Острые грани

Размер шрифта: - +

Грань 19

 

О скучных городках, нетривиальных женщинах и беге с препятствиями.

 

Возвращаться в послужившую нам перевалочным пунктом комнату мы не стали. Большим количеством багажа никто, включая девушку, в нашей компании не хвастал, и слава Солнечному – мы смогли сразу направиться в конные ряды.

Мирк, городок в десятке ле от Брисоля, самого большого города Сузудского союза, до недавнего времени вполне доброго соседа Гидонии, ничем особо не выделялся. И это огорчало.

Я не был путешественником. Не видел даже свою страну, что уж говорить о соседних и еще более далеких государствах. «Амалайне» – Лорелея. Лорелея – «Амалайне». Поместье – столица. Академия – дом. И вот недавно все поменялось. Причем глобально. Вместо запланированного с друзьями путешествия на западные окраины Гидонии, я вдруг очутился в другом мире. И вот теперь, только вернувшись оттуда и направляясь домой, я стал странником соседнего королевства – Зиада, неофициального сердца Сузудского союза, но не имел ни времени, ни возможности толком увидеть и восхититься диковинками и особенностями другой страны. Вместо того, чтобы любоваться знаменитыми на весь мир высокими и острыми, как копье, башнями Брисоля и закатным солнцем, отражающимся в холодной даже в условиях местного климата глади десяти городских озер, я уже дважды успел побывать под самим городом, в его подземельях – лабиринтах черных жрецов, даже не предполагая, где нахожусь.

И вот теперь, казалось бы, новый город, куда я попал не как все нормальные люди, через ворота, а вышел прямо из услужливо открытых перед нами дверей местной гостиницы, должен был удивить и поразить меня яркими впечатлениями, своей чуждостью и отличием от городов Гидонии. Но… Самое большее, что я мог себе вообразить, это то, что случайно оказался на окраине Лорелеи, куда до этого времени не забредал.

Обычным. Вот каким оказался Мирк. Обыденным и невыразительным. Простоватым. Лишь чуть более узкие улицы, да разноцветная черепица двух- и  трехэтажных домов – вот все, за что уцепился мой взгляд в поисках отличий. Немногочисленные ввиду опускающихся на город сумерек прохожие, внешний вид которых, одежда и поведение ничуть не отличались от вот точно так же сейчас идущих по своим делам жителей Лорелеи. И даже надписи на вывесках и говор местных жителей были такими же, как и у меня на родине. Причиной этого была магия. Старая и куда более сильная, чем сейчас, она многие столетия назад объединила почти все страны нашего огромного континента общим языком. И, не спорю, это было огромным достижением и большим вкладом в налаживание добрососедских отношений. А уж о торговых делах и вовсе говорить не приходится. Но из-за этого объединения, уравнения был потерян особый дух и индивидуальность, присущие разным народам и местам. Не все. Но многое. И это разочаровывало.

«Ну ничего, – подумал я. – Вот закончится вся эта история с покушениями – а я надеюсь, что она все же когда-нибудь, и желательно побыстрее, закончится, – и я, как и планировал, отправлюсь с друзьями в княжество Мейн, своими глазами увижу дикие западные племена. Вот уж кто-кто, а они точно не будет похожи на нас или холеных сузудцев».

Кто-то дернул меня за рукав, и я опустил взгляд на оказавшуюся рядом маленькую торговку фруктами. Девочке было не больше семи лет.

- Что ты хотела, малышка?

- Лор, купите яблоки! Последние остались. Недорого, – совсем по-взрослому предложила она.

Я глянул на приоткрытую маленькой ручкой корзинку и, вытащив серебрушку, протянул девочке:

- А давай!

- Ой, это много, – расстроилась продавщица.

- Ничего, забирай.

- Спасибо, добрый лор!

Несколько яблок быстро перекочевали в мои руки, и довольная собой маленькая торговка ускакала прочь. А я тут же протянул часть покупки Зоккуару и Амаранте. Никто не отказался, и я довольно захрустел румяным яблочком и прибавил шаг. Надо было обязательно успеть купить хоть каких-то лошадей до окончания торгового дня.

Так я и продолжал лениво размышлять на ходу, следуя вместе со своими  спутниками по указанному хозяином гостиницы маршруту. Амаранта и Зоккуар молча шли рядом, думая каждый о своем и также как и я не спеша нарушать установившееся между нами безмолвие.

Зато нарушить тишину малолюдных улиц вознамерился кое-кто другой.

Только я, опередив на несколько шагов своих спутников, свернул на последнем на нашем пути перекрестке, как на меня прямо из-за угла налетел человек. С разбега. Удар был такой силы, что я оказался на земле, а на меня сверху приземлился сбивший меня с ног торопыга. «Хорошо, что я поставил щиты!» – отстраненно подумал я, треснувшись затылком о мостовую, и, не почувствовав боли, посмотрел на поднимающегося рядом со мной на ноги сбившего меня человека. Женщину. Очень необычную женщину.

Выпрямившаяся в полный рост одним быстрым и гибким движением, она оказалась одетой в мужской костюм лори совершенно неопределенного возраста. С русыми, непривычно стянутыми на затылке в высокий хвост волосами. С очень цепким и внимательным взглядом пронзительных, будто ждущих подвоха глаз. И с оружием в руках. С похожим на охотничий ножом в одной руке, который она держала обратным хватом, и с блестящими острыми «звездочками», зажатыми между пальцами другой.



Маргарита Красавина

Отредактировано: 13.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться