Остров

15. Пробуждение.


Я проснулся от сильной жары и неприятного привкуса во рту.
"Вот черт... надо завязывать с выпивкой", - подумал я и попытался приоткрыть глаза.
Прямо перед собой я не увидел ничего, из того, что привык видеть по утрам, или по крайней мере в момент пробуждения.
Голова гудела, все тело ломило, точно как с похмелья.
"Что за кошмар мне приснился?" - подумал я и попытался привстать.
Но поднявшись на руках я увидел, что лежу не на кровати и даже не на полу.
Я лежал на песке прямо на полосе прибоя.
Перевернувшись на спину я стал смотреть на совершенно синее небо, ни единого облачка, над головой.
"Все - правда!" - с ужасом думал я, и сделав над собой усилие, поднялся и покачиваясь встал.
Передо мной был бескрайний океан. Вода казалась чуть светлее прямо рядом, а дальше становилась темнее.
Чуть впереди из воды поднимался еще один остров, я повернулся и посмотрел на ту землю, где стоял.
Передо мной был длинный пляж с почти совершенно белым песком. Солнце палило нещадно. Но, как не странно, песок не казался горячим. Я прошелся по краю берега, но потеряв равновесие упал в подоспевшую волну.
Вода была такая же теплая, как и воздух. Попробовав ее на вкус я тут ж выплюнул - отвратительно.
В этот момент отчаяние взяло верх. И я зарыдал, как ребенок, размазывая по лицу, такие же соленые, как и вода вокруг, слезы и сопли.
Я понял, наконец, что же со мной случилось. И мне стало жутко страшно.
-Я не хочу... Не хочу...- голосил я,- не хочу...


Солнце пекло нещадно. Вода в моем спасительном плоту почти полностью высохла и осталась только тонкая соленая корочка. К сожалению, соль была не только на моем резиновом ложе. Все моя одежда, моя кожа, пропитавшиеся водой ночью теперь высохли и нещадно зудили. От этого отвратительного чувства я и проснулась.
Ни рук, ни ног, никаких других частей тела я не чувствовала.
Все болело, ныло или отекло. Собрав последние силы в кулак я подняла голову и огляделась.
За краем моего спасительного плота я увидела воду и ничего больше. Сделав рывок я поднялась на локтях и посмотрела чуть дальше. Результат тот же - вода. На многие многие мили вокруг.
Я перевернулась на спину и стала смотреть в небо. Оно было синим, будто на чистую бумагу пролили банку с краской.
"Вот черт! - подумала я,- стоило ли спасаться, чтобы умереть на надувном трапе посреди океана?!"
Мне захотелось закричать и заплакать, но ни то ни другое не получилось. Крики не вырывались из осипшего горла, а слез не было по причине сильной жажды.
А вот усмехнуться у меня получилась. Я подумала, что у меня осталось главное, то что делает человека человеком, возможность выбора.
Я могла умереть от жажды, голода или просто нырнуть под трап и уже не всплывать на поверхность.
И вдруг мне стало легче. Когда ключ к концу страданий у тебя в руках, все становится гораздо проще.
Я вздохнула и стала смотреть в небо, вспоминая свою жизнь от первых моментов до вчерашнего дня.
И чем больше я думала о том, как девочка Мили стала Мелиндой Сюррей, тем больше во мне крепла уверенность, что все будет хорошо.
Ну, не могла бы судьба так долго мучаться со мной, закрывая от кулаков мальчишек в детском саду, или выведя меня из пещер в окрестностях Сиднея, куда нас, школьников, повели на экскурсию, а я и еще двое парней решили сойти с маршрута. Тогда я выбралась, а мальчишки попали под завал и погибли. Потом мое увлечение фотографией и, как результат, жанром репортажа из горячих точек. Сколько пуль не угодили прямиком мне в голову или грудь? Мимо скольких мин я прошла? Сколько гранат разорвалось прямо передо мной? И все для того, чтобы утонуть после того, как я уцелею в авиакатастрофе?! Нет! Точно нет!
Другое дело, как эти Мойры (в греческой мифологии - пряхи, которые плетут нити судьбы) выпутаются из причитающегося мне запутанного клубка? Ради того чтобы только посмотреть на это, стоило жить.
И будто в подтверждении моих слов вдруг я увидела птицу над головой. Широко раскинув крылья она парила в определенную сторону.
"Птица!- пронеслось у меня в голове,- берег!"
Поднявшись я покрутила головой по сторонам. Но ничего похожего на сушу ни с одной стороны не было видно.
Но птица довольно уверенно летела вперед. Перевернувшись на живот я раскинула руки и стала грести за ней. Через минуты птица, конечно, меня обогнала и улетела, но я по крайней мере двигалась в том же направлении.
Солнце обходило меня справа налево. Значит я гребла на север. Интересно, не до Шри Ланки же мне грести...
Когда солнце перекинулось далеко на запад и я стала понимать, что совсем скоро стемнеет, а я так и не добралась ни до какой земли, мне стало страшно и я расплакалась, как ребенок, который потерялся в супермаркета. В голове крутилось только одно: за что мне такие испытания? Ведь я могла остаться в аэропорту в Йоханесбурге, полететь следующим рейсом... А вместо этого, я гребла неизвестно куда лежа на надувном плоту.
Сколько мне осталось? Час, два, три?...

"И что это за шум?" - подумала я и подняла голову. Надо мной зависла не одна, а целых пять птиц, которые явно недоумевая пытались разглядеть, что это за диво болтается на воде.


Когда рыдать и кричать уже не осталось сил, я упал на прибрежный песок. В голове крутилась только одна мысль: почему я не напился с Полом? Ведь я мог сейчас проснуться в гостинице при аэропорте в Йоханесбурге и узнать обо всем этом из новостей...
За что ж такие испытания?!
Думая об этом, я приподнялся на локтях и стал смотреть вперед на воду.
Картинка немного изменилась. Впереди, не слишком далеко, в нескольких десятках метров от берега я увидел небольшую стаю птиц, которые вились над одним местом. По очереди они то опускались ниже, почти к самой воде, то взлетали вверх. Без сомнения что-то привлекло их внимание. Этого чего-то из того положения, в котором я сейчас был, видно не было. Из любопытства я приподнялся и вдруг заметил, что птиц отгоняет от воды не что-нибудь, а рука! Человеческая рука!
-Эй! - крикнул я и поднялся, как ошпаренный,- Эй! Кто там?!
Забежав в воду по пояс я продолжал кричать и размахивать руками.


Птицы, должно быть решили, что я не жилец, и потому собрались приступить к трапезе.
По одной они кидались на меня с небес, щепали и снова поднимались вверх.
Я отбивалась, но, честно говоря, у них было больше сил и больше возможность для маневра. В результате несколько раз я получила довольно неприятные укусы.
-Ах вы сволочи!- заорала я, и перевернувшись стала отбиваться от этих проклятых пернатых.
Птицы кричали и бросались на меня с новой силой, но в конце концов они поняли, что так просто им меня не взять. Постепенно они стали отставать.
Я опустила руки и перевела дыхание. Терять силы сейчас было совсем не к чему. Кто знает, сколько мне еще грести...
Как вдруг я услышала голос. Настоящий человеческий голос!
-О Господи!- вырвалось у меня. Я подскочила на своем плоту и увидела то, о чем мечтала весь прошедший день. Землю! И  фигуру человека бегающего вдоль берега и размахивающего руками.



Лили Раузе

Отредактировано: 15.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться