От судьбы не уйдешь

Размер шрифта: - +

5. Плотина

Арес всегда любил эту местность. В его душе непременно что-то трепетало, когда он думал о том, что такое нехитрое сооружение способно погубить множество жизней. Человек каждый день находится в непосредственной близости от опасности, не осознавая, как он хрупок. Живет, что-то планирует, но не он сам распоряжается своей судьбой. Множество факторов влияют на жизнь людей. Взять хотя бы его, он ведь был тем самым, кто мог оборвать чью-то жизнь. Просто за один вздох. Он часто вспоминал свое первое задание. Того человека у телевизора. Подозревал ли он, что жизнь так коротка, что завтра уже не наступит? Были у него на душе грехи, которые заслуживали смерти? Понял ли он что-то? За что, откуда явился Арес? Лицо того человека давно стерлось из памяти, никогда Арес не пытался ничего узнать о нем, просто это был некий облик, образ того, как странна и коротка жизнь. Вот так ему однажды пришла в голову мысль и о плотине, когда он гулял рядом с этим сооружением. Такое грандиозное и полезное строение может унести множество жизней. Люди используют природу, но она в ответ иногда берет плату. Заинтересовавшись, Арес нашел много информации о катастрофах на дамбах. Поразили его события в КНР на дамбе Баньцяо. Сама природа выступила против людей, захотевших запереть ее в рамках. Дамба была сконструирована так чтобы пережить самые крупные наводнения, даже такие, какие случаются раз в тысячу лет. Однако в августе в том году[1] выпало рекордное количество осадков за 2000 лет. Мощнейшее наводнение вызвало огромную волну шириной в десять километров. Официальная цифра погибших около 26 000 человек, но она учитывает лишь непосредственно утонувших при самом наводнении; c учётом же погибших от эпидемий и голода, распространившихся в результате катастрофы, то полное число жертв составляет, по разным оценкам, 171`000.

Удивление вызывали у Ареса подобные цифры. Конечно, в таких масштабах эти потери воспринимались просто цифрами, но за всем этим стояли люди и трагедии отдельных личностей. Имея достаточно средств, любой может стать причиной столь сильных катастроф. Как могут эти люди жить и не задумываться о подобных вещах? Гулять рядом с плотиной? Влюбляться и жениться? Рожать детей в непосредственной близости от того, что уготовила им природа?

Только любовь лишает этого страха, осторожности. Она заставляет ничего не бояться и идти вперед. А Арес застрял на одном месте. Он испытывал жгучую ревность ко всем тем, кого Мелли любила, кому помогала всю жизнь. Она предпочла ему незнакомцев, отдала кому-то символ его веры в любовь.

Много раз Арес ловил себя на том, что он готов пойти и найти ее. Посмотреть в ее глаза, отдать кулон. Попросить надеть его вновь и никогда не снимать. Но он останавливал себя тем, что его Мелиссы уже нет, теперь живет какая-то чужая ему женщина, повидавшая мир, изменившаяся в душе до неузнаваемости. Почему он решил, что она продолжает существовать, та девочка, которая однажды погладила его по руке? Он не мог заставить себя увидеть ее, чужую и незнакомую, которая едва узнает его. О чем с ней говорить? Он и обнять-то ее не сможет: никто не лезет обниматься после того как не видел человека десять лет. Образ, стоявший у него перед глазами, должен таким и остаться. Для него она навсегда молодая и наивная девочка. Зачем разрушать те воспоминания, что еще остались?

Сам того не осознавая, он всю жизнь делал что-то, подспудно думая о Мелиссе. Она всегда была на задворках его подсознания, присутствовала при всех делах. Арес не понимал, что общался с ней и просил совета у некоего образа, сложившегося из воспоминаний о Мелиссе. Из его представлений о ней, как о самом хорошем в мире. Не просто о человеке, а явлении. Теперь, точно так же, его подсознание сыграло с ним злую шутку. Он желал наказать Мелиссу, наказать себя за веру в хорошее и хотел навредить. Направить силы природы.

Арес хотел посмотреть на дело своих рук, когда он прекратит работы на плотине именно в тот момент, когда это будет необходимо. Нужно только дождаться хороших осадков, а сезон дождей не за горами. Этот год вообще выдался дождливым, климат портился незаметно, но уверенно. Мэр - полный идиот, непонятно как люди его выбирают уже два срока подряд. Похоже и в выборе управленцев у человечества срабатывает некая жажда самоуничтожения. Как считал Фрейд, все живое стремится к смерти, и люди сами хотят себе навредить. Только слепой или глухой не знал о том, что мэр был не чист на руку. О его болезненной тяге к азартным играм слухи ходили непрерывно, иногда даже прорываясь в газеты. Его не одобряли и ругали, а потом на выборах, после удачной предвыборной кампании, избирали, только для того чтобы вновь ругать. Арес никогда не мог понять народ. Он не относил себя к нему. Словно смотрел на людей со стороны, как изгой. Хотя народом себя, наверное, не считает вообще никто. Каждый уверяет, что он отличается от серой массы, что он - индивидуальность, не такой как остальные, и вот из них, из этих «индивидуальностей» и состоит народ. Тот народ, который так любит Мелисса. Она сказала ему однажды, раз он не любит их всех, значит, не любит и ее. Почему? Потому что все мы одинаковы по глобальным меркам? Каждый из нас таит в себе и ребенка, и зрелого, и старого; каждому свойственны мысли и поступки другого. Жизнь, она ведь длинна, и много стадий человек проходит, много мыслей думает…. Эти мысли пересекаются и переплетаются с мыслями другого, а другие с мыслями третьего и наверняка, они много раз совпадают, а ипостась одного отображает другого. Мы все одно целое… Некий коллективный разум.

Арес любил приезжать на плотину. Местная не была грандиозным сооружением, таким как плотина Гувера, например. Город их был старым и сама плотина была построена давным-давно. Именно благодаря этому место было столь живописным: каменная кладка придавала всему ее облику романтики. Сюда приезжали многие полюбоваться водопадом и устроить пикник. Когда-то ее соорудили для мелиорации полей, сейчас же эту функцию она почти не выполняла, главной ее задачей было привлекать туристов, и она стала практически достопримечательностью. Находилась плотина сравнительно недалеко от города, но в непосредственной близости к ней располагалось множество домов. Земля здесь стоила недешево, но чистый воздух и красота местности привлекали людей. Когда начинался сезон дождей плотина выполняла свою задачу и не давала затопить живущих поблизости. Арес всегда считал, что они играют с огнем (вернее с водой, как он говорил про себя). Предвкушение беды завораживало, и когда Аресу хотелось оставить все мысли, он приезжал сюда и любовался водой, которая таила в себе опасность.



Ирина Агапеева

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: