От судьбы не уйдешь

Размер шрифта: - +

14. Чужие

Прекрасный бескрайний ландшафт успокоил Мелиссу. Она тряслась в старом разваливающемся автобусе, после длительного перелета. Как только девушка сошла с самолета, удушающая жара опустилась на нее и словно обняла. Мелисса подумала, что теперь надо привыкать к этим объятиям, из них никогда не вырваться. Она уткнулась лбом в стекло и прикрыла глаза. Вместе с ней в деревню ехали еще две девушки, одна немка, вторая из России. Обе девушки кое-как могли объясняться на английском, но друг друга они понимали намного лучше, чем Мелиссу, поэтому разговор с ними не клеился. Да и устали все настолько, что уже было не до установления контакта. Что поразило Мелиссу, так это необычайно красивое небо, меняющееся постоянно, затягивающееся облаками, сквозь которые пробивались лучи, потом снова проясняющееся. Только они отъехали от аэропорта, как через двести метров асфальтированная дорога закончилась, и машина затряслась по простой грунтовке, поднимая клубы желтой пыли. Автобус сперва был пуст, но потом в него постепенно набились люди. Ехать пришлось около трех часов, за это время Мелисса почти решила вернуться назад первым же рейсом. Она смотрела в безразличные чужие лица и не могла представить своей жизни среди них. Что она себе думала? Они ведь просто другие.

К вечеру автобус, наконец, добрался до деревеньки, и счастливые девушки, разминая затекшие конечности, выбрались наружу. Осмотреться особо не удалось, очень хотелось отдохнуть, сложить вещи, умыться. Их встретил мужчина лет пятидесяти, уставший и помятый. Он был европейцем и хорошо говорил по-английски:

- Здравствуйте. Меня зовут Патрик Гилл. Я покажу вам комнату.

Это действительно оказалась одна комната на троих, в доме барачного типа. Помещение метров пятнадцать, неровные стены просто побелены, причем давным-давно. Низкий потолок, одно оконце. Три кровати, страшный шкаф, дверца которого не понятно каким чудом держалась. Стол, который тоже вызывал опасения, и два стула. Голые унылые стены и дощатый пол. Мелисса так устала, что ей было не до разглядывания обстановки. Патрик Гилл в сопровождении местной женщины принес девушкам постельное белье и кувшин с водой.

- Вода здесь большая ценность, так что берегите.

- Это на что? – изумились девушки, разглядывая кувшин.

- Это на все, - ответил он.

- То есть душа не будет? – Патрик Гилл, хотел было рассмеяться, но похоже сил у него на это не хватило. Он слегка скривился и ушел.

- Ну что ж, давайте тогда спать, - предложила Мелисса.

Утро в африканской деревне показалось еще более ужасным. Когда девушки вышли на улицу, то первое, что смогли лицезреть, это грязь. Грязь везде и повсюду. Горы мусора за домом, перед домом, просто везде. Старые потрепанные дома тянулись в некоем подобии улицы. Вместо стекол – тряпки. Туалет вызвал ужас, и Мелисса не хотела о нем вспоминать. Девушки жались друг к другу, и искали Патрика. Жителей им попадалось немного, все они были праздные и какие-то безразличные. Словно ничего в этом мире уже не могло растормошить этих людей. Мелиссе казалось, что она попала в какой-то сюрреалистический фильм, где все неправильно, не подчиняется привычным для нее законам и выходит за грани понимания. Как тут можно жить? Она твердо решила поменять здесь все, добавить разнообразия, помочь. Встретили совсем маленьких детей, они играли в пыли в какую-то игру с деревянными палочками. Дети на миг глянули на девушек и снова увлеклись игрой.

Волонтерки нашли Патрика на кухне, если это помещение можно было так назвать. Женщина, которая вчера приносила им постель, что-то готовила, счищая мусор со стола прямо на пол.

- А-а-а, это вы, – протянул Патрик, – завтрак скоро будет.

- А где все люди? – поинтересовалась Мелисса.

- Отправились за водой. Ближайший колодец в трех километрах отсюда.

На следующий день немка и русская уехали из деревни. Мелли осталась одна. Патрик почти не разговаривал с ней, по всей видимости, ожидая, что и она долго не продержится. Но, возможно, тем девушкам было куда возвращаться, они получили новые эмоции и поехали делиться ими с семьей. А Мелли путь назад был заказан. Ей ничего не оставалось, как приживаться здесь. Она твердо вознамерилась попытаться и приложить все усилия для того чтобы стать полезной.

Ей показали «врачебный кабинет» в деревне и старую женщину, выполняющую роль врача. Вид этого кабинета поверг Мелиссу в ужас, и она рьяно взялась за дело. Постаралась навести хоть какой-то порядок и чистоту, хотя без воды это не было легкой задачей. Она привезла с собой сундучок с медикаментами и решила беречь их как зеницу ока, потому что где раздобывать новые в этих условиях было неясно. Старуха пыталась быть полезной и безропотно выполняла распоряжения Мелиссы, хотя с лица так и не сходило выражение непонимания и равнодушия. Большая часть людей в деревне два раза в день ходили за водой, кто с чем. Мелисса попросила через Патрика, чтобы к ней в медкабинет принесли воды. Потом она старалась что-то сделать с мусором и не могла уразуметь, почему же его никто не выбрасывает. Через неделю Мелли поняла, что это бессмысленно: никакой мусоровоз даже случайно здесь не проедет и не увезет мусор, вот все и плюнули на него.

Мелисса пыталась подружиться с местным населением, но казалось, что им все равно. То ли потому, что такие как она не задерживались здесь надолго, то ли потому, что жизнь этих людей была настолько унылой и бедной (как в материальном плане так и в духовном), но люди эти просто смотрели сквозь нее. Признаваясь себе откровенно, она и сама не могла испытывать к ним привязанности, никто не выделялся, они все были едины. Как некий слитный неразумный организм. Как муравейник. Он подчинен каким-то правилам, нормам, но ни один муравей ничего не менял, не решал и не выделялся из общей массы. А тут Мелли – пчела, попавшая в муравейник – инородное тело, не понятное общему организму. Она копошилась в нем, создавая дисбаланс, но они научились огибать ее и не замечать.



Ирина Агапеева

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: