Осторожно, дети в клетке!

Font size: - +

ГЛ.3: "ДОСТУПНАЯ" ШКОЛА. 18. "Карта доступности".

           26-30 сентября 2011 г.

Странная история, случившаяся с одним из семиклассников в самом начале сентября, уже облетела всю школу № 1950. Из предосторожности сами учителя распространяли свои версии произошедшего в надежде своевременно предупредить другие возможные несчастные случаи. Чрезмерно обеспокоенные случившимся ЧП, они с меньшим интересом обсуждали последние политические события в стране. Всё их внимание было сосредоточено на неожиданной инициативе их коллеги – учительницы биологии и классного руководителя 7 «А» Веберг Марии Ивановны. Кто-то из учителей с завистью, а кто-то просто из любопытства следил за её ловкими манёврами по созданию так называемой «доступной» школы. Но были и такие, кто усердно старался ей помочь, чем мог.

К невысказанному удивлению многих в педсовете школы, большинство учеников старших классов быстро подхватили эту довольно инновационную идею и принялись активно её продвигать. Однако всем было невдомек, что на самом деле главным источником и вдохновителем «доступной» школы был обычный восьмиклассник Сергей Листов. Впрочем, вряд ли они бы поверили, что самый заурядный ученик их школы смог проявить исключительную волю и безмерное желание внедрить инновационные подходы в общеобразовательном учреждении. И, по сути, они были бы правы!

На самом деле Сергей Листов вовсе не стремился сделать нечто исключительное, выделиться среди других или внести свой бесценный вклад в развитие школьного образования. Единственное желание, направлявшее его, заставлявшее его активно действовать, было искреннее стремление помочь своему другу детства, попавшему в беду по воле обстоятельств, вновь обрести себя.

Сергей видел собственными глазами то, что инвалидность, воспринимаемая как злополучный бич, не была непреодолимым препятствием в жизни. Он понял, что люди с инвалидностью могут, превозмогая физическую боль, продолжать жить полноценной жизнью, нисколько не чувствуя себя ущербными или ограниченными. Для этого им не хватало всего лишь простых комфортных условий и доброго толерантного отношения к ним других людей. И дело было не только в сочувствии и помощи их окружения. Главное для них было оставаться людьми, самими собой, равными среди равных!

К удивлению и радости Сергея Листова, Глеб Кляпов, лишь только узнав, для чего придумана вся затея с «доступной» школой, сразу стал её активным участником. Постепенно его нездоровые амбиции детектива переросли в вполне приемлемые устремления общественного активиста. Впрочем, любопытный Кляпов всегда поддерживал любые начинания, стараясь, на самом деле, найти самого себя. Не прошло и двух дней подготовки классного часа, как он уже сдружился с Кристиной Светловой, перестав её обзывать «Хромой» и «Хромоножкой». Правда, не изменяя всё-таки своим некоторым принципам, он продолжал называть Сергея и Кристину соответственно «Ромео» и «Джульетта», доставляя себе удовольствие вызывать их смущение. Но иногда, время от времени он погружался в грустные мысли, вспоминая о своем закадычном друге Максиме Пятёркине, по которому он сильно скучал.

Между тем сам Пятёркин испытывал нестерпимую скуку вдали от своих друзей. Череда уколов и капельниц, сопровождаемых физиотерапией, делала его жизнь монотонной и безрадостной. Впрочем, о какой радости могла идти речь, если опорно-двигательная функция его ног никак не восстанавливалась. А, лишенный всякой возможности передвигаться, Максим с трудом выносил вынужденное заточение и неподвижность в стенах больничной палаты. Измученный своими грустными мыслями, он надеялся, что инвалидная коляска даст ему возможность перемещаться хотя бы вдоль коридора больницы. Однако перспектива вести однообразную жизнь инвалида, изолированного от общества, его нисколько не радовала.

Для Пятёркина время шло медленно и неотвратимо. И вот в среду 28 сентября его отец во время врачебного обхода обещал ему долгожданный сюрприз. Полдня Максим не мог найти себе места, не зная, чем себя занять в ожидании обещанного «чуда». Ближе к четырем часам дня Алексей Михайлович вырвался на несколько минут, чтобы навестить скучавшего в свое палате сына. Неожиданно в коридоре он встретил Сергея Листова, Глеба Кляпова и одну из одноклассниц Максима – Кристину Светлову. Беспокоясь о своем друге, ребята пришли его проведать. Полагая, что встреча с друзьями хоть немного отвлечет Максима от печальных мыслей и даже, может, развлечет его, Алексей Михайлович провел их в его палату.

- Ну, сынок! Сегодня явно твой день! Смотри, кто к тебе пришел! – обрадованно объявил отец Максима, входя и отворив настежь входную дверь.

- Ну, Макс! У тебя тут хоромы! – открыл рот от удивления Глеб Кляпов, следуя за Алексеем Михайловичем. – Круто! Отдельная палата!

- Кляп! – вдруг обрадовался сидевший в кресле Максим нежданному визиту своего закадычного друга.

- Да! И такая вся чистенькая! – вошла следом, улыбаясь, Кристина с пакетом фруктов в руках.

- Криста?! – нахмурился Пятёркин и метнул недовольный взгляд в сторону Кляпова. – А она чего здесь? Она, что, с тобой, Глеб?

- Нет! Она со мной! – вошел за Кристиной Сергей и виновато потупил взор.

- Это, что, пап, и есть твой сюрприз? – спросил Максим отца, разочарованно вздыхая.

- Опаньки! Ну, ты, Макс, зажрался! – обиженно заметил Кляп, подходя ближе к креслу, на котором сидел его друг. – К нему, понимаешь, друзья пришли. А он носом воротит! А ты чё девок в бикини ждал?



Фати Тэо

#3222 at Young adult
#1810 at Teenage literature

Text includes: школа, друзья

Edited: 29.08.2015

Add to Library


Complain




Books language: