Отбор без шанса на победу

Размер шрифта: - +

Глава 1

Девушка, в которую влюблены тысячи зрителей не смотрит в объектив. Прямо сейчас для неё существует только один человек, и он держит её за руки и вот-вот произнесёт слова, после которых жизнь той звёздной красавицы с экрана больше не будет прежней.

На что я рассчитывала, когда надевала подвенечное платье для финала отбора невест? Обычное дело, перед последним эпизодом популярного телешоу двух конкурсанток показывают в самый волнительный момент. Примерка наряда, визит к стилисту, фотосессия. Мне не пришлось играть волнение и радостное предвкушение на камеру, я была честна с поклонниками. Те чувства не были прописаны сценаристами, я проживала их и до сих пор проживаю, пересматривая записи моего последнего сезона в роли подставной невесты.

Самая обычная работа. Идеальная для таких, как я. Нас зовут безликими, хотя раньше в обиходе было другое название: Валай Клао. Сути не меняет и означает то же самое. Без лица. Вот только звучит иначе, не так унизительно. Хотя, наверно, мне это только кажется. Я не помню своей настоящей внешности, с самого раннего возраста могу изменять форму носа, скул, цвет глаз и волос. Даже старухой прикинусь, если понадобиться. Ужасный дар. Он сделал меня невольницей отвратительных людей, которые с удовольствием примеряли мне не только наряды для реалити-шоу, но и чужие личности, пока однажды я не потерялась в них и не влюбилась в того, в кого влюбляться нельзя — в человека, который вот-вот разобьёт девушке в белоснежном платье сердце. Налтар из дома Реонван, последний потомок древней семьи. Он будет говорить долго и путано. В его голубых глазах появится столько сожаления, что оно утопит меня.

— Прости, но ты выбываешь.

Выключаю экран и прижимаю колени к груди. Зачем я пересматриваю это? Всякий раз надеюсь уловить в его голосе другие нотки. Воображаю, что там за слепящими рампами притаились наёмные убийцы, держащие меня на прицеле. Они вынудили Налтара отказать.

За прошедшие два года я успела нафантазировать сотни самых невозможных историй, которые оправдывали ту душераздирающую сцену, заставившую поклонников шоу плакать вместе со мной.

Распорядитель Джет Лоулесс был доволен мной. Хвалил за натуральные слёзы и превосходную игру, а я кивала и изучала его расшитый золотом камзол, следила за когтями неистово стучащими по планшету. В тот момент он сверялся с моим графиком, постоянно поправляя очки в тонкой оправе. Кончик его хвоста подрагивал в такт беззаботному притопыванию. Джет сдвигал время, чтобы выкроить полтора часа для идиотского ток-шоу, где сердобольная ведущая начнёт выворачивать мою душу наизнанку, давить на мозоли в угоду публике, которая ждёт моих слёз, как хищник, почувствовавший кровь. Теперь им мало. Они хотят ещё. На большом экране прокручивали бы самые красивые моменты со мной и Налтаром. Гости в студии бы вздыхали, а ведущая заставила бы меня рассказать, о чём я мечтала.

Но я не хотела, чтобы кто-то копался во мне. Не хотела превращать мою боль и безответную любовь в достояние общественности.

Решение родилось само собой. Простое и опрометчивое.

— Джет, я бы отдохнула сегодня. Можно? — щурила глаза и тёрла виски, изображая сильную головную боль.

— Да, крошка. Ты заслужила, — промурлыкал Джет и подарил мне дежурное объятье, от которого мгновенно захотелось сжаться и забиться в тёмный угол. — Наберись сил перед завтрашним эфиром. Ты молодец, в этот раз выложилась на все сто. Даже меня убедила! Не знай я тебя, подумал бы, что ты реально влюбилась в нашего принца.

Плохо ты меня знал, Джет.

Он был так занят подсчётом прибыли и свалившимся на него огромным рейтингом, что не уследил, как я сняла все деньги со своего счёта и исчезла.

Нашёл ли распорядитель Лоулесс замену для меня? Как выкрутился, когда его крошка не появилась на шоу? Могу только догадываться, как его трясло от злости. Но он умеет держать себя в руках, хотя его кошачьи уши часто против воли прижимаются к голове, когда Джет в ярости. Посмотрела бы я на это из надёжного укрытия.

Я поселилась под вымышленным именем в дешевых апартаментах в провинциальном городе, название которого смогла выговорить лишь раза с десятого. Я не подключила себе телевидение, отказалась от услуг всемирной сети, не выписывала газет. Я не хотела знать, как сложилась судьба Налтара. Боялась увидеть его вместе с женой, узнать, что счастливая пара ждёт пополнение семьи Реонван.

В итоге кончилось всё тем, что я почти перестала выходить на улицу. Жила добровольной затворницей, и только в тиши своей квартирки принимала облик той наивной и влюблённой девушки… Как там её звали по сценарию?

Стук в дверь, заставил слезть со стула. Если бы не внезапный гость, я могла просидеть так многие часы, слушая гул электричества в проводах. Уверена, фанаты строили теории, куда пропала финалистка. Кто-то наверняка думал, что я мертва, и они не далеки от истины. Моё существование едва ли похоже на жизнь, но я не хочу ничего менять. У меня есть лицо той красавицы и записи шоу. Этого достаточно, чтобы продолжать верить в чудо.

И всё же. Как меня звали? Налтар называл меня Ли.

Открываю дверь, даже не удосужившись спросить, кто там. Почта, доставка еды? Хозяйка пришла за месячной платой чуть раньше положенного срока? Какая разница?

Вспышка камеры слепит меня, заставляет судорожно тереть глаза, отвыкшие от яркого света.

— Улыбочку! Попалась, Кайлин Верани!

Этот голос. Перестаю мучить глаза. Уже узнала его по особому говору. Он тянет букву «Р», как и все представители расы Кха’це. Ошибки нет, я действительно попалась. Зато теперь я вспомнила, как меня звали. Кайлин. Ли…

— Одного этого снимка будет достаточно, чтобы упечь тебя за решётку на долгие годы. Выбирай тюрьма или…

— Тюрьма, — даже слушать не хочу, какую сделку собирается предложить Джет Лоулесс. Он ведь за этим отыскал меня?



Дарья Сорокина

Отредактировано: 21.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться