Осторожнее светлая, к тебе приворожен темный.

Размер шрифта: - +

ГЛАВА ШЕСТАЯ

Он ничего не ответил. Молча слез с лошади и подошел к нам вплотную стал рассматривать Энка. Энк от взгляда Избранного лишь сильнее вцепился в мою руку. Хоть куда там сильнее…  Я прямо почувствовала кости руки. Он так сильно стиснул кожу, что казалось, ее и вовсе нет уже. Я попыталась его отцепить. Куда там…

- Давно он стал таким? – Илл Дерсерк даже не думал отходить, хотя и видел, как его присутствие сказывается на Энке.

- Каким таким? – Мой голос звучал все еще злее, потому что терпеть боль от «нежных объятий» Энка, я вынуждена была по его милости. – Если он тебя интересует, я с радостью его тебе отдам.

- Любимая… Нет. Нет. – Голос у Энка дрожал и звучал так жалко. Я посмотрела на него. Он весь дрожал и почему – то становился бледным. Да уж… Это никакой вам не доблестный рыцарь. Это… «Может, я правда больна мыслевение, если он мне начинает нравиться?»

- Мне больно, подери тебя дракон! Отпусти меня! – Я потрясла рукой и меня вроде как отпустили. Ненадолго. Отлепившись от руки, он пристроился за спиной. Только теперь эти его объятия были теснее и плотнее. Его грудь, словно приросла к моей спине, а руки обхватили живот. Он боялся, что я попытаюсь вырваться и поэтому, как только я сделала попытку, он сильнее сжал меня. И хотя эти его объятия существенно отличались от прежних, мне было не очень комфортно. Я ведь прекрасно помнила, что может произойти, если он окажется так вот близко. Влюбляться в него мне совсем не хотелось. Я была против, вот только какое было хрупкому и девичьему сердцу до этого дело. Ему нравилось странное поведение Энка. Раньше – то никто столько внимания не уделял, особенно, если брать во внимание «Ларка» и горькая, правда, в которую не хотелось верить. А ведь не окажись я в чужом теле интересно узнала бы я когда – нибудь об этом?

- Давно он привороженный? – Я как – то подзабыла, что мы совсем не одни. И не я одна. Дыхание Энка стало слишком горячим.

- Не мог бы ты подойти поближе? – Илл Дерсерк явно не ожидал от меня вопроса на свой вопрос, а тем более такого странного. – Я отвечу тебе, когда ты сделаешь, то, что я прошу. – Он сделал шаг. Энк попытался отодвинуться. – Стоять! Еще ближе. – Избранный ничего не ответил, хотя мы и так были уже слишком близко, а теперь, когда он сделал еще шаг, то почти соприкасались носами.

- Нет… Нет. Мое! Мое! – Я почувствовала, как затрясся Энк, а потом стал кричать. – Мое! Не трогать! Мое! – Я не понимала о чем речь. Я просто хотела, чтобы он опустил меня. – Мое! – Он снова произнес это слово, а потом притих.

- Энк? – Мне совсем не понравилась тишина, которая наступила. – Что с ним? – Я боялась повернуть голову в его сторону. Я чувствовала, что его тело расслабилось без причины и мне стало страшно. – Он живой?

- Он в обмороке.

- Что? – «Я, наверное, ослышалась». На всякий случай я переспросила.

- Простой обморок. Помочь? – Пока я пыталась осмыслить услышанное, Избранный подошел и поднял Энка, который, оказывается, лежал на моих плечах. Я вмиг почувствовала облегчение. Руки его пришлось отцеплять мне. Даже в обмороке он не хотел отпускать меня.

- Спасибо. – Когда мы уложили Энка на траву, я решила поблагодарить Илла Дерсерка. Быть может, это и было странным со стороны темной, но я светлая и была воспитана подобающе.

- Теперь поговорим. Я хочу знать как давно он такой. – Я не знала, что именно он имеет ввиду: темный или привороженный? Подумал, что оба варианта я просто пожала плечами. Я сама, то здесь всего неделю, откуда мне было это знать. – Не хочешь говорить?

- Почему же? Если бы я знала, я сказала. – Я посмотрела на Энка, его лицо было бледным.

- Но ведь тебя он называет любимая, значит, ты его приворожила.

- Выходит что я. – Я тяжело вздохнула. Мне всегда было интересно знать, что ощущаешь, когда тебя допрашивают. Я видела в суде, как допрашивали темных и как они яростно кричали: «Мы невиновны». Странно, но я никакой злобы не ощущала, только лишь безразличие к вопросам Избранного. Я ведь знала, что говорю правду и ничего не скрываю.

- Тогда ты, может быть, скажешь, мне правду? – Все Избранные обладали упрямством, и большинство из них всегда добивалось ответов. Такого было мнение моей тетушки, которое именно сейчас и подтверждалось. – Как давно?

- Послушайте И… Избранный, - я едва не произнесла его имя, пришлось назвать его Избранным, благо оно тоже начиналось на и. – Я думаю, что ответ на этот вопрос ничего не изменит. Или быть может ты, углубленно изучаешь привороты? – Он промолчал, явно соглашаясь со мной. – Тогда я не вижу смысла отвечать на заданный вопрос.

- Ты конечно права, но есть теория.

- Какая? – Я навострила уши. Неужели кто – то всерьез стал изучать привороты и уже даже строит теории. Верилось мне в это с трудом. Это темная магия, а там где тьма свету делать нечего. Он ведь придет и все уничтожит. А если дело касалось человеческой жизни, то свет ее вовсе не спасал. Это все ложь, если где – то в книгах упоминалось, что свет побеждал темноту, при этом половину его людей, которые конечно не по собственной воле пошли служить тьме, оставлял в живых. Светлые маги никого не щадили и, если человек однажды преклонил колени перед тьмой, то кто сказал, что он и во второй раз этого не сделает.

- Приворот можно попытаться снять, если он действует не больше года. – Что – то похожее я уже слышала, поэтому не смогла сдержаться от смешка.

- Хах… Очередная глупая теория. Ты знаешь, что если бы этим делом занималась моя… - Как же, оказывается, сложно быть не собой. Я едва не сказала, тетя. «Интересно, а если у этой темной тетка?»



Светлана Климовцова

Отредактировано: 13.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться