От судьбы не уйдешь

Размер шрифта: - +

4. Возвращение

Наконец, настал день отъезда. Дети грустили, прощаясь друг с другом, с лесом и озером, со свободой.

Только Арес и Мелисса не переживали и не грустили. Они нашли друг друга, и пока что коварная жизнь не собиралась их разлучать. Впереди только много-много дней вместе. В их сердцах не было места для сочувствия другим, они жили только своей радостью. Поэтому, когда Лена, рыдая, бросилась Мелиссе на шею, та не могла понять страданий подруги. Осторожно высвободилась и поискала глазами Ареса. Он подмигивала возлюбленной, а она изображала нетерпение.

Когда дети вернулись в приют, он показался им маленьким и мрачным. Как привыкли они к простору, где, как только ты открывал глаза, мог оказаться на улице и носиться на просторе! Можно было забыть об условностях и просто о банальной обуви. Сколько солнца дарило лето! Как было темно в длинных коридорах приюта, как тесно. До начала учебы оставалась неделя и дети не знали куда себя деть и чем занять. Они выходили в свой маленький дворик и с тоской озирались по сторонам. Как могло им здесь нравиться раньше?

А для Мелиссы и Ареса ничего не изменилось. Были глаза любимых, и это единственное место, куда хотелось смотреть. Там таился целый мир, огромный, бездонный. Ничто его не ограничивало – смотри, тони, купайся в лучах любви. Они были настолько опьянены друг другом, что и не думали скрываться. Приехав рука об руку, молодые люди так и зашли в приют. Тетя Мери выскочила детям навстречу, каждого обнимала, целовала, малышей поднимала на руки.

Когда очередь дошла до Мелиссы, старушка сразу заметила перемены, произошедшие в своей любимице. Волосы распущены, глаза горят. Потом она, наконец, увидела сцепленные руки влюбленных.

- Ах, мои дорогие! - расплакалась старая воспитательница и бросилась их обнимать.

Позже она, конечно, немого одумалась и, проанализировав все, посчитала своим долгом поговорить с Мелиссой.

- Пчелка моя любимая, расскажи мне все.

И Мелисса рассказала своей воспитательнице все без утайки, наслаждаясь тем, что может пережить эти чувства вновь. Мери вздыхала, цокала языком и все время плакала. Потом сказала:

- В приюте запрещены подобные отношения.

- Я знаю, тетя Мери. Но что же нам делать? Мы не можем разлюбить друг друга.

- И не надо. Какое счастье найти любовь! Но не афишируйте этого, не держитесь за руки. Подождите пока не выйдете за стены приюта. Аресу остался последний год. Тебе еще два. Как раз за это время ваши отношения окрепнут.

- Тетя Мери я не смогу столько ждать. Я так его люблю.

- Сейчас твой опекун – государство, вряд ли оно поймет твои чувства, девочка моя. Думаю, что директору все доложит миссис Пот, но если вы будете благоразумны, вас никто разлучать не станет. Главное, не натворите глупостей. Впереди вся жизнь. Вся жизнь, - грустно повторяла тетя Мери.

Начался учебный год, всё постепенно стало возвращаться на круги своя. Дети втянулись в учебу, привыкали вновь к приюту, к распорядку.

Даже терпеливой Мелиссе было поначалу невмоготу сидеть на занятиях, не говоря уж об Аресе. Она разрисовывала тетрадки сердечками и смотрела в окно. Арес убегал с уроков, чтобы нарвать цветов в каком-нибудь дворе. В конце концов, информация об этом дошла до директрисы, и ей ничего не оставалось, как вызвать влюбленную парочку к себе в кабинет. Она собиралась строго отчитать их, но перед такой всепоглощающей юной любовью могло растаять самое ледяное сердце. Они так радовались возможности побыть вместе, пусть хоть в кабинете директора. Все это читалось на их лицах, как у отличных актеров в хорошем кино. Поэтому миссис Джонас сказала:

- Я не могу запретить вам любить друг друга. Любите. Но, если вы хотите быть счастливы в будущем, постройте его сейчас. Надо хорошо доучиться. Арес, у тебя есть все шансы попасть в университет, с твоими спортивными достижениями. Мелисса, ты, если не ошибаюсь, хотела стать медсестрой? Я помогу тебе, но только если вы возьметесь за ум. Подумайте, какое у вас будет будущее. Дети из приюта, а добились многого. Это ли мечта каждого? Я знаю, Мелисса, ты очень благоразумная, чего не могу сказать об Аресе, - девочка хотела возмутиться, но директриса не дала ей этого, - но, ты на него благотворно влияешь. Поэтому я вижу только положительное в ваших отношениях. Обещайте, что так будет и впредь.

Детей так расторгали слова директрисы, что они обещали и главное, собирались это обещание сдержать.

На них действительно повлияли слова миссис Джонас. Светлого будущего хотелось обоим. Арес усиленно принялся тренироваться и старался не прогуливать занятия, Мелисса стала проявлять интерес к урокам. Особенно анатомии. Она продолжала ходить в изостудию и под влиянием новых чувств в жизни, стала писать картины на порядок сильней. Преподаватель не мог нарадоваться и хвалил ее, не переставая. Ее творчество было по-детски чистым, свежим. Краски яркими, сюжеты не избитыми. Поверить в то, что писала школьница можно было с трудом. Учитель настаивал, чтобы Мелли проводила в студии намного больше времени, но она делала ставку на образование. Свое увлечение рисованием девушка не считала серьезным. Вообще ее мечта была стать врачом, но она понимала, что для нее путь туда заказан. А вот на медсестру выучиться было вполне реально. Конечно, ожидать от подростков самоотверженности и целеустремленности было бы чересчур, но они старались, как могли.



Ирина Агапеева

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: