Отбор Снежной королевы

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 4 Первое января. Стюарт

Когда Ника пригласила меня потанцевать, я пытался отказаться. Уверен, что человека можно узнать по танцу, поцелую и сексу. Но, вспомнив курсы актёрского мастерства, сыграл очень плохого танцора. Получилось хорошо.

И я был вознаграждён за терпение и старание: раскрасневшаяся девушка была дивно красива, я поймал каплю восхищения, в душе потеплело, так вот какая она настоящая, Ника – дочь Имрата.

И злилась она на меня самую малость из-за упавшего цветка и разбившихся вазочек, тем более ковёр я отчистил сам, а потом потащила меня пить кофе с тортом.

Торт был вкусный, очень сладкий, из грушевого желе и зефира, украшенный меренгами и шоколадными решёточками, девушка разрумянилась, щебетала мило и приятно. Я слушал вполуха и радовался тому, как мне с ней хорошо, как тепло на душе, пока не позвонил её отец.

- Мне надо… - я пытался сообразить, что делать, чтобы не выдать себя и не обидеть девушку.

- Это мой папа? – спросила она, усмехнувшись отчаянию на моём лице. – Разговаривай, я не буду подслушивать.

Я ей не поверил и выскочил на лестничную площадку. Отвечал я односложно, выводя из терпения Имрата, наконец, мы договорились, что я напишу ему на электронку, и расстались почти довольные друг другом.

Когда я вошёл в кухню, атмосфера в квартирке, внезапно потерявшей теплоту душевного уюта, мне не понравилась.

- Донос сделал подробный? – ровным тоном спросила Ника. – Ничего не пропустил, солдат?

- Нет, я только сказал, что вы дома, что всё в норме, - проблеял я, чувствуя волну ненависти, летящую от девушки.

А ведь Имрат даже не спросил, как Ника, наверное, думал, что она уже отпустила меня домой. Зачем охрана первого января?

- Хочу в ресторан, - заявила девушка капризным тоном и побрела одеваться.

Она вышла в белоснежном костюмчике. Нигде не было написано, о её тяге к белому цвету, но я заметил, что белых вещей в её гардеробе много. Шампанское утром она пролила тоже на белый костюм. Что ж этот цвет шёл ей необыкновенно.

Поездка в ресторан нравилась мне, там я мог пригласить Нику на танец. Только мне надо было взять где-то другую одежду, очки с лёгким флёром магии всегда лежали в кармане пиджака. Я решил подумать об этой проблеме в ресторане. И уже предвкушал сияние в глазах Ники. Я так и не понял, чем ей понравился танцор, которого я сыграл на приёме в доме Имрата? Наверное, её привлекают профи, тем более в танцах, казалось бы, сейчас столько возможностей научиться отлично танцевать, но у мужчин не хватало на это времени, и среди знатных магов было немного хороших танцоров.

В такси надутая Ника расспрашивала меня, не скрывая презрения, о том, какой провинциальный университет магии я закончил, признался, что столичную академию магии, как и она. Тогда, вспомнив, что я говорил о том, что учился кое-как, Ника уточнила, какой средний балл в моём дипломе.

- Три и две десятых, - пожал я плечами.

- Что так? Способностями не блещешь, солдат? – усмехнулась она пренебрежительно.

- Работать пришлось, надо было как-то выживать, - честно признался я. – Стипендии хватало заплатить за койку в общежитии и на десять дней пообедать в столовой академии.

- И где ты работал, солдат? – Ника задумчиво оглядела меня.

Я понял, что она нарочно села рядом со мной за сидение водителя, чтобы развлечься, изводя меня неприятными вопросами.

- Официантом или… - она ещё раз окинула меня насмешливо-надменным взглядом, - эскорт-услуги, солдат?

Я улыбнулся её старанию задеть и обидеть меня. Хотелось соврать, что я был магической секс-игрушкой для престарелых богатых дам, пусть порадуется. Но я пожал плечами и уставился в окно.

Ника действительно обрадовалась моему молчанию, видимо, решила, что по-настоящему уела меня, завозилась, набирая номер дорогого ресторанчика для магов и заказывая столик самым холодным тоном. Я любовался её изящным профилем, сбоку Ника очень сильно напоминала Максима, но в ней чувствовался какой-то душевный надлом. Макс излучал ровное душевное тепло, мне, магу с трещиной в душе, было хорошо рядом с ним. Я почувствовал укол вины в сердце, меня не оказалось рядом с солнечным мальчишкой, когда я был ему необходим. Работа. А ведь я бы смог его защитить от всех напастей. Моё решение – стать возлюбленным Ники фон Штрасс поначалу питалось горькой виной, что я не уберёг её младшего братишку, но сейчас я был пленён и очарован девушкой, её душой, не ледяной, как говорили мне, а изменчивой и сияющей, несмотря на тёмные пятна ненависти и боли. А у кого к двадцати двум годам нет душевных трещин? Только у тех, кого любили родители и друзья, кто просыпался с улыбкой счастья и засыпал довольный собой. Таким был только Максим. Других магов такой душевной ясности я не знал.

- Не спи, солдат, приехали, - Ника наступила мне на левую ногу каблучком сапога. – Открой мне двери!

Я, грезивший наяву, выскочил из такси, как ошпаренный, шипя от боли в ступне, и распахнул дверцу со своей стороны.

- Издеваешься? – скривилась Ника.

- Нет, задумался, простите, - пробурчал я, резво обежав машину и открыв дверцу со стороны Ники.



Ольга Шестрова

Отредактировано: 10.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться