Отбор сокровища у Нагга

Размер шрифта: - +

5/1

***

 

Оазисы навсегда останутся для меня символом несвободы и синонимом тюрьмы. Видят пустынные боги с самого раннего детства я была заперта в одном из них. Мой собственный отец отнял меня у матери и заточил там, словно я самая ценная драгоценность. И все только из-за одной фразы брошенной вскользь. Приехавшие в наш дворец гости мимоходом заметили: что я обещаю быть невероятной красавицей, когда вырасту. Это был всего лишь невинный комплимент маленькой смуглокожей девочке, ещё играющей в куклы. Но той же ночью мой отец увеличил охрану дворца в десятеро, а на утро я, посажанная в паланкин, разлучённая с матерью и няньками, под охраной запредельного количества солдат-мамелюков уже ехала в Агариш. Отец так спешил спрятать меня, что даже не дал попрощаться. Меня разлучили со всеми, кого я знала и с куклами в том числе. Внезапно невинные детские игры заменило обучение.

Одно радовало, там я встретилась со своими старшими сёстрами, отправленными туда на обучение в десять лет. Почему же тогда меня заточили в белых башнях в четыре года, лишив всего того что было у других свободы, детства, любви матери?! Дьявольская несправедливость!

Вот почему я люто ненавижу оазисы, но к сожалению, в пустыне это единственное место где можно найти воду.

«Кустики», в которых мы искали живительную влагу оказались огромными. Несколько километров питаемых подземными источниками цветущих насаждений и не какие-нибудь засохшие кактусы, а финиковые и банановые пальмы, сочная зелёная трава, тростник и низкорослый кустарник.

Раньше здесь протекала река, это можно было понять по каменистой земле и старому руслу, потом она ушла под землю, но не перестала поддерживать своими живительными токами растения.

Первое что мы сделали: достали механизмы и распаковали их. Ни один караван и носа не сунет в пустыню без приспособлений для добычи волы. Колодцы часто пересыхают или бывают отравлены разбойниками, без воды в пустыне смерть всему.

Мы собрали и установили норию и впрягли в неё ублюда. Животное перед носом которого повесили горсть сочных фиников зашагало по бесконечному кругу. Бурильная установка вгрызлась в грунт и бодренько стала вращаться, выбрасывая на поверхность шматы сырого песка. Источник воды была где-то недалеко нам оставалось только ждать, когда нория доберётся до влаги.

Все занимались своим делом и только я одна бродила неприкаянная. Работы в караване для меня не было, и я под влиянием скуки пошла бродить по оазису. Шла я довольно долго пока внезапно зелёные насаждения не кончились, я оказалась на верхушке бархана. Передо мной ширились необъятные песчаные просторы, уходящие к самому горизонту, а выше бескрайнее звёздное небо. Не знаю сколько я так простояла, мечтательно глядя в небесную бездну, но от созерцания вечности меня отвлёк какой-то звук. Я опустила взгляд.

У подножия копошился оборванец. Грязный и чумазый, одетый только в набедренную повязку и рваный, сплошные ленты, халат. На макушке вместо чалмы тряпка, призванная впитывать со лба пот. Волосы давно не мыты и взъерошены.

Он пыхтел, тихо ругался и его молодой озлобленный голос далеко разносился над песками.

Ловкий удар лопатой и склон поехал вниз, и я вместе с ним. Земля ушла из-под ног, меня и незнакомца погребло под обвалом.

Мне стоило немалых трудов выкопать себя из песка. Ненормальный уже стоял на ногах и все также остервенело капал. Впрочем, без особого успеха, песчинки ссыпались обратно в воронку, выкопанную чокнутым.

- Ты что творишь! - Завопила я отплёвываясь и пытаясь встать на ноги, но вместо руки помощи получила лишь лопату песка сверху.

- Не видишь, что ли могилу граблю, а ты мешаешь! - незнакомец рыл как собака, почуявшая гнилую кость, да так оно и было. - А ну, вали отсюда! - И лопатой меня так в сторону в сторону, толкает. Нет, ну не хам ли?! Наглец! Сначала чуть не потопил в бархане, теперь хочет забить лопатой.

Я на всякий случай отошла в сторону вдруг и в самом деле этот незнакомец не в себе. Вон каким лихорадочным, жадным огнём горят чёрные глаза под не менее тёмными ресницами. Конечно незнакомец грязен, потен, чумаз и одет хуже, чем распоследний бедняк, но я не могла не отметить правильные черты лица, заострённый прямой нос, упрямо сжатые губы и твёрдый подбородок. Черты лица не были грубы или уродливы скорее наоборот - привлекательны.

Нет, этого нищеброда нельзя было назвать красавцем, но некой грубой мужской породистой красотой он все же обладал и это бросалось в глаза при первом же взгляде на него.

- Слушай, а ты в курсе что разграбление могил - противозаконное действо? - решила небрежно заметить я, уворачиваясь от очередной лопаты песка. Надо же было хоть что-то сказать, похоже этого ненормального больше занимал песок, чем неожиданно свалившаяся на голову девушка. И это немного... задевало.

- С чего бы это? - расхититель гробниц даже не повернулся, продолжая все также неистово махать лопатой и не менее сильно потеть. Нет, это не мужчина, а безумный копатель какой-то.

- Ну, как минимум родственники покойных будут против.

- Родные мумий, что закопаны здесь, сами давно превратились в мумии. Этой гробнице не меньше тысячи лет.

- Хорошо, - не унималась я голос незнакомца был приятен, - а сами покойники будут не против? Я бы, например, не хотела, чтобы меня, когда я умру потревожили, разбудили и вытащили на свет божий.



Витамина Мятная aka Bastas777

Отредактировано: 06.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться