От января до марта один шаг. Часть 1.

Размер шрифта: - +

Часть 1. Жертвенница. Глава 9

Леда не могла поверить своим глазам. Мелунас, которого поддерживали двое высоких мужчин в шубах поверх синих одежд, ступил на землю своими корявыми ногами и покостылял в сторону ее дома. Девушка испуганно заметалась, и Латена тут же взяла дело в свои руки. Она схватила Леду за плечи и, посмотрев ей в глаза, сказала:

- Успокойся. До жертвоприношения еще почти пять дней, они не могут забрать тебя. Скорее всего старый хрыч приехал, чтобы сказать что-нибудь по поводу твоей свадьбы. Успокойся и иди открывать дверь.

- Латена, а вдруг нет, - у Леды сердце заходилось от дурного предчувствия. – Вдруг у графа что-то не получилось? Вдруг…

- А ну прекрати это! - чуть ли не крикнула на нее подруга. – С тобой последние годы совершенно невозможно разговаривать! Ты ведь такая была молодец, такая сильная, такая веселая девушка. Но потом будто себя похоронила. Хватит. Я все понимаю, ты боишься…

В дверь постучали, но Латена не остановилась, только запнулась:

- …ты боишься смерти. Однако ты уже вырвалась, Леда. Ты вырвалась из этого капкана. Так что пожалуйста, я тебя умаляю, стань прежней веселой и…

В дверь постучали так, что она задрожала. Леда набрала в грудь воздуха и выпалила:

- Прости, Латена, но ты не понимаешь, о чем говоришь. Тебе-то не назначили дату твоей смерти. Тебя-то никто не заставлял гордиться тем, что ты умрешь на холодном камне. Все, Латена. Отстань. Открыть надо, иначе они сейчас дверь выламывать начнут.

И она, сбросив с себя руки подруги, трясясь от страха кинулась открывать дверь. Горбун улыбался как шакал, нашедший умирающую, никому не нужную косулю. От его взгляда ли, или от холода, по спине Леды побежали мурашки. Каких-то пару секунд они смотрели друг другу в глаза, а потом жрец протянул сладко:

- Ну что ж, дорогая моя девочка. Собирайся, милая. От верховного жреца пришло разрешение провести твою церемонию дарения вне очереди, дитя мое. Рада ли ты?

Леда чуть не упала без чувств. От верховного жреца. Это звучало как приговор. С человеком столь высокого ранга мог поспорить король или герцог, но никак не граф. Леда знала, что Мелунас ее ненавидит из-за отца, но никогда не думала, что настолько. За ее спиной тихо ахнула Латена. Сама же жертвенница ничего не сказала. Ее вдруг охватила злоба. Внутри стало горячо а сердце грохотало так громко, будто их у Леды было два и они решили сыграть напоследок военный марш. Захотелось тут же захлопнуть дверь, ударив ей жреца. Потом, может, схватить побрякушки и, накинув полушубок, дунуть прямиком в лес. Запутать следы, заплутать, выйти, может, к какой-нибудь деревне. Потом в город. Обрезать косу, продать ценности, купить себе домик где-нибудь у границы королевства и жить под мужской личиной.

В чувства ее привело осознание того, что на груди буквально вибрирует нагревшийся старинный медальон. Волна гнева и паники схлынули, и она сжала украшение руками. Мелунас все так же улыбался, за спиной у него стояли два длинных крепких жреца. Нет, не удастся ей бежать. Не получится. Не сможет.

«Беги….» - прошептал медальон.

И она, собрав в кулак все свое мужество, со всей силы хлопнула дверью. От этого удара на жрецов обрушился с крыши снег. Пока они мешкали, Леда цапнула с сундука веер, сунула ноги в валенки, схватила полушубок и, открыв дверь, понеслась к дороге. Жрецы оклемались на удивление быстро и пустились вдогонку. В голове у Леды  билась лишь одна мысль:

«Почему так рано? Почему за пять дней до жертвы? Почему?»

Не успела она и пяти метров по дороге в сторону леса пробежать, как удача отвернулась от нее. Оскользнувшись, она растянулась на льду, стукнувшись об него лбом. Перед глазами от боли заплясали круги, она прикусила язык. Один из жрецов схватил ее, заломил руки за спину и принялся поднимать, но ноги Леду не слушались.

Девушке казалось, что в момент падения она умерла. Как безвольная кукла она поднялась, встала, сдула прилипшую ко лбу челку и тут до нее донесся цокот копыт. Из оврага вынырнул всадник на серой в яблоках лошади. Несся он галопом, гикая и ударяя животное пятками. Когда он подъехал ближе она рассмотрела знакомый плащ и неизвестно как удержавшийся на его голове цилиндр, из под которого выбивались темные барашки волос.

Ретео на полном скаку натянул поводья, и лошадь с ржанием встала на дыбы. Копыта ее чуть не задели держащего Леду жреца, и тот стремительно отскочил в сторону. За ним последовал и другой, только-только собиравшийся помочь товарищу. А вот Мелунас, все так же злобно улыбаясь, приблизился. Вид у него был как у заполучившего свою добычу зверя, готового вгрызться в ее плоть в любой момент.

- Ишь ты, прискакал, герой, - буквально выплюнул горбун. – Чего прискакал, скачи обратно! Я уже говорил графу, что…

- Подождите, уважаемый, - спрыгнув с лошади, Ретал подошел к Леде. – Буквально пара мгновений, и мы поговорим.

Казначей ласково погладил девушку по растрепавшимся волосам и нахлобучил на ее голову свой цилиндр. Наклонившись, он подобрал шубейку и заставил Леду одеться. Она посмотрела на него с благодарностью, и мужчина тут же обнял ее за плечи, прижав к себе сбоку, будто защищая. От Ретео страшно пахло потом, в том числе конским, и даже сладковатые духи не могли перебить этого запаха. Леда вдруг поняла, что духи откровенно женские, и это заставило ее слабо улыбнуться. Видимо Ретео вырвался по делам прямо из объятий Игрид.



Алиса Стриж

Отредактировано: 20.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться