От ненависти до любви 2. На пути в вечность

Размер шрифта: - +

Глава 19

Глава 19

Вот и первый день. Я что-то нервничаю. Иван, то есть Джон, блин, решил проводить меня в новый университет. Это немного успокаивало.

Вчера мы очень мило провели день. Совместный поход по магазинам одежды был наполнен шутками и смехом. Я решила следовать местной моде, у Джона теперь тоже новый стиль. Ему тяжело дались обычные джинсы, недизайнерские рубашки, брюки и очки. Я ему предлагала шапку, мол, она отлично впишется в образ, но он наотрез отказался. Я обзавелась несколькими платьями из толстой ткани, пальто и кардиганом. Ну, и, конечно, мелочи, вроде колготок, лосин, белья, обуви и прочего. Потом был большой супермаркет, где мы купили продукты на неделю, несколько комплектов постельного белья, милые шторки для кухни, фоторамки, парные кружки, полотенца, домашние тапочки и всякую химию для ванной и кухни. Потом был книжный и множество литературы для моего английского и китайского Джона. Пакетов было великое множество. Даже не знаю, сколько денег мы спустили. После обеда в том же ресторанчике направились в банк. Я действительно открыла счет на свое новое имя и положила туда все свои сбережения. Джон предложил добавить туда, но я отказалась наотрез, мол, он и так наш спонсор, я же себе еще успею заработать. Да и ни к чему мне сейчас деньги.

- Сара, мы должны идти! – муж – объелся груш - заглянул в ванную, где я укладывала свое каре. После того, как я легла спать с мокрой головой, я стала похожа на ежика. Ежиху. Черт.

–Тебе идут эти рваные прядки. Очень мило, - криво улыбнулся он со смешинками в глазах.

- Ты просто хочешь, чтоб я быстрее закончила, - не поверила я.

- Я хочу не опоздать в первый день, женушка.

Я улыбнулась и смирилась с некоторой лохматостью. Мило, так мило. Как же непривычно слышать свое новое имя, статус жены, думать о своем парне, как о муже и называть, пусть даже мысленно, новым именем.

- Пойдем, Джон.

Я решила называть его по имени как можно чаще, чтоб привыкнуть.

- Пойдем, Сара.

Мне кажется, или Ив… Джон тоже так решил?

Муж умело решил формальности, я только с открытым ртом слушала и кивала, когда он говорил с деканом, преподавателями и прочими. Я и десятой части не поняла, что все эти люди говорили.

На лекции паника утихла, потому что преподаватель был американцем (или англичанином – англоговорящим европеоидом, короче), и я его худо-бедно понимала. Записывать удавалось с большим трудом, и я серьезно сомневалась, что смогу вспомнить вечером, о чем я тут ваяла. Мне срочно нужны репетиторы. Иван, тьфу, Джон, Джон, Джон и об этом позаботился, о чем прислал мне сообщение с просьбой не задерживаться, ведь в пять пополудни (времени больше двенадцати здесь тоже не существует, двенадцатичасовой формат, тяжело!) придет первый репетитор по английскому. Через полтора часа после – следующий. Один – европеец, второй – китаец. Но оба они будут пока учить только английскому. Через какое-то время они опять же, или другие, будут учить еще и китайскому. Я только посетовала на свою загруженность, ведь собиралась найти подработку. Но пока я плохо понимаю даже английский – в этом нет смысла, с этим я согласна.

На лекциях было очень много студентов разнообразнейших национальностей. Аудитории огромные, не то, что в Империаль, где они больше похожи на школьные классы в большинстве. На меня почти никто не обращал внимания, только несколько соседей обратили внимание на новое лицо. Но никто не пытался познакомиться. Стремно быть новенькой посреди года, хоть я и подоспела как раз к началу второго семестра, который начинается здесь в феврале. Все уже обзнакомились, завели друзей, а я как всегда – один, как перст. Ничего, прорвемся.

 

Вот и лето. Весна пролетела, как один день. Я по уши в учебе, Джони (да, как собачья кличка) весь в работе. Частенько задерживается, жалуется, что китайцы – нереальные трудоголики, а их шеф во всю этим пользуется. Но мне некогда было скучать. Если пары были с утра, то после обеда я каждый день занималась с репетиторами. Мой английский теперь бесподобен, по-моему. Уже месяц, как я начала учить китайский. Все, что могу об этом сказать: я пыталась. Джон сказал, что пока буду учить и  то, и другое, а когда мой английский его удовлетворит, можно посвятить себя исключительно китайскому и найти работу. За это время наши опасения по поводу того, что нас найдут, почти исчезли, и мой суровый муженек не был  против, чтоб я занялась репетиторством по русскому языку и литературе.

Мы оба сильно повзрослели за это время. Я поняла, что такое бытовуха, когда мне пришлось гладить рубашки, убирать и готовить. Джон предлагал нанять домработницу на несколько дней в неделю, чтоб она следила за такими вещами, но я решила быть порядочной женой. К тому же муж мне помогал по мере сил. Но без ссор не обходилось. Особенно, когда он поздно приходил с работы и бросал свои вещи, где попало. Или торопился утром и оставлял грязную посуду на столе. Поначалу я молча убирала сама, потом стала ему напоминать, а вчера меня уже просто выбесил пиджак на кухонном стуле и халат на кресле! Надо отдать должное Джони, он без возражений всегда все поднимал и убирал, но раз в несколько дней снова предлагал найти домработницу. А когда я снова отказывалась, то тихонько сетовал, что он сам скоро станет домработнице.

Не смотря на то, что уже лето, учеба еще не кончилась. Уже начались зачеты, а последний экзамен у меня в середине июля. Муж уже запланировал празднование сдачи сессии восхитительным уикендом на острове Хайнань, на море.

- Я знаю, как ты его любишь, - поцеловал меня в щеку Джон, вручая билеты.

- Тебя я люблю больше, поэтому не отказалась бы провести выходные на горнолыжной базе в Наньшань, к примеру, - с улыбкой ответила я, продолжая листать на планшете фото заснеженных вершин, трасс и подъемников. Я еще помню, с каким воодушевлением он рассказывал о красоте Альп. Мне хотелось бы увидеть восторг на его лице снова.



Екатерина Челядинова

Отредактировано: 16.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться