Остров перевертышей. След орла

Размер шрифта: - +

Глава 17.Сага об Эдлундах

Мара обессилено опустилась на покрытый тщедушной травкой склон. Кончики пальцев стали ледяными, будто она долго держала их в сугробе. Альберт Арвик Эдлунд… Это имя вертелось у нее в мозгу зубной дрелью. Аррррвик… Выходит, Вукович права? И Мара совершенно не разбирается в людях? Но ведь дядя Альберт так добр… Так вкусно готовит… Но почему он наврал насчет рыбы? Нет-нет, это только гипотеза. «Большая Ингрид» похожа на айсберг. Белоснежная, вычищенная с такой любовью… Даже Густав с меньшей нежностью относился к «Сольвейг», а та была исправной и верной рабочей лошадкой… «Большая Ингрид»… Судно, названное в честь матери. Разве на нем можно похищать будущих матерей? А если пробраться и проверить? Нет, даже и думать не стоит! Человек пустил ее в свой дом. Ее родственник. Говорят же, что кровь – не вода. И если только он поймет, что Мара подозревает его в таких ужасах… Нет, надо дождаться сигнала от Брин.

Что-то кольнуло девочку в плечо, она вздрогнула. Так глубоко ушла в свои мысли, что даже не заметила, как к ней подлетел черный ворон. А он уже устроился у нее на плече, словно она какая-нибудь ведьма, и пристально смотрел своим блестящим глазом. Потом легонько тронул клювом ее щеку.

  – Я уж думала, ты вернулся в Иллуаасак, – сказала она, не в силах выдавить из себя улыбку.

Ворон, разумеется, молчал.

 – Как было хорошо без ваших предсказаний… – Мара взглянула на россыпь разноцветных домиков у подножья горы.

Вон в том, желтом, сейчас спит дядя Альберт. Кто он? Добрый дядюшка, который всегда рад гостям? Или тот, кто пятнадцать лет лелеял план мести? И за что? Было ли ему, за что мстить?

 – Зебра и правда была знаком, – сообщила девочка своему молчаливому другу. – Представляешь, тебе пришлось пролететь кучу километров, чтобы расшифровать сигнал одной исландской зануды. Вот только что мне теперь с этим делать…

Ворон уцепился клювом за капюшон ее толстовки и дернул.

 – Ты что, собрался перевоплотиться? – нахмурилась Мара, но кофту все же сняла и отвернулась.

 – Разве я мог улететь, не узнав, зачем отец передал тебе послание? – Имагми замотал ее толстовку вокруг бедер и уселся рядом.

 – Можешь оставить ее себе, – Мара с грустью посмотрела на розовую вещицу, которую ей когда-то купила Вукович.

Да, слишком девчачья, но ведь подарок… Нет, больше она ее не наденет. Ни-ког-да.

 – Так кто умер? – участливо поинтересовался Имагми.

 – В смысле?

 – У тебя траурный вид. Зная европейские традиции, могу предположить, что ты разговаривала с похоронным бюро.

Он издевался. И как такой несерьезный человек может стать шаманом? Что подумают его соплеменники, если во время какого-нибудь ритуала он рассмеется с бубном в руках?

 – Я не знаю, что делать, господин ангакук. Может, вызовем духов и спросим совета у них?

 – А вот про духов не шути, – брови Имагми сошлись на переносице.

 – Про духов нельзя, а про смерть можно?!

 – У нас будет философский спор, или ты все же скажешь, что стряслось? – он обхватил колени руками.

Даже для инуита ветер был холодный.

 – Я доверяю своей опекунше. Ну, в смысле… Она умная. И опытная. И такая… Знаешь, всегда уверена в своих решениях… – взгляд Мары снова наткнулся на «Большую Ингрид». – Я боюсь за нее. По-моему, на сей раз она совершает ошибку. Ужасную ошибку… Черт, Имагми! Что мне делать?! Если этот фокус с зеброй сработал, по логике я должна узнать правду именно после него.

 – Да.

 – Перестань смотреть на меня, как будто ты все всегда знаешь заранее! – она сердито тряхнула головой и отвернулась. – Я подозреваю человека, которого не хочу подозревать… И повод для сомнений крошечный: он всего лишь обманул меня насчет рыбы…

 – Тебе недостаточно доказательств?

 – У меня их нет вообще. Только сомнение. Мерзкое неприятное чувство прямо вот здесь… – она ткнула себя в грудь и закрыла лицо руками. – Я не знаю, Имагми…

 – Я бы сказал тебе сейчас, что стоит доверять своей интуиции, но ты меня не услышишь. Поэтому давай так: какие доказательства тебе нужны?

 – Ты же разбираешься в кораблях?

 – Ну… – он повел плечом, которое уже покрылось гусиной кожей. – Я не служил матросом, но кое-что понимаю…

 – Видишь ту белую яхту внизу? Как думаешь, у нее большой трюм?

 – Смотря для чего.

 – Чтобы месяц держать там трех заложниц.

 – Ого, – Имагми присвистнул. – Весело ты проводишь каникулы.



Дарья Сойфер

Отредактировано: 10.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться