно­ва ухо­дит от ме­ня. Про­шеп­тав ему еще раз «люб­лю» я взя­ла ру­ку Кри­са, и мы нап­ра­вились к этой сте­не. Обер­нувшись на пос­ле­док, я пы­талась за­пом­нить этот мо­мент как мож­но доль­ше. Па­пу, сто­яще­го так близ­ко, и в то­же вре­мя так да­леко от ме­ня, и Мич. Друг ко­торо­го я то­же лю­била. Друг, ко­торый умер страш­ной смертью.
— Ско­ро уви­дим­ся, ре­бята, — я улыб­ну­лась угол­ком рта, и шаг­ну­ла в не­из­вес­тность.
Крис креп­ко дер­жал ме­ня, по­ка мы шли по стран­но­му ко­ридо­ру.
— Как те­бе уда­лось спас­ти ме­ня? — спро­сила я.
И сно­ва обер­ну­лась, за на­шими спи­нами уже ни­чего не бы­ло.
— Все­му свое вре­мя, прин­цесса, сей­час не об этом. Знай, что я всег­да те­бя спа­су, по­тому что люб­лю. — ска­зал Крис.
Я не ус­пе­ла от­ве­тить, как ока­залась со­вер­шенно од­на, а вок­руг ме­ня ца­рила тем­но­та и мрак.



Natalie_sky

Edited: 17.05.2017

Add to Library


Complain