От января до марта один шаг. Часть 1.

Размер шрифта: - +

Часть 4. Ворон, пес и кот. Глава 2

Барон Гедл оказался худым, длиннолицым мужчиной. На вид ему было за сорок, однако он уже полностью поседел. Встретил он гостей не на пороге, а в просторной прихожей своего поместья – скромного, но гораздо более нового, чем дом барона Александра.

- Господа, рад видеть вас всех здесь, - расшаркивался он, боязливо улыбаясь. – Проходите. Вы наверняка все озябли. Я велю моим людям проводить ваших вояк в казармы. Там тепло и им нальют вина. Разумеется за счет короны.

Он еле-еле сохранял лицо, пытаясь игнорировать потрепанную одежду своих гостей и их чумазый вид. Леде было откровенно стыдно за то, как она выглядит – чтобы не щеголять в одних панталонах ей дали теплый плащ, в который она и закуталась. Кринолин оказался похоронен под завалом. У графа зияла в одежде пара дыр.

- О деньгах не переживайте, - отмахнулся Карл. – Лучше покажите, где нам лечь. Мы гнали всю ночь и страшно хотим спать.

- Вам, уважаемый Карл, лучше лечь со своими парнями, - хмуро сказал ему барон Гедл, а потом повернулся к графу. – Аластр, давно не видел вас. Ходил слух, что вы больны и потому не появляетесь на людях.

- Я бы не верил слухам, - сказал ему граф. – Они очень часто лгут. Я вот тоже слышал про вас много всего, да только язык держу за зубами. Впрочем, барон, у нас есть еще одна меленькая проблема. С нами сильно простуженный и спящий беспробудным сном посол с юга. Он, видите ли, нахлебался холодного эля…

- Понимаю, - нервно перебил Аластра барон. – Что ж, я попрошу прислать вам еще один комплект белья в спальню. Поднимите только его своими силами в комнату. Мне, право, неловко… но я боюсь, что от него заразятся мои люди, а за ними и я. Надеюсь, вы примете помощь врача?

- Нет, - отрезал Аластр. – Вы ведь знаете, медикам я не доверяю. Я займусь им сам. Дайте только лекарства. И еще, нам нужны будут бинты и свежая одежда… неудобно говорить об этом, но по пути нас поймали бандиты…

Пока они договаривались, и Аластр виртуозно врал, Леда осматривала небольшое помещение. Здесь было темно, горело очень мало свечей. Обстановка казалась девушке какой-то вовсе не баронской, бедной. Никаких гобеленов – лишь ровно оштукатуренные стены, никаких ковров – лишь простой деревянный пол. Никаких ваз с цветами, мечей на стенах, рыцарских доспехов или фигурных люстр. Ничего. Казалось, поместье только-только отстроили, и еще не успели наполнить его мебелью. В коридоре, куда их повели после разговора с бароном, оказалась та же история. Освещали путь они канделябром с одной единственной свечой, во многих комнатах отсутствовали двери, а мебель внутри была очень дешевой, у Леды и то дома лучше стояла.

- А я думал, что он только по слухам скряга, - пробормотал Аластр.

- Нет, что ты, - хмыкнул Карл. – Скупость Гедла давно стала излюбленной темой для анекдотов.

- У него что же, денег не хватает? – спросила осторожно Леда, позади которой двое парней охотника на разбойников тащили за руки за ноги все еще спящего Марта.

- Почему же, хватает, - хмыкнул Аластр. – Но по слухам он держит их в подвале. Каждую лишнюю копейку туда складывает.

- Я слышал, что он мечтает выплавить золотую статую в рост, - тихо сказал Карл. – Статую богини Июнь. И построить ей храм. Не зря же на его гербе прекрасная златогривая львица.

- Люди порой от религии теряют всякий рассудок, - фыркнул граф. – И все, почему-то, поклоняются именно богиням.

- Если ты обо мне, то мне ничуть не стыдно от того, что я поклоняюсь Апрель, - парировал Карл. – Как по мне в преклонении перед богами-мужчинами есть что-то ненормальное, неестественное и жалкое. То ли дело богиня. Перед прекрасной женщиной никогда не стыдно и на колени упасть, особенно если у нее из под юбки выглядывают стройные лодыжки.

Граф поморщился, а Леда задумалась. Что-то в словах охотника на разбойников определенно было. Прикинув, она решила, что будь ее воля, то поклонялась бы покровителю знаний Ноябрю. Его всюду изображали как статного старца с посохом и книгой. Даже зверь, в которого он превращался – барсук – был девушке очень приятен.

Думая так, она оглянулась на Марта.

«Вот бы кому я точно не смогла теперь поклоняться, - подумалось ей. – Когда понимаешь, что божество выглядит как обычный человек, даже пускай и красивый, как-то перестаешь верить в его власть над миром и твоей судьбой».

Выделенная комната Леде чем-то напомнила больничную палату. В больнице, правда, девушка никогда не лежала, и о палатах представление имела очень отдаленное, но представляла их себе именно так. Белые стены, дощатый пол, никаких ковров и украшений. Единственное, что чуть оживляло обстановку – горящий камин со сложенной справа от него поленницей. Кровати здесь было две – одна уже застеленная, над другой корпела худая, с ввалившимися щеками служанка. Трясущимися руками она аккуратно заправляла одеяла в белый, застиранный пододеяльник. Ткань была такой старой, что кое-где отчаянно просвечивала, обещая в скором времени порваться. Но, что было самым неприятным для Леды, так это то, что обе постели были узкими.

Девушка озадаченно глянула на Аластра и увидела, что тот хмурый как туча. Парни Карла положили Марта на уже застеленную постель и удалились. Сам охотник на разбойников улыбнулся и, прислонившись к дверному косяку, сказал, скабрезно улыбаясь:



Алиса Стриж

Отредактировано: 20.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться