Отдай, детка! Ты же старшая! Книга 1

Размер шрифта: - +

Глава 21

 

А пока Горянова   сновала из одного мебельного в другой и   изо всех сил пыталась стереть из памяти   будоражащую    картину трепетных чувств между  матерью  и сыном, в ее доме происходило неладное. Ванечка, уже  закончив смену, решительно отказывался возвращаться… Нет, вернее он возвращался, конечно же, но вообще – то его ноги  в холеную Даринкину квартиру не  несли. Три дня, проведенные им в этом почти музейном  помещении,  бесконечно утомили Пименова и привнесли в его тихую, размеренную жизнь  совсем не нужный экстрим. Иван даже сейчас морщился, вспоминая ночной променад полуголых девиц, крики и завывания, страстные стоны и соседство с подозрительными личностями.  Хотя и это было не главным.

Главным открытием стала сама Даринка. За весь тот год, что они встречались, Горянова никогда не носила работу домой к Ивану. Она как – то умудрялась незримо оставлять ее за порогом их нежного  гнездышка. Он сейчас с ностальгией вспоминал те времена, когда ничего не знал о том, чем занимается его любимая девушка в те дни, когда она расстроенно говорила:

 - Вань, у меня работа срочная. Я сегодня не смогу.

А когда Горянова приезжала к Ивану домой, то  целиком и полностью подстраивала свое существование под него, превращаясь в такую заботливую, нежную и теплую домашнюю женщину, что становилась его  сбывшейся грезой. Она  никогда ни на чем не настаивала, естественно и даже  с радостью принимая и лишенный модного блеска  дом, и самых обычных Ваниных друзей, и старые  домашние штаны, из которых Пименов не вылезал уже  лет десять.

    И вот теперь, увидев другую сторону своей любимой, Иван с ужасом сознавал самую настоящую пропасть, разделяющую их. И дело было даже не в квартире, хотя и в ней тоже, а в том, что Даринка у себя дома становилась совершенно другой: хозяйкой положения, жесткой, саркастичной, деловой и очень – очень   занятой. Вчера, когда она, не отрываясь от ноутбука строчила  там что – то с невероятной скоростью, никого не замечая вокруг, Иван чувствовал себя тем пресловутым чемоданом без ручки, который и нести тяжело, и выбросить жалко. Кроме того, такая Даринка снова разбередила его давнюю, не заживающую рану…Потому что уже была в его жизни одна  печальная история с умной, красивой и амбициозной женщиной…

 Он шел, размышляя о странных жизненных перипетиях,  и не заметил, как дошел до Даринкиного подъезда. Все – таки ноги принесли…  Иван печально вздохнул, посмотрел на одинокие  темные окна квартиры и отогнал ненужные мысли… В конце концов, может же он потерпеть?  Скоро, очень скоро  говнистый терпкий дух его подъезда выветрится, и все войдет в нормальную, устоявшуюся, уютную колею. И Дариночка, его красивая, нежная Дариночка, снова  станет самой собой.

 - Подумаешь, разные! – вдруг сказал он вслух и  решительно достал из кармана ключи. -   Противоположности вообще - то притягиваются!

И с этой жизнеутверждающей мыслью Пименов шагнул в Даринкин подъезд.

 - Стой, стой, стой, стой, стой, стой, стой! Эй! Добрыня! Или как тебя там! Дверь придержи! - услышал Иван  из – за спины громкий, приближавшийся с невероятной скоростью нагловатый голос Даринкиного племянника.

 Это мажорчик, размахивая пакетом и  очень резво   перепрыгивая через  низкий  палисадник,  со всех ног бежал от арки к подъезду. Широкая улыбка ярко сияла  на его довольной, тяжело дышавшей мордочке.  Пименов напрягся: он как-то  вообще не ладил с подростками. Он умел, если было нужно, быть предельно убедительным с местной шпаной: взять, например,  за шиворот, спустить с лестницы, стукнуть аккуратно для приведения в чувство,  дать ладонью по губам, останавливая  поток матерной брани. Но что делать с будущим родственником, который при всей своей внешней воспитанности был  существом явно  безбашенным и аморальным, он не знал. Конечно, любую проблему могла решить Даринка. Сразу было видно, что племянник ее уважал и боялся, но, к сожалению, она  недавно   прислала Ване сообщение, что будет очень поздно, поэтому Пименов    мысленно скривился, уговаривая держать себя в руках и не переборщить, если  малолетний бытовушник что – нибудь устроит.

Но очаровательный бандит  со взглядом ангелочка, чуть  успокоив  тяжелое дыхание, вежливой  скороговоркой выдавал:

 - Привет! Еле догнал!  Уф! Не стой столбом, богатырь земли русской. Как  там? Это…  Напои, накорми, спасть уложи… Хи- хи!  Что я сказал?  Вот идиот! Не ты, Добрыня, идиот!  Даринка нам даст обоим, если ты меня уложишь, вернее, хи- хи, если я тебя уложу… эээ… да не пугайся ты…в общем, не суть! Да нормальный я! Шучу! Неадекватно…Прости!  Привычка! Дурное общество и все такое…  Пойдем! А то  я без обеда! А у нас ужин уже есть? Или нужно в магазин сгонять? Я запросто! Денег дашь? Побольше…

 Пименов  от такого потока информации немного оторопел. И даже не на шутку  забеспокоился. Но так как мажорчик разговаривал преимущественно сам с собой, то  Иван посмотрел на него сурово, но спокойно (что возьмешь с  аморального типа?), потом вздохнул, буркнул что – то неопределенное, развернулся к парню  спиной  и стал подниматься по лестнице.   Не ответил и денег, конечно, не дал. Но мажорчика сие поведение собеседника ничуть не расстроило, и он,   вполне довольный, засеменил за ним, чему – то   своему ухмыляясь.



Фаина Козырь

Отредактировано: 11.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться