От января до марта один шаг. Часть 1.

Размер шрифта: - +

Часть 1. Жертвенница. Глава 5

- Ох Леда-Леда. Не думала я, что посчастливится выдать тебя замуж.

Девушка сидела на стуле у окна, а мать Латены – немолодая, но все еще красивая и стройная женщина – заплетала ей косу. Леда отчаянно клевала носом. Сон не шел к ней весь остаток ночи. Она все слушала и слушала пугливо, не скажет ли еще чего-нибудь странный медальон. Слова мерещились ей в каждом шорохе, но старинное украшение молчало. Уснула она только под утро, и ее практически сразу же разбудили гости.

В маленькой избушке собралось необычно много народа. Леда не могла припомнить, чтобы к ней когда-либо заходило более двух-трех человек, а тут заявилось сразу пятеро. Пришла деревенская староста – толстая как кадушка бабка с красным лицом и носом картошкой. С собой она прихватила свою внучку Анику, еще одну знакомку Леды. Девица смотрела куда-то в потолок, то и дело мечтательно вздыхая:

- Вот бы и мне графа.

- Ага, разбежалася, - тут же давала ей подзатыльник деревенская староста. – Глянь, какая Ледка ухоженная, даром что жертвенница. А за ее вышивками знатные дамы аж с самой столицы съезжаются. Куда тебе, балбеске до нее!

Восседали они на лавке у печи. Рядом с ними, почесывая торчащую вперед рыжую бороду, стоял отец Латены и оглядывал скромную книжную полку, которую сам же и смастерил. Немногочисленные Ледины книжки, на которые та откладывала годами, интересовали его мало.

- Чет покосилась, - сказал он озабочено. – Мож кажется? Ледка, зачем ж так много-то на нее положила?

- Много? – фыркнула крутящаяся вокруг Леды Латена. – Ага, куда там, много! Две штучки всего, да какая-то недокнижка… пес знает что в общем.

- А ну не ругайси, - погрозила ей пальцем мать. – А при графе так вообще молчи в тряпочку. И это, лицо сажей намажь. А то как польститься на тебя графов казначей, и будешь знать.

- Вот бы мне казначея графского, - мечтательно выдохнула Аника, за что опять получила от бабки подзатыльник.

- Даже не думай, Аниська, - грозно пророкотала староста. – Графский казначей тебя по сену поваляет да бросит брюхатую. Уж сколько было!

Леда радостно улыбалась, слушая их мирные переругивания. Ей льстило то, что эти люди собрались здесь ради нее, однако в сердце крепко угнездилось беспокойство. И с приближением заката оно только росло, все больше и больше портя настроение.

Муж и отец Латены принесли и накрыли стол – по-простому, по-деревенски – печеный картофель, хлеб, соль и вода. Застелили скатертью с красными снегирями и рябиной, которых Леда старательно вышила еще год назад. Томясь от ожидания, староста расплела косу жертвенницы и переплела ее другим манером, уложив часть волос вокруг головы. Девушку одели в платье. Конечно, парча без кринолина смотрелась не так знатно, но деревенские все равно охали и ахали, глядя на Леду.

- Принцесса, - умиленно сказала Аника. – Как из сказки.

- Смотри выше, королевишна, - возразила мать Латены. – Королевишна, не больше, не меньше!

- Да даже красивее! – хихикнула Латена. – Богиня.

- Цыц, богохульница, - погрозила ей пальцем мать. – Нече с Январь ее ставить. Королевшны вполне хватит. А тебе рано или поздно попадет от какого-нибудь ушастого жреца, егоза ты этакая.

- Интересно, а какой этот граф? – мечтательно протянула Аника. – Красивый, наверное.

- Ишь ты, размечталась, - вновь отвесила ей подзатыльник староста. – Нет в нем ничего красивого. И хорошего мало. Одно то радует, что Ледка за ним будет как за каменной стеной.

- И то верно, - тут же защебетала Латена, уводя разговор в более приятное русло. – Главное – безопасность. И пряники. Да, Леда?

Девушка натянуто улыбнулась шутке. Она то и дело поглядывала на солнце, от чего в глазах у нее плясали пятна. Вот оно легло на крышу соседнего дома и медленно начало уходить все ниже и ниже, пока не скрылось вовсе. Небо окрасилось красным, медленно подкрадывались сумерки. Все собравшиеся напряженно ждали, но ничего не происходило.

На колени к Леде вспрыгнула Мурыся и ласково ткнулась носиком в подбородок хозяйки, требуя ласки. Девушка огладила ее шерстку, почесала за ухом. Кошка расслабилась, перешла с колен на подоконник и начала точить об него когти, однако настроение ее вдруг резко переменилось. Мурыся вздыбила шерсть, зашипела и стремглав бросилась под лавку. Леда удивленно на нее посмотрела, а потом опасливо прижалась лицом к стеклу, чтобы увидеть, что же так напугало кошку. Прижалась, и тут же сердце у нее от испуга подпрыгнуло.

На нее смотрели горячие в вечерней мгле глаза - синие, словно две сапфира. Принадлежали они черной как смоль собаке, чем-то напоминающей волка. Пес смотрел на Леду заинтересованно склонив голову на бок. Смотрел так умно, что у девушки по спине мурашки побежали. Он не вилял хвостом, не рычал, не скалился, а просто сидел спокойно, наблюдая за Ледой.

- Чей это пес? – спросила обеспокоенно жертвенница, отвернувшись от окна. – Раньше я здесь таких не видела. Да и глаза у него какие-то…

- Пес? – мать Латены прижалась лицом к окну, козырьком выставив руку. – Леда, ты не перенервничала ли? Нет тут никакого пса.



Алиса Стриж

Отредактировано: 20.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться