От января до марта один шаг. Часть 1.

Размер шрифта: - +

Часть 5. То, что греет. Глава 6

Девушка даже не ушиблась толком, только дух из нее вышибло, и какое-то время она  никак не могла ни вдохнуть, ни выдохнуть. Снег смягчил падение. Она провалилась в него довольно глубоко, и метель тут же остервенело принялась ее закапывать, будто пытаясь похоронить заживо. В чувства девушку привел голос Марта:

- Что вам от нас нужно? Зачем вы пришли?

- Мы хотим принести в жертву ту, из-за которой разгневалась Январь, - еле различимо в ночной тишине раздался мужской голос. – Прочь с дороги, посол, и мы не причиним вам зла.

Приподнявшись, Леда увидела людей с масляными лампами. Их были сотни. Казалось, весь город пришел на королевский двор. Чуть выступая из толпы, рядом с Мартом стоял высокий жрец в синих одеждах. У Леды подпрыгнуло сердце от страха. Она вспомнила, как в прошлый раз за ней приехал дилижанс. Из тела будто ушла вся сила, накатилась знакомая по прошлому разу обреченность. Будто она умерла. Перед глазами все поплыло.

«Ты так долго бегала от них, - подумала она. – Но они все равно тебя настигли. Может, это и к лучшему? Когда ты умрешь, Март сможет забрать медальон и они избавят мир от Январь. Ты же оказалась здесь случайно. Ты лишняя. Обуза».

- Только через мой труп! – выкрикнул Март, заслоняя Леду.

- Ваша светлость, две жертвы лучше одной! – выкрикнул кто-то. – Давайте и его на алтарь.

- На алтарь! – загомонила толпа. - На алтарь!

- Что ж, - сказал жрец. – Возможно, вы правы. Ведь пособник еретика и сам еретик. Отдадим же этих свернувших не туда на своем пути детей богине, пусть сама накажет их за их провинности.

Леда закрыла глаза. Ее подхватили под руки и потащили куда-то. Она же сама ощущала себя безвольной куклой, которую решил для забавы выпотрошить не слишком умный ребенок. Март явно сопротивлялся. У нее из-за спины доносились крики жрецов, но, в конце концов, они сменились непонятной тарабарщиной. Март явно очень громко отчитывал жрецов на своем умершем, давно забытом наречии.

- Ишь ты, колдун, - сказал кто-то из жрецов, тащивших Леду. – Как бы не проклял нас всех.

- Да он пугает просто, - отозвался второй. – Хитрый, сукин сын.

- Леда, сопротивляйся! – донеслось до ушей девушки. – Ты ведь можешь! Леда!

Но жертвенница будто и не слышала этих криков. Ее мысли, как сумасшедшие, прокручивали в голове события последнего месяца. Театр ее памяти раз за разом показывал ей, как бесполезные были ее попытки сбежать от судьбы. Все ее победы казались ей теперь глупостью, ничего путного она сама не сделала. Слова же Аластра о том, как она им всем мешает, вдруг приобрели смысл.

Она открыла глаза только тогда, когда неожиданно оказалась в тепле. Март что-то кричал ей, звал по имени, но она лишь осматривалась. В храме пылали сотни свечей, чадя и чихая. Особенно много их было у алтаря – большого, белоснежного ложа из мрамора, застеленного голубой тканью. Кто-то поднял Леду на руки и уложил на спину. Перед глазами девушки оказался разрисованный фресками купол храма. Изображения были такими старыми, что кое-где потерлись, однако одна деталь привела Леду в чувства. Богов было 13.

В центре купола, в центре изображения сияющего солнца, красовался силуэт истинного творца. Его лицо облупилось, глаза стерлись, но одну вещь Леде удалось различить. На одной щеке его красовался голубой месяц, на другой – оранжевое солнце.

«Где-то я уже это видела, - подумала Леда. – Но где?»

И тут она все вспомнила. Шут. Но быть такого не могло, чтобы сам творец вернулся, да еще и пришел учить ее. От одной этой мысли Леда очнулась. Ощущение было такое, будто она вынырнула из под воды. Она услышала жуткий галдеж, топот, крики Марта. Множество рук держали ее, множество глаз следило за тем, чтобы она даже шевельнуться не смела.

«Это не может так просто закончиться, - подумала она с отчаянием. – Глупая жизнь какая-то вышла. Была замужем, но даже ни разу не целовалась толком. Была графиней, но не участвовала ни в одном балу. Была богиней, но ни одного путного чуда не сотворила. И Марта из-за меня могут убить. Бесполезно я как-то умру. Вот бы напоследок хоть что-нибудь путное сделать».

В ту секунду ей показалось, что боги на потолке улыбнулись ей. Списав это на расшалившиеся нервы, девушка перевела взгляд на уже подходящего к ней с ножом жреца. Леда закрыла глаза и попыталась улыбнуться. Ей было страшно, горько, однако внутри росло какое-то странное тепло.

«Вот бы случилось чудо, - подумала она. – Тогда бы моя смерть хотя бы не была бесполезной».

И тут раздался чей-то удивленный вскрик:

- Смотрите!

Открыв глаза, девушка увидела нечто невероятное. С потолка на алтарь падали, словно снежинки, золотые невесомые искорки. Они осветили весь храм, и Леда вдруг увидела не темные силуэты, а людей. Истощенных, уставших, но удивленных и счастливых. Какая-то женщина, державшая вилы, вытянула руку и золотистая искорка коснулась ее первой. Она улыбнулась, как-то вдруг преобразившись.

- Люди, да что же мы делаем! – закричала она.

К ее голосу раз от раза прибавлялись все новые и новые выкрики. Леду отпустили, и Март тут же подбежал к ней. Лицо у него было взволнованное, испуганное.



Алиса Стриж

Отредактировано: 20.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться