Отдаем мир в добрые руки

Размер шрифта: - +

Глава третья

* * *

 

Ким распахнул дверь на стук, и Габриэль сразу поднял руки с раскрытыми ладонями, демонстрируя в общепринятом жесте мирные намерения. Окинув взглядом незваного гостя, Ким поежился. Если бы драконы не предупредили, что Эмма работает с инкубом, мог бы и не узнать его в этом парне.

- Гениальная женщина! – вздохнул он и отступил от двери. – Входи. Нужно поговорить.

Габриэль кивнул и позволил себе улыбнуться. Ким сжал кулаки. От этой улыбки все предупреждения и уговоры черной королевы разом смела мысль: «Она что, специально его таким сделала?!». Но эта же мысль и протрезвила. Вот именно, что сделала. Собственной магией. Значит, не может не знать, какой он на самом деле, и теперь видит в Габриэле только свой шедевр. Ким усмехнулся и проследовал в комнату за гостем.

- Ты же в курсе, что она говорит с богиней? – сразу взял быка за рога кубр. – В смысле, с Бездной, как здесь ее называют?

- Да уж, - Ким вздохнул. – Сам имел честь побеседовать с этой милой дамой через черного дракона.

- Да? – Габриэль уважительно покосился на собеседника.

- Я и с Направляющим Жизнь общался... там, дома. Это бог, как ты выражаешься, нашего мира, - он немного подумал и все же уточнил: - Но я бы все же определил его, как разум реальности.

- Софистика, - отмахнулся инкуб. – Давай не будем углубляться.

- Не будем, - легко согласился Ким. – Достаточно того, что мы оба знаем: им можно и нужно доверять.

- Вот! Это ты правильно сообразил! – обрадовался Габриэль, но тут же нахмурился, серьезно взглянул Киму в глаза и склонил голову. – Я приношу извинения за свою несдержанность в нашу последнюю встречу.

Ким поежился, но повторил жест.

- Я принимаю твои извинения и извиняюсь уже за свою несдержанность, - произнес он и чуть раздраженно добавил: - Теперь мы можем считать, что формальности соблюдены?

- Я не хочу, чтобы для тебя это было только формальностью, - покачал головой Габриэль. – Этого недостаточно. Ты должен понимать, что мы на одной стороне.

- Я понимаю... – Ким нервно взъерошил волосы. – Не обращай внимания на мои психозы. Сам не знаю, от чего так бешусь по пустякам. Ты не думай, я тебе верю. Драконы все мне объяснили. И как твоя раса питается, и что такое зависимость от кубра, и почему ты никогда не поступишь так ни с кем из разумных... Ничего личного, Габриэль. Я просто... Наверное, слишком много всего. Как бы я не хорохорился, а моя психика не способна в полной мере переварить все откровения последний пары недель. Ну не знают в моем мире о других реальностях! И магия у нас только в сказках есть!

- Ким, да ты что?! – инкуб уставился на него в изумлении. – Ты же сам маг!

- Я?!

- Ну, да!.. Я вижу такие вещи. Ты маг, но твоя сила совсем не похожа на мою или Эммы, Юноны и Иоанна. Она какая-то... Нет, не могу объяснить, – он развел руками.

- Маг... – пробормотал Ким и отвернулся. Может, и не пригрезились ему тогда странные слова целителя?

- И еще, Ким... – в уголках губ Габриэля заиграла улыбка. – Вовсе ты не из-за культурного шока срываешься. Ревнуешь просто... Это нормально. 

- Вот еще! – взвился молодой человек. – Ревную! С чего?! Эмма не моя собственность! Она свободна в своем выборе. И уж тем более, от каких-то обязательств передо мной.

- Свободна, - кивнул инкуб. – Но это не значит, что тебе легко эту свободу ей предоставить. Так же, как и ей – тебе.

- Да нужна мне эта свобода!

- Как и ей. Она тебя любит, Ким. И ты ее любишь.

- Ой, вот только этого не надо! – вызверился Ким. – Какая любовь, Габриэль?! Мы знакомы всего ничего! И все наше знакомство – один сплошной стресс и неразбериха! Такие обстоятельства, кого хочешь, в объятия друг другу кинут. Генка бы сказал, как это в психологии называется. Мы просто цепляемся за симпатию, которая возникла сразу, что не удивительно – у нас много общего, ищем в ней опору в этом безумии. А что будет, когда все закончится? Что вообще может быть?! Мы в разных мирах живем!

Габриэль молча выслушал эту отповедь, пожал плечами и прошелся по комнате. Ким, взвинченный нахальными предположениями кубра, смотрел в сторону, но поймав пластику движения краем глаза, уже не смог оторвать взгляд. В душе нарастало восхищение. Эммой. Этот парень определенно стал ее шедевром. На мгновение Ким даже позавидовал тому, что сам не умеет так двигаться, но тут же отмахнулся от этого глупого чувства. Габриэль тоже не умеет. Кажется, Эмма называла это мобильным трансфигурантом. И все же инкуб выглядел до невозможного органичным. Наконец он остановился. Покосился на молодого человека и вздохнул.

- Сами разберетесь, - заявил неопределенно. – Просто прими, как данность, что я никогда не стану испытывать к Эмме никаких чувств, кроме дружеских. Как и она ко мне. Я не каннибал, питаться ее жизненной силой не хочу и не буду, в зависимость она не попадет.

- Да знаю я! – поморщился Ким, но Габриэль словно и не услышал.

- Эмма нужна мне, но не больше, чем ты. Вы – мое будущее, обещанная мне вечность. И я рад, что вы оба оказались достаточно симпатичны, чтобы эта вечность не показалась мне бесконечным кошмаром. Вам предстоит совершить великие дела, и я тот, кто станет вашей опорой. Ты пока не понимаешь этого. Даже Эмма не понимает. Но, хотите вы того или нет, а нам придется доверять друг другу. И друг на друга надеяться.

- Габриэль, я действительно не понимаю. Подозреваю, и не смогу понять в силу ограниченности своих знаний о магии.

- Да брось! – отмахнулся инкуб. - Здесь не в магии дело. А знания эти ограничены не только для тебя. Я знаю больше. Точнее, я, по идее, знаю все – во мне ведь заключены знания целого умершего мира. Вот только вспомнить это «все» никак не могу, - он развел руками, потом задумчиво продолжил: - Но иногда срабатывают ассоциации, мелькают какие-то образы. Паутины, или боги – без разницы, как назвать – выдают вам обоим информацию порционно. Они опасаются, что обремененные многими знаниями вы станете бояться допустить ошибку. А сейчас почти все зависит от вашей свободы выбора. Думаю, мои знания блокированы по той же причине. Но Бездна не может полностью закрыть от меня память материнского мира. Наверное, когда я окажусь в твоей реальности, я смогу вспомнить еще больше.



Варвара Кислинская

Отредактировано: 02.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться