Отборная попаданка архидемона 3

Размер шрифта: - +

Продолжение 09.09

***

 

– Это нечестно! – возмущение Шаакарана нарушает тишину в коридорах благородного факультета. – Кисы там нет, я не обязан туда ходить!

Крик отчаяния эхом проносится по коридорам, нарушая аристократическую тишину.

– Солнышко наше, – держащая Шаакарана под локоток вторая бывшая жена его отца спокойна и непреклонна, хотя повторяет объяснение уже не один десяток раз. – Ты пришёл сюда за дипломом, а не за невестой, поэтому ты сейчас идёшь на занятие независимо от состава группы.

Её вселенское спокойствие и сильные пальцы на локте как всегда производят на Шаакарана должное впечатление, он насупливается, но продолжает двигаться к аудитории. Правда, не спешит, намеренно оттягивая время. Седьмая бывшая жена его отца, страхующая на случай попыток к бегству, тоже его не торопит – маленькая поблажка за очень трогательный и очень несчастный вид всеми любимого котика.

С нападения Безымянного ужаса миновала неделя, а о Леонхашарте и Насте по-прежнему никаких известий. Слухи ходят самые разные: от их гибели во чреве ненасытного чудовища до безумно романтического побега в свадебное путешествие. Оба варианта Шаакарану не нравятся одинаково, но больше всего он обижается на Леонхашарта (неважно живого или мёртвого) за то, что тот не прихватил с собой и страшную ужасную Манакризу!

У Шаакарана мурашки бегают по спине, шерсть встаёт дыбом на хвосте, а сам хвост дрожит – так его пугает предстоящая встреча после недельной разлуки.

– Могли бы сделать каникулы длиннее! – последний возглас перед дверями.

Но седьмая бывшая жена открывает их, вторая бывшая подталкивает Шаакарана, и он нерешительно ступает внутрь. Ждёт, что его персональный кошмар посмотрит на него, но Манакриза изучает схемы на интерактивной доске.

Лекцию им читает длиннорогий профессор благородного факультета. Он мужчина, чарам Шаакарана неподвластен, хмурится:

– Вы опоздали, лорд Шаакаран.

– Совсем немного, – невинно отзывается тот. – И это первое занятие после перерыва, я отвык так рано вставать.

Ещё больше нахмурившийся профессор указывает на единственный пустой стол рядом с Манакризой.

– Можно мне пересесть? – без особого энтузиазма под щелчок закрываемой за его спиной двери спрашивает Шаакаран. Ему очень не нравится, что стол Насти убрали из аудитории.

– Нет, – демон всё же непреклонен.

К своему столу Шаакаран пробирается по самой широкой дуге. Не только на хвосте шерсть дыбом встаёт, дыбом встают и волосы, но Манакриза всех этих манёвров не замечает.

«Я тут выхаживаю вокруг неё, а она даже не смотрит!» – разозлённый таким беспардонным равнодушием, Шаакаран плюхается на свой стул, укладывает хвост на колени и поджимает губы. Слушать разбор последнего нападения Безымянного ужаса и противодействия ему мяса и военных Шаакарану скучно. Подперев щёку кулаком, он задумчиво созерцает окно, серое небо, неровный ажур кованой ограды по периметру каменного двора.

Созерцает, а мысленно… Мысли все у него крутятся сейчас не возле Насти, о которой он уже обдумал всё возможное и невозможное, а возле Манакризы: то он представляет, как приказывает ей пересесть как можно дальше от него – и она послушно пересаживается.

Или ещё лучше: она смотрит на него восторженно, как и полагается девушке, внимает каждому его слову, поддакивает, хвалит его красоту и стиль.

Даже больше: она приходит постоять под его окном, умоляет о встрече, о паре минут его внимания! А он надменно закрывает портьеры или проходит мимо.

И совсем хорошо: одетая в одно лишь нижнее кружевное бельё со стразами, Манакриза, взбирается по стене, проникает в его просторную спальню, бесшумно ступает на мягкие шкуры. Покачивая бёдрами, она приближается в полумраке, сверкая стразами белья. Тёмные волосы мягкими волнами струятся по её плечам, по гладкой упругой коже. В своей фантазии Шаакаран лежит на ложе с десятками пёстрых шёлковых подушек и, разумеется, ни капли не боится приближающейся воительницы. Он расслабленно наблюдает за тем, как она опускается на колени, игриво скользит ноготками по его руке, преданно заглядывает в лицо:

– Выслушайте меня, мой прекрасный господин… – томно шепчет дивное видение с обликом Манакризы.

Прекрасные мечты, длившиеся минут двадцать, прерывает звонок на обеденный перерыв. Шаакаран вздрагивает, но остаётся на месте, пытаясь вернуться в изумительный момент: сумрак комнаты, шкуры и шёлковые подушки, опустившаяся перед ним на колени Манакриза в одном нижнем белье, посверкивающем на её гибком сильном теле, её томный взгляд, её голос…

– Слушай, хвостатый, дело есть, – гремит над ним.

Шарахнувшись от незаметно подошедшей Манакризы, Шаакаран сваливается со стула в проход между столами. Он слишком растерян и обескуражен, судорожно отползает от удивлённой Манакризы. И рядом никого нет, некого звать на помощь!

– Эм… – Она почёсывает висок. – Ты не бойся, я только поговорить хотела.

– Я не боюсь, – сипит Шаакаран и придавливает рукой нервно дёргающийся из стороны в сторону хвост.



Любовь Свадьбина

Отредактировано: 13.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться