Остроконечная шляпа

Глава четвёртая – Шантаж, шопинг и штранные черти

Я полюбила этот мир, стоило нам только выйти из МАМ. Вдоль каждого тротуара, высились огромные деревья, даря тень. Улицы были чистыми, а воздух сладким. Это место не шло ни в какое сравнение с городом, где я прожила последние двадцать лет. Цокая каблучками по ярко зелёному подобию асфальта, мы прогулочным шагом направились в сторону небольшого открытого павильона с остроконечной крышей. Внутри Микоши нажала несколько кнопочек.

- В таких строениях можно заказывать транспорт, - просветила нас она. – Если едут три-четыре человека, то по деньгам выходит тоже самое, что и поездка на общественном транспорте. Ну это если до рынка, - уточнила она. – Тут всё зависит от того, куда едете.

Не прошло и пары минут, как на дороге ,рядом с павильоном, остановилась небольшая крытая повозка с водителем. Окинув нас взглядом, он недовольно нахмурился.

- Решает, мы ученицы, или просто рядом оказались, - шепнула мне Микоши. – Почти все горожане, с удовольствием завышают цены для всех обучающихся в МАМ.

- А проклятий на свою голову они не бояться? – так же шепотом поинтересовалась я.

- Проклинать кого-то за приделами МАМ не советую, - продолжила начатый разговор Микоши уже в повозке, когда назвала адрес. – К нашим же чертям пойдут, а те без копейки оставят. Всё на компенсацию этим жуликам пойдёт. Так что даже если хамят и откровенно нарываются, держите себя в узде. Оно того не стоит.

Я задумалась. Это что получается, горожане нагло пользуются тем, что студентам некуда деваться? Из рассказа Микоши получается, что нам завышают цены, хамят, а мы ничего не можем сделать? Странно это всё. Ну ничего, я вполне способна притвориться обычной горожанкой. Всю жизнь так жила.

Рядом со мной сидела Лизка, которая всё это время прислушивалась к нашему разговору, и теперь тоже задумчиво хмурилась. Видимо, ей ситуация тоже не особо понравилась.

- Так вы всё-таки из МАМ, - осклабился водитель, издевательским тоном выделив последнее слово.

Вот ушастый! Я, сидящая рядом, едва слышала, что говорила Микоши, а этот умудрился подслушать, находясь на приличном расстоянии, да ещё и сидя у открытого окна. Это же надо какой талант!

Староста скривилась, явно коря себя за излишнюю разговорчивость. Было видно, что она очень не хотела переплачивать. Сомневаюсь, что у неё есть лишние деньги на то, чтобы переплачивать излишне наглым таксистам. А то, что мы воспользовались аналогом местного такси, и так понятно.

Такси… какая-то мысль скреблась на задворках сознания, никак не желая показаться на свет. Что же меня так зацепило в этом слове? Размышляя, взглядом скользила по разным предметам, находящимся в повозке. Я даже вздрогнула от радости, когда увидела столь милый сердцу и неизменный атрибут всех профессиональных таксистов.

- Микоши, - обратилась я к приунывшей ведьме, - а горожане правда к чертям обращаются? – получив кивок, продолжила расспрашивать, настраивая таксиста на правильную эмоциональную волну. – А почему?

- Ну так они на юрфаке межмировое право учат. Дешевле берут, и въедливей любого профессионального адвоката этого мира, плюс стажируются у них же. Там ещё гномы есть, но они как-то поспокойней и более жадные.

- Ага, - я задумчиво кивала своим мыслям. – Ну я поняла, что проклинать кого-то, себе дороже. А студенты думали о том, чтобы нанять чертей, чтобы те приструнили зарвавшихся горожан? А то некрасиво как-то получается. Негостеприимно.

- Да как их прижмёшь-то? – раздражённо отмахнулась староста. – На рынке они сами цены устанавливают, так что и не придраться.

- А ценники? Здесь это не принято?

Я старательно вела разговор в нужном мне русле. Конечно я не собираюсь нанимать чертей, чтобы те улучшили условия для всех студентов. Думаю, это будет очень дорого стоить мне финансово, а толку будет мало. А вот одного конкретного гада, мне хватит наглости и сноровки приструнить. Ведьма я, или как?

- Ну почему. Принято конечно. Просто у них всегда ещё один набор есть, и меняются очень быстро. Приставы добежать не успевают, да и не торопятся особо.

Я хмыкнула, и достала из небольшой сумочки свой смартфон. Как телефон, он конечно был абсолютно бесполезен в этом мире, зато у него была одна безумно нужная мне сейчас функция – фотоаппарат. Нацелив его так, чтобы было хорошо видно и время на главной панели, и счётчик, стала ждать. Подумала, и включила режим видео. Так надёжней будет.

- А вот эти повозки? – я сделала жест, указывая на наше транспортное средство, а Лизка приложила палец к губам, призывая Микоши молчать о увиденном телефоне. – У них тариф по городу фиксированный, или как?

- Фиксированный, - широко улыбнувшись, за Микоши ответил водитель. – И вы будете платить строго по счётчику. Мне чужого не надо.

От одного вида его самодовольной улыбки, зачесались кончики пальцев. Проклятье само просилось на язык, но мне всё-таки удалось сдержаться. Если дела обстоят именно так, как говорит староста, то придётся показать, как на самом деле ведут себя ведьмы, и что у нас тоже наглости, хоть отбавляй.

Плавное торможение, и я даже вижу крайние палатки рынка. Посмотрим, что будет дальше. Водитель провёл какую-то странную манипуляцию, и сума на счётчике утроилась.

- Скажите, а что вам полагается по внутренним законам вашей компании за вмешательство в счётчик? – елейным голоском спросила я. – И где бы найти чёрта, а то у меня так внезапно появился вопрос по юриспруденции этого мира, хотя, может вы мне сможете подсказать, - ещё одна ослепительная улыбка, стремительно бледнеющему водителю. – У вас за мошенничество штраф, или заключение? Или сразу и то, и то?

- Не знаю, о чём вы говорите, - сдавленно прокаркал он, вмиг растеряв уверенность. – Мой транспорт абсолютно исправен.

- Да? То есть вы не утроили сумму на счётчике, нажав во-о-он ту кнопочку с боку? – я тонким пальчиком указала на столь интересующий меня предмет. – И проезд действительно столько стоит, и моя подруга соврала, сказав, что от остановки рядом с МАМ и до рынка, проезд равен трём билетам?



Ирина Лукьянец

Отредактировано: 10.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться