Осторожно, дети в клетке!

Font size: - +

ГЛ.1: ПЯТЕРНЯ. 1. Массовка на набережной.

28 августа 2011 г.

- Тишина! Тишина на съемочной площадке! – кричал изо всех сил усталый помощник режиссера, строго поглядывая исподлобья на старательных бригадиров массовки.

- Эй вы, пацаны! – прикрикнул один из них на группу подростков, случайно затесавшихся среди актеров массовых сцен. – Тише! А лучше, вообще, валите отсюда!

- Хм! Еще чего? - огрызнулся высокий светлый паренек, которого все его друзья прозвали «Пятерней» из-за его фамилии – Пятёркин. – Мы без денег отсюда никуда не уйдем!

- Вот именно! – поддержал его худощавый и прыщавый подросток небольшого роста по прозвищу «Кляп», сокращенно от его полного имени Кляпов. – Больше 10 часов тут канючим. А они, опаньки, валите… Денег давай!

- Андрей! Выведи этих со съемочной площадки. Ты нас задерживаешь, - сделал бригадиру замечание помощник режиссера, не обращая никакого внимания на клянченье нагловатых подростков.

- Ладно, ребятня! Все в коридор! Будут вам деньги! Правда, мы еще не закончили, - с досадой сдался бригадир Андрей, внешне походивший на тупоголового бандита из лихих 90-х.

Не дожидаясь очередной волны возражений и комментариев со стороны юных исполнителей, Андрей вытолкал подростков своими огромными руками в зеркальный коридор. Он уже и сам не знал, зачем пригласил их в молодежный клуб на Савинской набережной на съемку сцен комедийного сериала.

- Послушайте! Заплатите нам, и мы пойдем! – спокойно предложила ему стройная девочка 14-ти лет с длинными волнистыми рыжими волосами, которую все ребята уважительно называли Эммой. Несмотря на свой юный возраст, она выглядела старше остальных. – А если вы не заплатите, мы позвоним нашим родителям.

- Да, я понял! Понял я! – занервничал бригадир, в душе сильно пожалевший, что вообще связался с малолетками. – Так! Сидите здесь! Пойду, разузнаю, можно ли вас уже отпустить.

- Хм! Опаньки! Что это ещё за кидалово? – громко возмутился Кляп после спешного ухода бригадира. – Ну и, каково мы тут чундыхались, а?

- Слушай, Кляп! Заткнись, а! – резко осадил товарища Пятерня, рассматривая себя в мутное, запыленное зеркало и поправляя на голове свою модную прическу. Модно остриженные светлые волосы 13-ти летнего подростка легко укладывались, эффектно обрамляя его загорелое лицо.

- А чё ты, Пятёркин, мне рот затыкаешь? – нахмурившись, возмутился Глеб Кляпов, пялясь, как и его друг, в зеркало и пытаясь изо всех сил приложить свои непослушные немытые темные кудри.

- Да, заткнись же ты, Кляп! – не выдержал на этот раз 14-ти летний светловолосый подросток крепкого телосложения и с широкими плечами, его с детства прозвали Лист, что было сокращением от его фамилии Листов. – А то нас всех, правда,  выгонят в три шеи. И не видать нам денег, как тебе - своих ушей!

- Чего это они нас вдруг выгонят?  - надула свои румяные щеки миловидная светловолосая девочка лет 13-ти, сидевшая рядом с Листом и чем-то похожая на него чертами лица. Следуя примеру своих друзей, она тоже с интересом разглядывала свое отражение в зеркале. – Мы же работали!

- Да, лучше бы на Мосфильме остались. Там всегда больше платят! - недовольно пробубнил её сосед, худой темноволосый подросток в очках, не отрывавший своего влюбленного взгляда от отражения улыбчивой девочки. – Зря только здесь столько времени потратили…

- А ты, Давид, что, по книжкам соскучился? – мельком посмотрел Пятерня на своего одноклассника в зеркало, невольно отвлекаясь от собственного отражения.  – Не переживай, маменькин сынок! Скоро первое сентября! Начитаешься еще, ботаник очкастый!

- Эй! – вдруг грозно окликнула его рыжеволосая Эмма. – Макс, полегче! Брата моего не тронь!

- Хм! Да, кому он нужен! – высокомерно пожал плечами Максим Пятёркин, охотно возвращаясь к своему отражению на зеркальной глади. – Слушай, Эмка! Ты бы сходила к бригадиру да узнала, как там наши денежки. Из-за тебя здесь застряли!

- Давай, Эмка! Давай! – подхватил Кляпов, нервно ерзая на высоком барном стуле перед зеркалом.- Скоро десять часов. Пахан меня прибьёт!

- Ну, сходи, Эммочка! – умоляла подругу светловолосая девочка Наталья Листова, искусно состроив унылую рожицу. - Наши родители тоже уже волнуются.

- Это точно! – поддержал сестру Лист, единственный из всей группы ребят, кто меньше всего переживал о заработке в 500 рублей, обещанных ловким бригадиром каждому юному актеру массовых сцен.

С самого начала летних каникул четырнадцатилетний Сергей Листов с подозрением отнесся к глупой затее своей одноклассницы Эммы Лариновой участвовать в съемках массовых сцен, за которые, по её меркам, неплохо платили. Тем более, если учесть, что съемки занимали не больше шести часов в день. Да и он первый возражал, когда Эмма предложила всем в их классе сниматься летом в массовках. Неблагодарный труд, да и платили на самом деле мало!

И надо было ему рассказать об этом своему другу детства и соседу по лестничной площадке Максиму Пятёркину. В отличие от него, он с живым интересом подхватил глупую идею Лариновой. И не только стал активно участвовать во всех её начинаниях и затеях, но и подключил к этому сомнительному предприятию своего закадычного друга и соседа по парте Глеба Кляпова, да еще и сестру самого Сергея Наталью. А уже следом за ней примкнул и вечный зубрила Давид – брата Эммы Лариновой.



Фати Тэо

#3227 at Young adult
#1818 at Teenage literature

Text includes: школа, друзья

Edited: 29.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: