Отдай, детка! Ты же старшая! Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 20

Утро было тяжелым. Для молодежи! Бодрая Даринка,  проводив Ванечку часов в шесть, ему нужно было перед сменой заехать домой и что – то там забрать,   влетела в зал с победными выкриками:

 - Подъем!

Мажорчик, сонно обнимая полуголую Катьку, почти лежавшую на нем, первым разлепил глаза:

 - Теть! – хрипнул он лениво.-  Ты  с утра такая бурная, вот прямо  секси! Поэтому уймись!  На улице  темно, холодно, промозгло. Иди сюда, приляг, погрейся, - он постучал рукой по  краю  дивана,  - если, конечно, богатырь на заставу ускакал. Тыгыдым – тыгыдым - тыгыдым …

 - Я тебе сейчас уймусь, Тыгыдым,  – мало не покажется! Подъем, бойцы!  Кому сказала?! – рявкнула  Даринка и, в мгновение ока оказавшись около дивана, рванула  с ребят одеяло на себя.

Забрав  средоточие тепла и неги, она поспешила на кухню, предварительно закинув одеялко в спальню, что б  уж наверняка.

Минуты через четыре  стала вылезать молодежь.  Сонная и недовольная. Последним вылез мажорчик, и  Даринка усадила всех завтракать. Герка сморщился, увидев на столе овсянку с фруктами. Но выказать свое недовольство  было некому, потому что Даринка уже  вовсю суетилась в ванной комнате, снимая  с сушилки кофты, водолазки, куртки, так что пришлось есть.   Разместив нехитрые пожитки гостей в прихожей, Горянова вернулась на кухню.

  - Значит так, - сказала она, присаживаясь напротив компании, -  через пятнадцать  минут жду всех внизу у машины, одетых. Вас, Эльвира Александровна, мне велено доставить домой.

Элька вскинула глаза.

 - Да! Папенька жаждал  передать, что ждет блудную дочь дома с  распростертыми объятиями. Елена Артемовна также кивала головой, выказывая свое бурное согласие. Вас, девушки, я подкину до общаги, она, если мне не изменяет память, на Строительной?

 Девчонки разом кивнули.

 - Хорошо, - добавила Даринка, - тогда я сделаю остановку  у парка. А вас, молодой человек, ждет юрфак.

- Пуф...эээ? – издал невразумительный звук Герман.

- Первая пара в восемь, я расписание на сайте уже посмотрела,- и Горянова положила на стол перед удивленным мажорчиком его студенческий билет, двести пятьдесят рублей, пакет с  тетрадкой и ручкой и маленьким боксом с бутербродами.

 - А откуда у тебя, теть, мой студенческий? Тебя вообще  не учили в детстве, что по  чужим карманам лазить нехорошо?

-  Учили. Только когда   в порыве страстей снимаешь штаны, - Даринка сделала многозначительную паузу, -  следи, чтобы  из них ничего,  кроме твоего тщедушного тельца, не выпадало. Ясно? - и она вышла, оставив молодежь в молчании.

 - От кому – то с мамкой повезет,  - подвёл итог мажорчик, - это ж застрелиться!

Ровно через пятнадцать минут молодежь усаживалась в горяновскую  машину. Ехали  почти молча,  тихое сопение невыспавшихся     терпко разбавлялось звуками  дорожного радио.  Неожиданно  перед зданием с  банкоматами СБ Горянова остановилась, включила аварийку и выскочила, оставив сидевших ребят в недоумении.

 - По классике жанра сейчас в нас должен въехать грузовик и размазать по асфальту, - смачно  сообщил мажорчик, вызвав слабые улыбки на лицах сидящих.

 Вот никогда не поймешь этих деток. Черный юмор, однако!

Горянова вернулась быстро и,  едва открыв дверь, кинула на колени Эльки перехваченную  тоненькой резинкой  приличную пачку тысячерублёвок.

 - Остальное пусть папа добавит, - сказала она жестко. –  И сегодня  же возвращается в институт.  Напишешь  заявление на имя ректора, мне пришлешь фотку и  оплаченный квиток. Поняла?

 - Поняла, - буркнула Элька.

 - И попробуй только сессию не сдать…

 - Да поняла уже! -  обиженно крикнула она, с вызовом задирая нос и отворачиваясь.

Машина плавно въезжала во двор. У подъезда мелкую уже ждали.  Ссутулившийся Александр Айгирович, нервно куривший, и Елена Артемовна, заплаканная, с темными кругами под глазами. Грустная картинка! Даринка пипикнула, привлекая внимание.  Отец с матерью вскинулись, напряженно вглядываясь в остановившееся на расстоянии авто.   Элька вышла  довольно резво, безжалостно хлопнув дверью, и пошла, не оглядываясь. Горянова тут же дала задний ход: смотреть на   торжественную встречу  родственников  ей было неприятно.

 - Теть,  а ты всегда такая щедрая? – минутки через три неожиданно спросил Герман.

 - Заткнись, мажорчик, тебе со мной еще два дня жить.

Он вздохнул, делая вид, что все осознал, но вскоре не выдержал и, с трудом оставаясь серьезным, добавил:

 - Если будешь такой мрачной,  то  сегодня вечером с Ванечкой сплю я, он оценит…



Фаина Козырь

Отредактировано: 11.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться