Останься со мной живым

Глава 14. Настоящий Демон

Как ни лень было выходить на улицу, но за продуктами идти пришлось. Егор с Демоном тоже отправились гулять и составили мне по дороге компанию.

Снег лежал ровным пушистым одеялом, ещё мягкий, рыхлый. Егор поёжился и закутался посильнее в шарф.

— Хочешь, буду думать о тебе всю дорогу? — усмехнулась и предложила я, глядя как он скукожился.

— Это просто мороз, — отмахнулся Егор.

Дружок весело резвился, зарывался рыжей мордой в снег, а потом чихал. Пёс постоянно подбегал к Егору, тот игриво трепал его за загривок, толкал в снег, дразнил. Дружок рычал, прыгал, сердито скалился, но в то же время игриво лаял, отвечая на поддразнивания.

Мы шли вдоль леса. Я не спеша брела в одном темпе, а Егор с Дружком то отставали, то убегали вперёд. Игрались в снегу как дети. Когда пёс притащил из леса корягу, Егор закинул её вперёд, Дружок счастливо побежал за ней, а Егор пошёл рядом.

— Вы с ним два сапога пара, — заключила я, когда, повизгивая и рыча, из леса выбежал Дружок с палкой в зубах.

— Да, Демон весь в меня! — Егор взял палку у собаки и вновь швырнул её в лес. — Демон, неси!

Сунул руки в карманы и вновь поёжился.

— Ты сказал, что Демон призывает и возвращает тебя к жизни, ты это как-нибудь чувствуешь? — я смотрела на счастливую собаку и не могла понять, каким образом пёс способен воскрешать из мёртвых.

— Может, это и не из-за него, но он точно любит и нуждается во мне, — Егор вновь отобрал палку, посмеялся, покачивая корягой из стороны в сторону перед носом собаки. Он дразнил Дружка, пока пёс не начал подпрыгивать и рычать, затем деревяшка вновь полетела в лес. А Егор спокойно продолжил: — Я чувствую его потребность, может, это накапливается внутри, а потом происходит перерождение: я уже могу дышать, слышу стук сердца, становлюсь тяжёлым. Прикольное ощущение, — улыбнулся он. — Правда, хочется есть и согреться по привычке.

— А без тела ты можешь летать?

— Могу и сквозь стены, и сквозь людей, — кивнул Егор.

К нему опять прибежал Дружок, но Егор не закинул палку, перестал дразнить. Пёс запыхался, свесил язык и пускал клубы пара изо рта.

— Отдохни немного, — потрепал его за ухо Егор, а потом опустился и крепко обнял собаку. Пёс тут же лизнул хозяина, Егор поморщился, поднялся и вытер лицо рукавом. — Давай без слюней.

Дружок радостно завилял хвостом.

— У вас взаимно, — улыбнулась я.

Егор хмыкнул, и они странно переглянулись с собакой. Я уже видела и знаю этот взгляд у обоих.

— Демон, неси! — скомандовал хозяин.

Мне следовало этого ожидать. Пёс уцепился за мою перчатку, стащил её с руки и как ни в чём не бывало побежал чуть впереди.

— И куда он, интересно, должен её отнести?! — глядя на собачий хвост впереди дороги, поинтересовалась я у Егора. Бежать за псом и не собиралась, помня игры со шваброй.

— Откуда я знаю, — равнодушно пожал плечами Егор. — Кстати, за носок прости. Мы его где-то в лесу заиграли.

— Почему я не удивлена, — цокнула языком и крикнула псу. — Дружок, неси сюда перчатку, у меня рука мёрзнет.

— Он не Дружок, он Демон! — исправил меня Егор. — Когда ты уже запомнишь?!

— Никакой он не Демон, он же Дружок, — ласково погладила я пса, когда тот принёс «игрушку».

— Нет уж. Пока я жив, он Демон, — настаивал Егор. — Зови его только так.

— Только ты не жив, — усмехнулась я. — И пока кто-то парит в облаках, пёсель будет Дружком, да, Дружок?

Пёс искренне и радостно смотрел в глаза, улыбался, свесив язык, и вилял хвостом.

— Что ж, Демон, — обратился к нему Егор. — Катя не верит, что ты настоящий демон. Нужно ей доказать.

Дружок тут же приободрился, нетерпеливо подёргиваясь, будто ждал команды. Егор гипнотизировал собаку, давал ему мысленную команду. Я морально готовилась к «доказательству», крепче сжала кулаки, собралась.

— Демон, вали! — крикнул Егор, и пёс тут же с разбегу прыгнул на меня.

Как ни готовилась я, а, когда рыжая туша обрушилась сверху, равновесие было потеряно. Я упала в снег, он неприятно щипал кожу, но это были не все мои испытания.

— Демон, копай! — сквозь хохот скомандовал Егор.

И пёс с диким рвением начал закапывать, снега было немного, и вскоре на меня полетели ветки, листья, грязь, я закрывала лицо от мусора.

— Хватит, — уворачивалась я.

— Как зовут собаку? — навис надо мной Егор.

— Засранец! — ответила я, пытаясь откатиться в сторону. Встала на четвереньки, отползла и потом уже поднялась на ноги, обернулась к Егору, отряхиваясь. — Но не он, а ты!

Егор засмеялся и обратился к псу:

— Демон, Кате мало, нужно повторить.

— Идите вы лесом! — поправляла я шапку, отряхивала пальто. Свалить в снег — это ещё куда ни шло, но обсыпать грязью и мусором — ха границей беззаботного веселья.



Нелли Ускова

Отредактировано: 12.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться