От судьбы не уйдешь

Размер шрифта: - +

Часть третья Становление 1. Вот и Мелисса

- Тебе очень идет. Ты словно родилась для того, чтобы носить эту форму, Мелисса.

- Мне тоже очень нравится. Всю жизнь мечтала ходить вот так, в халате и шапочке, сразу чувствуешь себя уверенней, словно одеваешь на себя костюм супергероя. Когда ты в костюме, ты умнее других, знаешь, что делать, спешишь на помощь. Ведь мы, медсестры, тоже своего рода супергерои, всегда спешим помочь.

Мелисса все не могла оторваться от зеркала. Вот уже год она училась на медсестру и наконец-то могла одеть форму. У них начиналась практика, теперь она будет учиться применять теорию. Девушка от нетерпения пританцовывала, поправляя шапочку. Мелисса остригла волосы, теперь они чуть прикрывали уши. Они слегка потемнели, приобрели медовый оттенок. Глаза тоже со временем светлели и когда-то темно-синие, стали просто синими, а на свету вообще голубыми. Высокие скулы, просто-таки выигрывали от шапочки медсестры и становились точеными. Халатик сидел на ней как влитой, очень красиво облегая. На шее блестела цепочка. Мелисса привычным жестом потрогала пчелку, улыбнулась. Всегда в такие моменты она вспоминала сколько шума наделала эта цепочка с пчелкой. Вплоть до того, что директор хотела запретить ее носить. Положить сейф и выдать Мелиссе назад в день выпуска. Миссис Джонас даже нашла того старика, который подарил ее, и сама лично убедилась, что история, рассказанная Аресом, правдива. Столько было пересудов и перешептываний, девчонки просто с ума сходили от зависти. Но Мелисса настояла на своем и ни за что не захотела ее отдавать. Она пообещала, что носить будет ее всегда только под одеждой, никогда на виду. Привычка эта так и осталась, никому Мелисса не показывала свое сокровище.

Мелисса была счастливицей. Ей повезло учиться на того, кого хотелось. Она совсем не была в обиде на жизнь, в отличие от многих приютских детей. Она любила тетю Мери и считала почти матерью, любила приют, который считала домом, любила Ареса – он был ее семьей. У нее было всё. Именно так Мелисса относилась к жизни. Все было расписано вперед, она знала как жить и это было главным. Она выучится и будет помогать людям, они с Аресом поженятся и заживут счастливо. Заведут детей и никогда их не бросят, сделают счастливыми, станут идеальными родителями…

Лена с завистью рассматривала подругу. Она не была прирожденной медсестрой, как Мелисса, но не видела себя вообще никем, поэтому пошла учиться просто за компанию. Да и выбор у нее был невелик – закройщица, продавец. Лена с возрастом становилась все крупней, поэтому на ней халат сидел совсем не так хорошо, как на Мелиссе. Ее пышная грудь, так и норовила расстегнуть верхнюю пуговицу. Втайне она, правда, мечтала подцепить здесь какого-нибудь доктора и навсегда расстаться с этим халатом и работой. Она никогда не понимала тяги Мелли помогать людям, а сама приходила в ужас от предстоящей практики. Делать уколы, ставить клизмы, да еще и каким-нибудь старикашкам. Лена не представляла, как способна молодая девушка все это вынести, увидеть воочию все мерзости мира, и остаться жизнерадостной, желающей любви и мечтающей рожать детей.

Спорить с Мелиссой по этому поводу она давно перестала. Такая обычно мягкая Мелисса здесь проявляла твердость и стояла на своем до конца. Лене было жаль глупышку, она не верила в людей и считала, что Мелисса обязательно рано или поздно поплатится за свое мягкосердечие. Лена была хорошей девушкой, совсем не злой и искренне любила Мелиссу, но почему-то ждала того дня, когда Мелисса разочаруется в людях, когда она посмотрит на Лену и скажет: «Да, ты была права». Тогда может с Мелли сотрется этот ореол чуть ли не святой девы, и она станет ближе к ней, Лене, и станут они совсем одинаковыми. Конечно, Лена мечтала об этом глубоко в подсознании, и если бы кто-то обвинил ее в подобных мыслях, то с праведным гневом она выцарапала бы лжецу глаза. Осознать, что она хочет для Мелли грусти, она была не в состоянии.

Девушки отправились на свой первый обход. Одна - со счастливой улыбкой на лице, другая - со страхом. Мелиссе казалось, что она выросла здесь. Что попала домой. Все было привычно и знакомо, а то, чего она не знала, просто всплывало само на интуитивном уровне. Никогда еще человек не был настолько на своем месте как Мелисса в больнице. Она слышала шаги врачей, слышала, что кто-то хромает, как стонет за стеной юноша, видела, что беременную девушку тошнит. Она всегда успевала помимо основной работы сделать что-то большее. Куда-то заглянуть и перекинуться парой слов со старушкой, к которой давно уже никто не ходит, проверить повязку ослепшему старику, купить в автомате леденец и занести к девочке в палату. Прошло совсем немного времени, а Мелиссу знали все пациенты. Она запоминала, кого как зовут, у кого что болит, даже про родственников пациентов и то все знала. В то время когда Лена флиртовала со всеми, кто только попадался на ее пути, Мелли готова была помочь и санитаркам. Те правда, увидав, как она схватила ведра, шутливо погнали ее из подсобки. И хоть Лена сама не одобряла Мелиссиного поведения, но услышав как-то, что ее обсуждают медсестры в больнице, ставя под сомнение ее добрые намерения, Лена накинулась на них с кулаками.

Теперь учеба была Мелли не в тягость, грусть-тоска покинули ее. Ходить ежедневно на лекции и часами там сидеть было для нее невыносимо. Мелисса привыкла к действию, она была очень подвижной, и не могла усидеть на месте. Первый год приходилось учиться, возвращаться домой в общежитие и опять учиться, чтобы не вылететь из колледжа. Мелли не знала, выдержит ли она целый год такого безделья, как она это называла.

Теперь всё было по-другому. Места мыслям не оставалось, она возвращались вечером в общежитие и практически сразу засыпала. Лена готовила ужин, будила подругу и та, полусонная, съедала его и вновь засыпала. Конечно, столь сильное изнурение себя работой не могло пойти на пользу молодой девушке, но Лена понимала, что так лучше. Хоть не было этих постоянных разговоров об Аресе, ожидания от него звонка, высматривания в окно.



Ирина Агапеева

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: