От судьбы не уйдешь

Размер шрифта: - +

8. В ожидании решения

Адель Винтер вот уже два дня не давала Аресу покоя. Он имел неосторожность проявить слабость при ней и попросил ее остаться. Она терпеть не могла его холостяцкую обитель, но в тот вечер была на седьмом небе. Теперь Арес не мог отделаться от нее, юная красавица порхала по комнате, не уставая удивляться, как он может здесь жить.

- Такому человеку как ты не пристало ютиться в этой конуре. Перебирайся ко мне в отель.

- Ненавижу отели. Там множество глаз.

- Но здесь всего одна комната, - Адель это просто возмущало.

- А зачем одному человеку больше? Зачем тебе, Адель, такая куча вещей?

- Просто я не привыкла себе отказывать. Хочу и беру.

- Выкинуть бы тебя на необитаемый остров, - зло сказал Арес. Но Адель только возбудилась от этих его слов:

- А ты бы построил мне на нем хижину и занимался со мной любовью до бесконечности под шум волн. Кстати об этом, Арес, я не могу больше выносить этот дождь. Давай куда-нибудь уедем. На несколько дней. Ну, пожалуйста, туда, где солнце и песок? На островок, а?

В городе оставаться становилось опасно, и Арес это понимал, но именно ощущение опасности его и волновало. Но Адель была ни в чем не виновата и хоть он не питал к ней особо нежных чувств, все же она была ему другом какое-то время. В конце концов, он сдался и сел за руль ее красного «Ламборджини».

Когда они отъехали от города, Адель взволнованно спросила:

- Куда ты, милый? Аэропорт в другой стороне.

- Хочу заехать в одно место. У нас еще полно времени.

Он гнал машину через город, залитый дождем, влекомый неведомой силой. Арес не мог уехать, не навестив свою давнюю подругу. К тому же с ней вот-вот могли произойти необратимые последствия, и Арес не простил бы себе, если бы не попрощался с ней. Он подъехал к плотине и был просто поражен. Столько воды! Какая это мощь! Ему звонили несколько раз по поводу того, что работы были произведены некачественно, что механизм спуска заедает, но Арес престал отвечать на эти претензии. Его железное самообладание позволяло не обращать внимания на подобные пустяки, такие мелочи не трогали его суровой натуры, а угрозы могли только позабавить. Он не боялся ничего. Эта мысль пришла ему голову совсем недавно, и Коулд был удовлетворен, обдумав ее хорошенько. Он не боялся смерти, боли и нищеты. У него не было близких людей, за которых он мог бы переживать, людская молва – смешна (кто в здравом уме обращает на такое внимание?), порицание – бред, тюремное заключение – временно.

Арес любовался творением своих рук (в какой-то степени) и слышал вдалеке назойливый голос Адель. Она как муха жужжала что-то, и в какой-то миг Аресу захотелось прихлопнуть ее. Он легко мог убить девушку, одним из множества способов, которые знал. Иногда она читала приговор в его взгляде, и именно это покоряло ее натуру, она была готова на все, лишь бы получить еще раз такой взгляд. Люди любят силу и покоряются ей на каком-то бессознательном уровне. Но сегодня в его планы не входило избавляться от назойливой Адель. Он прислушался к ее болтовне:

- Ты только посмотри на нее. Ну как можно такой быть? Фу, ужас! А ведь вроде молодая женщина. Как можно так за собой не следить?

Арес, наконец, посмотрел туда, куда так упорно показывала ему Адель. Совсем недалеко от машины, в которой они сидели, стояла женщина. В простой непромокаемой куртке, с капюшоном на голове. Из-под куртки торчали синие потрепанные джинсы, промокшие до колена, и ноги в простых черных ботинках. Ее плечи ссутулились и по лицу стекали струйки дождя, но она, казалось, не замечала ничего этого, а как завороженная смотрела на плотину, которая была готова вот-вот прорваться. Арес не мог оторвать взгляда от женщины. Узнать ее он мог из тысяч, ведь полжизни Арес провел, наблюдая за этим странным созданием. Адель еще бубнила, но Арес больше не слышал, он открыл дверцу машины и как лунатик пошел к женщине. Адель замолчала, не понимая, что происходит и, не отрывая глаз, наблюдала за происходящим. А Арес дошел до этой замухрышки и в какой-то миг Адель решила, что его подстрелили. Потому что он, поравнявшись с женщиной, взглянул ей в лицо и рухнул перед ней на колени. Вопль вот-вот готов был сорваться с губ Адели, но потом она увидела, что женщина смеется, прижимая его голову к своему животу. А он так и стоит на коленях в луже воды пред этой замухрышкой, обхватив руками ее талию. Это зрелище настолько противоречило представлению Адели о жизни, что стало самым неизгладимым в ее памяти до самой старости.

Мелисса поняла, что плотина давно не спускалась. Она даже хотела умереть, поддавшись какой-то меланхолии. Ей надоела ее жизнь, она не видела выхода и бороться не хотелось. Слишком поздно она поняла, что ценно в этом мире. Она услышала хлюпанье воды под чьими-то тяжелыми ногами и повернула голову. Перед ней стоял Арес. В сером свете под струями дождя он был похож на какое-то видение, словно отзвук прошлого, словно ответ на вопрос. Ноги его подкосились, и он рухнул на колени, прижимаясь к ней лицом. Мелисса рассмеялась. Она не думала, что может вот так смеяться, что не разучилась. Ведь когда она прижала его к себе, то поняла, что он все тот же Арес. Кем бы он ни был в своей жизни, но в ее - он был самым нежным, любящим и преданным. Он никогда не предаст, не обидит – он вся ее семья, какая бы она ни была, она единственная.

Арес же, подойдя к Мелиссе, заглянув ей в лицо, понял, что она - самое прекрасное в мире, что создавал Господь. Ее уставшие глаза, сеточка морщин вокруг них, складки у губ, короткие мокрые волосы вокруг родного лица. Арес упал перед ней на колени, как упал бы пред Богом в судный день. Если сейчас она простит его, если сможет…



Ирина Агапеева

Отредактировано: 30.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: