Остров перевертышей. След орла

Размер шрифта: - +

Глава 2. Дальше только небо

 – Уважаемые пассажиры, пристегните ремни, мы приступаем к снижению. Через тридцать минут мы совершим посадку в аэропорту Икалуит. Местное время пять часов сорок пять минут пополудни, температура воздуха семь градусов по Цельсию.

Мара вздохнула и вцепилась в подлокотники. Да, в облике орла она с удовольствием летала самостоятельно, но самолеты переносила с трудом. При смене высоты у нее страшно закладывало уши и болела голова.

 – Может, перевоплотишься? – участливо предложил Эдлунд. – Никто не обратит на тебя внимания.

 – Не знаю… Рискованно. По международному праву перевертышей мы не можем трансформироваться, если вблизи находится хотя бы один…

 – Как директор я рад, что ты подготовилась к тесту, – отмахнулся профессор. – Но необязательно же каждый раз так мучиться! Накинь капюшон. И займись ушами.

 – Разве они и изнутри?..

 – А ты попробуй. Сделай мои уши, это не отнимет у тебя сил. А я всегда прекрасно переносил полеты.

Мара накинула капюшон толстовки, затянула завязки, пригнулась. Эдлунд положил руку ей на плечо, видимо, желая поддержать, но она вздрогнула. Не привыкла еще к таким нежностям. Он почувствовал это и убрал ладонь.

Перевоплощения в других людей и даже частичное изменение внешности она терпеть не могла. Но отступать было некуда, ведь ее уже считали зимней, училась она на курсе Найджела Смеартона, терпела издевки, превращалась то в рыжую, то в блондинку, то и вовсе в парня. Конечно, вредный англичанин всегда находил к чему придраться. Она мечтала однажды утереть ему нос, но пока не получалось. Стабильная шестерка – и на том спасибо. Оценку выше он ей никогда не ставил, хотя наверняка был в курсе ее родства с директором. Этот ушлый старикан, который на своем факультативе для старшекурсников растил шпионов для мировых спецслужб, знал все, что происходило в радиусе десяти километров. Но делать для кого-то исключения не собирался. Скорее наоборот, возненавидел Мару еще сильнее.

То ли из-за вечного осуждения профессора Смеартона, то ли из-за нелюбви к зимним вообще, поскольку все они отличались довольно вредным характером, Мара плохо переносила трансформации иноликих. В орла – другое дело. Это было легко, приятно, внутри будто взрывались маленькие пузырьки с веселящим газом. Весь мир становился ближе и раскрывал ей свои объятия.

Дар зимних отнимал силы. И физические, и моральные. Чтобы настроиться на перевоплощение в другого человека, она должна была представить, что скрывается от преследователя. Ее не покидало чувство гадливости, чего-то неправильного, незаконного, преступного. Словно она становилась в эти минуты каким-то мошенником и обманщиком. Двуличной. И это претило, вызывало привкус мыла и досады.

Однако, как назло, именно эта способность не раз выручала ее в трудную минуту. Вот и сейчас, ощутив в ушах легкое покалывание, ощупав их и констатировав некоторую лопоухость, Мара на удивление безболезненно перенесла снижение самолета. И все же особой радости ей это не доставило. Уж лучше глотать ртом воздух, опасаясь, что барабанные перепонки вот-вот лопнут, чем лишние полчаса думать о предстоящей встрече. Нехорошее предчувствие стиснуло желудок, пальцы стали липкими и холодными, и Мара скрестила руки на груди, словно защищаясь.

 – Не переживай, – неуклюже поддержал ее Эдлунд. – Он специфический и непредсказуемый, но хороший человек.

 – Вы поэтому весь полет терзаете пуговицу на рубашке?

 Профессор удивленно посмотрел вниз и спрятал руку.

 – Действительно… Ну, меня он не любит, но у тебя особый случай. Семья – это святое.

 – А у вас нет никаких родственников? Поближе где-нибудь? В Швеции, например…

 – Родственник… – профессор хмыкнул. – Я понятия не имею, где сейчас мой родственник. Но уж точно не в Швеции.

 – Кто он? Кузен? Дядя?..

 – Неважно. Я уже принял решение, – Эдлунд нахмурился и отвернулся к окну.

Мара вздохнула. Не успела она прижиться в Линдхольме, завести друзей, почувствовать себя дома, как снова уезжать. И не куда-нибудь, а чуть ли не на край земли. Нунавут, Канада. Она погуглила: тундра, арктическая пустыня. Вечная мерзлота. Сама большая жара, на которую можно рассчитывать – плюс десять. И то вряд ли. Чем не мечта для каникул? А ведь Нанду звал ее к себе в Рио, и даже его мама готова была взять на себя ответственность. Донна Зилда прекрасно относилась к Маре. Ладно, допустим, Бразилия – слишком далеко. И фавела Росинья, в которой обитает небольшая семья Торду, изобилует злачными местами. Но почему бы тогда не в Исландию к Брин? Миссис Ревюрсдоттир на свою младшенькую надышаться не может, вот уж где бы Мара была под присмотром! Конечно, некоторым занудством это путешествие и попахивало, но Брин была хотя бы подругой! Или взять Джо. Тоже Канада, тоже Большой Белый Север. Но резервация индейцев оджибве гораздо южнее и у Мары оставался шанс искупаться этим летом. И пусть Джо молчалив, надежнее него нет никого. И его отец работает в полиции. Чем не защитник?

Но нет. Мисс Вукович долго совещалась с Эдлундом, и они постановили: Мара едет к деду. К отцу Иниры Нанук. Инуиту, обитающему в далекой канадской провинции Нунавут. Имя – Сэм Нанук. Летний. Родной язык – инуктитут. И выговорить непросто, не то, что освоить. Тотем – белый медведь. Пятнадцать лет назад работал учителем в школе. Старший сын – Ила Нанук, тоже летний, тоже медведь. На этом скудные познания о эскимосской родне заканчивались. И не потому, что это была тайна, покрытая мраком. Просто никто с ними не общался с момента похорон Иниры.

Инуитская красавица, зимняя, но при этом, по слухам, невероятно скромная и нежная, была возлюбленной Ларса Эдлунда. Поддерживала его эксперименты и сдала яйцеклетку. Но погибла. Выпала из линдхольмского маяка, и долгие годы этот случай считали самоубийством, пока Мара не нашла истинного виновника. Однако отец Иниры успел прочно возненавидеть несостоявшегося зятя. Проклял на похоронах дочери, и с тех пор ни разу не выходил на связь.



Дарья Сойфер

Отредактировано: 10.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться