Остроконечная шляпа

Глава третья – Ориентирование на местности

- Слушай, а тебе не кажется, что у нас какие-то сказочно хорошие условия для жизни? – просила Лиза, когда мы присели на одну из лавочек во дворе студенческого общежития. – Ведь им было необязательно так тратиться, делая для каждого студента собственную квартиру.

Оказывается, мы думали примерно об одном и том же. Уж слишком всё радужно и красиво получалось. Личные квартиры, шикарный дворик с выложенными цветной плиткой тропинками и даже небольшим фонтаном в виде очень довольного кота, сидящего верхом на метле. И коридоры чистые, с недавно обновлёнными обоями и вымытыми люстрами.

МАМ конечно престижное учебное заведение, и всегда таковым являлось, но чтобы всё было настолько хорошо?

- Кажется, - тихо ответила я, поглаживая мягкую шерстку Лариски. – Только я никак не могу понять в чём подвох.

- Никакого подвоха, - послышался знакомый голос давешней фифы. – Это ваши родители нищеброды, а мой папочка и несколько его друзей профинансировали ремонт и перепланировку нашего общежития, чтобы мне было комфортно! – с некоторым апломбом заявила она. – Ведь он не может позволить, чтобы его принцесса жила в ужасных условиях следующие четыре года.

Я поперхнулась воздухом, и ещё раз посмотрела на трёхэтажное здание общежития. Это сколько же он денег вбухал в этот проект? Нет, я понимаю, что в Москве живут очень богатые люди, но это как-то перебор. Или у них тоже был в этом свой интерес? Обустроить общежитие, расположив е себе тем самым молоденьких ведьмочек, которые потом будут очень благодарны предприимчивому бизнесмену. А на что способна даже одна ведьма, простым людям лучше не знать. Не удивлюсь, если папа фифы не был и в десятую часть так богат, до того, как встретил её маму.

- Это он что, тебе место в МАМ купил? – ехидно поинтересовалась Лизка, демонстрируя типичную для ведьмы реакцию на всё удивительное.

Фифа смутилась, потупилась, а потом и вовсе сбежала, не выдержав наших пристальных взглядов. Неужели сестра попала в яблочко?

- То-то я слышала, что у неё магии с гулькин нос, - хмыкнула сестра. – У неё и мама не особо сильная, а тут ещё и кровь разбавили. Не спорю, её отец очень богат, но мне кажется, что оно того не стоило.

- Не нам судить. Тем более, что ремонт мне нравится.

После последней фразы, мы дружно рассмеялись и пошли искать лекционные залы, в которых нам предстоит бывать, когда начнётся обучение.

 

* * *

 

Мы заблудились, и очень быстро. Не знаю, какому сумасшедшему архитектору заказали план академии, но подозреваю, что в норах кротов ориентироваться проще. Коридоры заканчивались в самых неожиданных местах, и там, где полагалось быть проходам, если верить карте, их не было. При том, что половины номерков на дверях не хватало, было сложно с уверенностью сказать, где именно мы находимся. Не знаю, кто тот умник, отколупавший бронзовые циферки, но мне безумно хотелось оторвать ему за это руки.

Под конец третьего часа безуспешных попыток найти выход из этого лабиринта и в десятый раз оказавшись в том же тупике, мы были готовы взвыть. Почему все коридоры в учебной части похожи друг на друга, как близнецы? Кто до этого додумался?

- У меня ноги отваливаются, - пожаловалась Лизка. – Я как-то не думала, что мы так долго будем блуждать.

Она обречённо посмотрела на свои летние босоножки на тонком каблуке и приуныла ещё больше. Мне, в моих простеньких кедах было полегче, но несколько часов пешей прогулки по мраморному полу оставили свой отпечаток лёгкой болью в правом колене. Оно ещё не до конца зажило после моей встречи со стеной, в следствии которой я лишилась метлы.

- И чего делать будем? – я присела на подоконник, массируя ноющую часть тела. – Такими темпами, мы скоро станем тройкой призраков и будем пугать студентов.

- Не станем, - хмыкнула моя собеседница. – Нас быстренько развеют, чтобы снизить нагрузку на лазарет. Слушай, я где-то читала, что крысы легко находят выход из лабиринта. Как думаешь, Шапокляк, твоя Лариска может нас спасти?

Мы с питомицей переглянулись, и пошевелив длинными усами, крыса решилась. Спустившись вниз по моей одежде, она скачками побежала по одному ей известному маршруту. Мы с Лизкой поспешили за ней и, о радость, через какие-то пять минут оказались у дверей, ведущих на улицу.

- Я больше никогда не стану просить тебя оставить крысу в комнате, - задумчиво выдала сестра, открывая одну из дверей. – Я всё поняла и раскаиваюсь.

Довольная собой питомица, ловко забралась обратно на моё плечо и потёрлась мордочкой о мою щеку. Пусть она не полноценный фамильяр и не может говорить, но о лучшей спутнице я не смела и мечтать. Кто ещё может похвастаться, что зверёк спас их от голодной смерти?

 

* * *

 

Мы вяло плелись в сторону своего общежития, ноги гудели, желудок сводило от голода, и настроение скатилось куда-то на уровень плинтуса. Это же надо было так оплошать в первый день? Узнай кто, будут смеяться долго и со вкусом. У своей двери, я на секунду притормозила, посмотрев на Лизку.

- Ты к себе или у меня есть будем? – приободрённая близостью вожделенной еды, спросила я.

- К себе. Если поем у тебя, то спать придётся на коврике. Напомни мне в следующий раз, чтобы я каблуки не надевала, когда мы на ещё одну прогулку соберёмся. А то я могу и забыть, как мне сегодня было плохо.

- Ну как скажешь, - я махнула ей рукой и коснулась замка, который тотчас приветливо щёлкнул.

Жаль, что подобные вещицы не прижились на Земле. У нас слишком мало магии, чтобы использовать вот такие, самоподпитывающиеся механизмы. Они просто выйдут из строя меньше, чем через месяц, а тратить силы, которых и так мало, на подпитку – жуткое расточительство. В нашей семье принято беречь силы для более полезных вещей.



Ирина Лукьянец

Отредактировано: 10.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться