Отдай, детка! Ты же старшая! Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 8

Дни текли. Даринка погрузилась в работу, и все тревоги метущейся неуверенностью души были вскоре позабыты. Проекты сданы.  Выплаты по ним и премиальные получены. Снова поиск,  налаживание связей, выход на соседнюю область и сладкие ночи с Ванечкой. В общем, жизнь!

С Лилькой они подружились всерьез и надолго. Резенская  так извинялась за испорченное  воскресенье, что  подарила Горяновой билеты в  старую Мариинку на  балет Минкуса «Дон Кихот»  и оплатила   той  прямой рейс  на самолете туда и обратно. Даринка жест оценила и предложила Эльке  разделить  на двоих такое невероятное приключение. А сама  мысленно вздохнула оттого, что Ванечка точно с ней  не поедет. Он балет  не любил, да и как можно любить то, что видел  только в школьную пору,  изредка бывая  на утренних спектаклях уездного театра,  где   не первой свежести балерина, выполняющая несложные  па, с глухим стуком мамонта - переростка  привычно опускалась на запыленную сцену.

 А  вот для Даринки   балет был мечтой. Она смотрела все передачи канала «Культура», связанные с ним,  за баснословные деньги  покупала билеты, еще будучи студенткой, когда столичные звезды, делая чёс по городам и весям России, заглядывали   к  ним в город на огонёк.

 Поэтому день 10 ноября она ждала,  как манны небесной. И он вот - вот должен был наступить. Лилька обсуждала с Даринкой  их питерский маршрут:  девчонки прилетали днем,  и у них до  спектакля оставалось  семь часов чистого времени, которое хотелось потратить с толком. И Даринка уже предвкушала, как увидит  воочию в Русском музее одну из поразивших ее когда – то хулиганских картин Михаила Ларионова «Венера».

Добрые мысли, как всегда, прервали. Позвонила Элька, чтобы в слезах сообщить, что «эта паскуда, с которой Володька тогда целовался» порвала  то самое итальянское платье и выдрала Эльке  большой клок волос.

 - Сильно?

 - Порвала? – горестно всхлипнула Элька.

 - Да нет, -  привычно спокойно отозвалась Горянова, -   я про волосы твои.

 - Да не очень, - жалостливо ответила та, -  но я тоже в долгу не осталась! Я ей нос расквасила.  А платью каюк! Эта дрянь, что не порвала, то своей кровью вампирской  угваздала. Я  стирала, а она все равно осталась!

 - Молодец!  - равнодушно  выдала Даринка.

 - Кто молодец? – насторожилась мелкая.

 -Ты молодец! Ты ведь действительно изо всех сил пыталась его спасти? Значит, молодец! Все, что могла, ты уже сделала...

 - Ты ведь не обижаешься, Даринуш?  - Элька подозрительно  шмыгнула носом.

 - Нет,-  спокойно ответила Даринка,- я уже привыкла.  Что – то еще, Эль?

 - Да! - растерянная отсутствием отповеди, Элька забыла, что  хотела сказать.

 - Эля, - поторопила ее Горянова, - я занята, так что, если есть, что сказать,  слушаю, говори!

 - Даринуш, у меня ведь День рождения  через месяц.

 - Я помню.

 - А можно, ты вместо подарка оплатишь узким, таким узеньким – преузеньким, вот такусеньким  кругом поход в «Злату  Прагу»?

  Даринка только выдохнула:

-  Это дорогое местечко, Эль! Боюсь,  я  в том месяце не потяну! У меня проекты только намечаются, и  в декабре предполагается  голый оклад. А мне еще жить и новый год встречать… Подарки опять же…

-  А я все придумала! – от слез в голосе  мелкой не осталось и следа, лишь непробиваемый энтузиазм. -  Там в будние дни до 16. 00 огромная скидка, вот мы и отпразднуем днем. К тому же там есть ланч от шефа по вполне приемлемым ценам, а я всем потом буду хвастать, что в самой «Злата Праге»  День рождения  справляла.

-  Ладно,  - не стала спорить Даринка,- я подумаю. Позвони мне вечером.

 - Ты самая лучшая! - завизжала в трубку Элька и, не прощаясь, отключилась.

А Даринка пробурчала себе под нос:

 - Ох, знаю я этот твой узенький круг! Человек двадцать, не меньше!

 - Даринела Александровна! Прямо завидно! Кто б меня так любил, как ты свою Эльку!-вмешался Савелов, невольный  свидетель родственного разговора и дальнейших морально – финансовых терзаний своей любимицы. -   Так уж и быть, ради  аттракциона вашей сестринской щедрости могу   выписать в декабре Вам январский  оклад вперёд. А то,  боюсь, маленькая гулянка вашей сестры в «Злата Праге»  влетит   в серьезную копеечку, и вас оставят мыть посуду  там на ближайший год в качестве  компенсации.

  Даринка хмыкнула:

 -  Вот за то Вас и не любят, Роман Владимирович, что Вы все альтруистические порывы посыпаете пеплом легкой зависти, смешанной с ненавязчивым цинизмом.



Фаина Козырь

Отредактировано: 11.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться