Остров серебристого дельфина

Божий дар

Жители Краснополья знали об НЛО не понаслышке. Лично сами видели. Восхищенно лицезрели гнездящиеся в облаках то стайкой, то поодиночке необыкновенные жемчужные предметы. Энергично, с задоринкой краснопольцы выкатывались из домов поглазеть на диво дивное. Строгие старушки поспешно крестили небо, счастливая ребятня выпрыгивала из штанов. Рабочий день, конечно, коту под хвост. Всем хотелось понаблюдать, как эти чудесные тарелки повисят-повисят, маскируясь под облака, а потом как жахнут, да как начнут носиться туда-сюда! Загляденье! Ещё лучше, чем парад на Красной площади.

В такие дни, ясное дело, никто не работал. Все обсуждали событие дня, потом дружно шли в закусочную. Начальники же предприятий и учреждений с гневным усилием, так, что лакировка стола жалобно пищала, строчили «наверх» наивные докладные: «…поэтому обязан доложить, что отсутствие работников на своих рабочих местах произошло по причине присутствия неопознанных летающих объектов, что повлекло за собой…»

И только мужчины в лётной форме понимали истинную суть происходящего. Напряжённое молчание, руки на штурвале, немигающий взгляд направлен на цель. Немужской страх. Чем всё закончится в этот раз?.. И когда раздавалось долгожданное «отбой!», дрожащие руки автоматически тянулись к пачкам сигарет, лица были мокры от пота, а сухие гортани лишены голоса.

Интерес инопланетян к небольшому городку был неслучаен. Вокруг него располагались несколько воинских частей, полк, база, аэродром. А может быть пришельцев волновало совсем другое, например, краса здешних мест? Это оставалось секретом.

НЛО прочно внедрились в общественную и культурную жизнь населения и стали её составной частью. Поэтому зимой в детском саду вместо традиционного Снеговика, малышня с упоением лепила мегалитическую лепёшку, которой долженствовало олицетворять летающую тарелку. В связи с этим скудные снеговые осадки отсутствовали в радиусе ста метров. В школе старшеклассники писали сочинения и рефераты на тему «НЛО—реальность или вымысел?». Говорят, что директриса так увлеклась уфологией, что на этой почве похудела, чего не могла добиться с помощью наимоднейших медицинских средств.

А местный художник Попков с благословения председателя горсовета сотворил шедевр на полстены двухэтажного Дома культуры. Сюжет картины повествовал о братских отношениях с пришельцами. На полотне довольно живо и не без оригинальности были изображены представители двух цивилизаций — инопланетной и земной. Самолёт с вертикальным взлётом, похожий на муху, устремлялся навстречу предмету в форме сардельки дюралевого цвета. На спине «мухи» в лётном шлеме красовался румяный фейс самого Попкова. Озаряя всю округу блистательной улыбкой, он простирал объятья дистрофичному изумрудному уродцу. Гуманоид от избытка эмоций так и норовил выпрыгнуть из своего средства передвижения прямо советскому летчику на руки. Пришелец, смахивающий на пленного фашиста, вздевал к небу растопыренные лягушачьи конечности. У братца по разуму был совершенно неправдоподобный вид (таким видел его художник) — ни ушей, ни рта, только два жёлтых круга, которые не вмещались на, так сказать, лице. Последнее обстоятельство вызывало у всех доброжелательное сочувствие. 

            Спустя десяток лет внешнее сходство Попкова с воссозданным им космическим субъектом было потрясающим. Весь зелёный от регулярных запоев, искореженный, высохший от «благ» перестройки он бродил по Краснополью и заглядывал в винные магазины и забегаловки с немой укоризной интеллигентного бомжа. Левая рука у него совсем не двигалась и служила для ношения бутылок подмышкой. Зато правая, парализованная и скрюченная, с неожиданной обезьяньей сноровкой реагировала на все, что касалось еды, выпивки и денег.

В один из немногих осмысленных голодных дней бедный художник принял от залётного дельца стодолларовую банкноту в виде платы за свой монументальный труд. Со слезами утраты на глазах, зарёванный вплоть до второй пуговицы того, что некогда было плащом, он, задумчиво хрустя бледной бумажной зеленью в жмене, ниже плеч повесил голову с пожухлой, как осенняя листва, растительностью. Потом безысходно, как на эшафот, проковылял к водочному ларьку. В одну минуту горемыка съежился и потух, словно сгорела лампочка рационального освещения, которая скудно, но честно работала на все свои 40 ватт и возбуждала к жизни простого гражданина давно несуществующего государства.  Потом живописца уже никто не видел. Вскоре все о нём забыли.

            Говорят, что картина Попкова была представлена в Америке на выставке абсурдов, и один иноземный буржуй купил её за сто тысяч долларов. А на облупленном и опустошённом Центральном ДК ещё долго неуместно-празднично белела стена там, где раньше висела картина.

 

                                   ***

 В недавнем прошлом Краснополье было крупным военным городком.  Он располагался на возвышенной равнине в окружении необозримых полей, которые по весне цвели буйным маковым цветом, что в точности соответствовало названию населенного пункта. Жители городка выстраивали свою общественную жизнь в образцово-показательной манере и по самому передовому уровню. Каждый от мала до велика, стремился к высшей цели, к достижениям, как тогда говорилось, в учёбе, труде, спорте, культурном развитии и т.д.  Жители городка имели всё для счастливой жизни: работу, жильё, детсады, школы, библиотеки, больницы, спортплощадки, кинотеатры, Дома культуры. Образование и медицинское обслуживание были бесплатными, что разумелось само собой, как гармоничное дополнение к развитому Социализму, который народ, окрыленный трудовыми подвигами, построил собственноручно. Но однажды кто-то захотел всё переиначить.

Для Евгении Жуковой этот кто-то стал личным врагом. Как-то она увидела по ящику одну политическую сенсационную передачку – одну из тех, в которых для куража разные телеканалы гнусно выставляют напоказ чужое «грязное бельё». В проёме телеокна угадывался дымный силуэт без лица, неизвестно кому принадлежащий. Безымянная тень посылала на весь белый свет бесстыжее откровение: «Мы с Горбачёвым задумали и осуществили перестройку».



Алина Скво

Отредактировано: 19.06.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться