От судьбы не уйдешь

Размер шрифта: - +

13. Новая жизнь

Мелисса сняла крошечную квартирку практически без мебели. Она была безликой и неуютной, но девушке было все равно. Она совершенно не замечала подобных вещей. Главное, что было чисто, а в этой каморке был сделан ремонт буквально перед ее заселением.

Мелиссе было некуда себя деть и она, как и всегда, загрузила себя работой. Она возвращалась домой в восемь, девять, а то и десять часов вечера, однако ей все равно не сиделось. Промучившись так несколько дней, Мелисса после работы направилась в магазин. Она приобрела холсты, краски, мольберт и все свое свободное время проводила теперь перед ним. Она писала картины самозабвенно, ни о чем в этот момент не думая, практически в состоянии транса. Выглядело это завораживающе и пугающе одновременно. Художница даже не рассматривала свои творения, а просто складывала их возле стены и забывала об их существовании. Ей нужен был выплеск эмоций, нужно было чем-то заполнить пустоту и занять свободное время. Она это нашла. Она могла не думать, не вспоминать и не плакать в моменты творчества. Первые несколько дней стали для Мелли испытанием. Девушка решила жить воспоминаниями, но очень скоро поняла, что это сведет ее с ума. Нет в воспоминаниях никакой отдушины, они только рвут душу на части. Поэтому единственным выходом было отвлечься и забыть. Она не могла с кем-то поделиться своими проблемами. Она сходила к Лене, но оказалось, что та пребывает в еще более плачевном состоянии.

- Чего теперь скрывать, - сказала Лена. – Моя свекровь алкоголичка. Когда Алекс пришел с рейса, я думала, все наладится и мне не придется в одиночку справляться с этим. Но однажды, он уговорил меня оставить малыша с ней и пойти в кино. Когда мы вернулись, его мать спала мертвецки пьяная, а ребенок играл с ножами и разбитым стаканом. Говорят, что младенцев охраняет Господь, думаю, в этот раз так и было. Самое ужасное, что Алекс ничего не хочет видеть и слышать. Он сделал вид, что ничего ужасного не случилось. Теперь мы все время ссоримся. А недавно он заявил, что не готов быть отцом, что не думал, что это так тяжело.

- Лена, бедная моя. И что же ты будешь делать теперь?

- Я не знаю. Дело явно близится к разводу. Но как мне жить не представляю.

- Тебе надо восстановиться на учебе. Тогда ты сможешь работать.

- Видимо, действительно придется. Но куда деть ребенка? Алекс на днях опять уходит в рейс, еще какое-то время я смогу прожить здесь.

- Может, поговорить с тетей Мери и как-то пристроить ребенка?

- Можно попробовать, - Лена вытирала слезы платочком, а ее сынишка с удивлением наблюдал за мамой.

В такой обстановке Мелисса не решилась ничего сказать подруге, ей придется справляться со своим горем в одиночку.

Теперь вечерами Мелисса не выпархивала с работы как птичка, она шла медленно, почти плелась, останавливаясь перед витринами и всячески оттягивая возвращение в пустую квартиру. В один из таких вечеров Мелисса на темной дороге споткнулась обо что-то. Она чуть не упала и очень испугалась. Тут же в голове промелькнула мысль, что безопасно ходить по ночам она уже не может, она теперь одна и надо всегда помнить об этом. Мелли обернулась и увидела лежащего на земле человека. Он лежал на обочине, и его трудно было заметить на неосвещенной улице. Одна рука откинулась на дорогу, об нее и споткнулась Мелисса. Сердце в страхе забилось, но она решительно подошла к человеку. Достала мобильный и включила фонарик. Зрелище было ужасающим. На месте лица - кровавое месиво, руки и ноги неестественно вывернуты. Мелли нашла сонную артерию и уловила едва различимую пульсацию. Она тут же позвонила в скорую и, осторожно перевернув мужчину, стала делать ему непрямой массаж сердца. Она была такой маленькой, а мужчина оказался довольно крупным, и Мелисса прилагала все силы, какие у нее только были. К приезду скорой пот катил с девушки градом, но когда врачи скорой сказали, что мужчина жив, она почувствовала себя превосходно. Эту ночь она провела в больнице, отвечая на вопросы полицейских и ожидая результатов операции. Домой Мелли вернулась только утром, когда убедилась, что жизни мужчины теперь ничто не угрожает.

Мелисса сдала выпускные экзамены и, наконец, получила долгожданный диплом. Он не принес ей ожидаемой радости, потому как, что теперь с ним делать она не знала. Новоиспеченная медсестра хотела разделить свою радость с кем-то и отправилась в приют. Но когда зашла в родной и привычный холл, то первое, что увидела, была траурная рамочка с фотографией тети Мери.

Мелли бессильно опустилась на пол и сидела так перед фото тети Мери, пока ее не обнаружила миссис Джонас.

- Мы хотели найти тебя Мелисса, она так любила тебя. Ты успела вовремя, похороны будут завтра. Позвонить Аресу? Чтобы он забрал тебя, ты такая бледная.

Мелисса непонимающе уставилась на директрису, а потом сказала:

- Нет, не надо.

Она вышла из кабинета и отправилась куда глаза глядят. Пока она ходила по городу, то думала только об одном: сказать Аресу или нет? Она не имела права промолчать, ведь директор думала, что она предупредит его. В конце концов, Мелисса позвонила ему, собрав волю в кулак. Голос был близким, до боли знакомым, хотя какие-то нотки отчуждения проскользнули. Может, это начинается? Может, они, наконец, стали отдаляться, и пройдет еще немного времени и все уйдет? Так должно быть, так всегда бывает. Никто не страдает годами, время лечит. Прошлое уйдет и не вернется, не будет ее мучить.

 



Ирина Агапеева

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: