От ненависти до любви

Размер шрифта: - +

Глава 16

Глава 16

-  Веталь, будильник сделай, - обратился подошедший к бармену. Тот кивнул.

- Спасибо, но я воды хочу. Не пью алкоголь. – сдержано улыбнулась я. Парень показался мне приятным.

- В будильнике совсем немного алкоголя, просто кофе со льдом. Бодрит и освежает, - я отрицательно помахала головой. – Не настаиваю, - поднял руки тот.- Ты классно танцуешь.

- Спасибо, - польщено улыбнулась я и осушила залпом стакан воды со льдом и лаймом. В желудке приятно похолодело. Я забралась на высокий барный стул и повернулась к танцполу.

- Может подаришь мне удовольствие танцевать с тобой?

Парень наклонился ближе, чтоб мне было слышно сквозь музыку.

- Извини, я слишком устала, - я скорчила извиняющуюся гримасу.

- Недотрога, - усмехнулся приятный незнакомец.

- Вовсе нет!

- Меня Юра зовут, - он протянул мне руку.

- Диана, приятно познакомиться, - пожала я его пальцы.

- Красивое имя, как у принцессы. И мне приятно, - блеснул глазами под маской новый знакомый. – Как тебе здесь? Часто бываешь?

- Впервые. Мне очень нравится.

Мы неспешно говорили о клубе, когда к Юре подошел призрак оперы. На самом деле на призрака указывала только характерная маска, одет он был в черные джинсы и черную рубашку, расстегнутую на груди.

- Здесь скучно. Зря пришли, ее нет.

Юра отвернулся к другу, а я уставилась на танцпол. Несмотря на громкую музыку, мне был слышен их разговор.

- Или ты просто ее не узнаёшь, - ответил Юрий.

- Серьезно думаешь, что она растворилась бы в таком обществе? Тогда ты полный кретин. Здесь бы эта оборванка точно была бы белой вороной.

Голос парня сочился таким презрением и злостью, что мне стало даже обидно и за кретина, и за оборванку. «В этом обществе!» - мысленно передразнила я. Богема, епта. Но встревать в разговор было невежливо, и я прикусила язык.

- Забудь о ней сегодня, - Юрий никак не отреагировал на «кретина», - Тебе надо познакомиться с нормальной девушкой, красивой и обаятельнй. Позволь тебе представить такую. Диана. Это мой друг, Иван.

- Издеваешься?! – вспылил Иван, а Юрий непонимающе нахмурился, - Именно так зовут эту самоубийцу, покалечившую мою машину! Мерзкое у тебя имя! – повернулся ко мне.

Я похолодела. Таких совпадений не бывает. Юрий Дмитрин и Иван Царев? То-то мне показалась знакомой манера речи. Я медленно повернулась к дьяволу моей жизни. Тот пристально осмотрел меня с ног до головы, остановившись на глазах. Я увидела, как он прищурился под маской.

- Забыл, - хлопнул себя по лбу Дмитрин и тоже повернулся ко мне, - Прости, просто у моего друга неприятные ассоциации с именем Диана, ничего личного.

Я его не слушала. Мозг лихорадочно искал пути отступления. Иначе вот тут и случится расправа над несчастной неудачницей. По-другому просто не могло произойти. Карма настигла меня.

- У случая потрясающее чувство юмора, - протянул он. Очевидно, не только я узнала своего врага. Я спрыгнула со стула, но Он был проворнее. Преградив мне путь, Царев больно схватил меня за локоть. – Не так быстро, камикадзе. Юр, организуй нам медляк.

Юра наконец понял, с кем познакомился. Рассмеявшись, он выдавил, что быть этого не может и подал какой-то знак бармену. Тот в свою очередь маякнул ди-джею и тут же по клубу полилась медленная мелодия. Танцующие растерянно оглядывались, а Царев потащил меня в центр танцпола. Я упиралась изо всех сил, но это было все равно, что тягаться с поездом. Дотащив до нужного ему места, Царев резко развернул меня к себе. Я уперлась руками ему в грудь, чтоб не столкнуться лбами. Вернее, лбом моим и его подбородком. Несмотря на высокие каблуки, я все равно была значительно ниже. Царев с самым настоящим омерзением посмотрел на мои ладошки на его рубашке. Я переборола желание немедленно их убрать и стала давить ему в грудь в надежде расширить разделяющее нас пространство, но тот злобно усмехнулся и, схватив чуть выше талии за ребра, сделал шаг вперед. С трудом справившись с ногами, я отступила. Едва я поймала равновесие, этот танк отступил, передвинув и меня. И снова шаг на меня, слегка меняя угол.

Этот тип вальсирует со мной?! Что он себе думает? Я решила поддаться  и узнать это. Все равно вырваться не было никакого шанса. Надо усыпить его бдительность, а потом бежать так далеко, как только смогу. Иначе именно здесь и закончится моя жизнь. Вон как глазами сверкает, ирод. И на ребра давит с такой силой, что вот-вот раздавит. Едва дыша и ежесекундно ожидая услышать предательский хруст, я смотрела на его лицо. Вырезанное изо льда, оно пылало злостью. Ноздри раздуваются, а губы плотно сжаты. И почему он молчит? Где обличительные речи, уничижительные эпитеты в мой адрес? Ждет признания вины? Не дождется. Мы кружились все быстрее, следуя мелодии, буравя друг друга взглядами. Нет, не друг друга, но враг врага. Как же сильно я его ненавижу! Он превратил мою жизнь в настоящий ад! Из-за него я испытала больше унижений, чем за всю жизнь до него. Постепенно его хватка ослабла, и теперь уже я держала его за грудки, сминая в ладонях ткань его рубашки. Подонок! Делая шаг вперед, я надеялась отдавить ему ногу, но он ловко отступал, позволяя мне вести несколько тактов, чтоб потом перехватить инициативу и закружить еще быстрее. Мир вокруг превратился в размытое пятно. Я видела только серые глаза, пылающие такой же ненавистью, как и мои. Для удобства я переместила свои руки ему на плечи, сохраняя дистанцию. Его хватка ослабла, и я боялась упасть на очередном повороте. Мы кружили целую вечность. И хоть мы молчали, глаза наши кричали.



Екатерина

Отредактировано: 19.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться