Отдай, детка! Ты же старшая! Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 8

-  Я люблю тебя, пап! -  кричала Горянова в трубку, шагая два месяца спустя в день самого - пресамого  первого сентября по улицам родного города.

Очаровательные пупсы  лет  шести – семи с букетами цветов и огромными бантами, а иногда брюками на вырост и смешными пиджачками шагали на свои праздничные линейки. А Даринеле  казалось, что весь город с цветами вышел встречать ее.  Родной город! Маленький, осенне-зеленый родной город! Как же она соскучилась!    Горянова вдохнула полной грудью теплый осенний воздух и снова счастливо улыбнулась.  Да, как мало нужно человеку для счастья. Иногда нужно просто вернуться…

Эти два месяца… Как бы сказать? Существовали они вообще?   Бывает так, что из жизни выпадает время. Вот оно идет – и вот его нет. Пролетело – не остановить. С того  теплого летнего дня, когда Даринка улетела в Воронеж,   время побежало  для нее с невероятной скоростью.  Петька Сидоров в столице Черноземья  прижился как – то мгновенно, уверенно  отодвинув Горянову, и той приходилось лишь  удивленно усмехаться чужой расторопности и поражаться тому, что ей впервые в жизни  почти нечем было заняться.    Девушка еще пыталась  где – то порулить, но потом сдавалась, потому что Петька опережал ее по всем фронтам. Профессионал! В конце – концов, Даринка смирилась и знойными летними  вечерами, чтобы не сойти с ума  от скуки,   постигала премудрости армянской кухни тетушки Ануш,  научилась вязать крючком цветастые салфетки, исходила  пешком за два летних месяца все местные достопримечательности.  И была почти счастлива. Но сметы, закупки и арендные договора  по - прежнему перепроверяла ежедневно.   

Составляя последний отчет   для Самвела Тимуровича  перед открытием ТЦ, Даринка  свела  и свой собственный «дебет с кредитом»,  в котором отданный до копеечки отцу «квартирный должок»  пробил значительную  брешь, но  все – таки не оставил ее  совсем без средств к существованию.   К тому же,  ожидалась вскоре   большая премия от Самвела Тимуровича  за окончание работ, так что  полуголодное существование  Горяновой точно не грозило.

 - Эх, -  Даринка сладко потянулась и довольно добавила,  причмокивая, словно  героиня какой – то давней русской комедии, -  зажиточная  мещанка Горянова желает приобрести усадебку с «кружовником и вишенником».

 В последние августовские дни  прошло грандиозное открытие ТЦ, вход пестрел шарами,  цены  арендаторами держались низкие и  народ шел.  Все были довольны, всё шло своим чередом. На  торжественный вечер  Самвел Тимурович не приехал, так что Горяновой пришлось  вместо него «работать  высоким лицом», пожимать руки местной чиновничьей черемше и  завистливой бизнес – элитке.  Привычное растяжение рта в счастливой улыбке  Дарине давалось в этот день  без особого труда.  И даже больше. Горянова сейчас с каким – то особым наслаждением льстила грубо и неприкрыто  каждой мало-мальской шишке, и даже скользкие  намеки и  капающие на нее слюни  почему  не  переводила  в  зону  уважительного подобострастия.  Все потому, что сегодня она была  выше этой грязи, вечно сопровождающей большие деньги, ведь в воздухе витало завершение.

 Воронеж уверенно отодвигался.  Восемь месяцев жизни, другой, более  теплой, совсем иной, жизни без корней, без привязанностей, полной неизбывного, но такого комфортного одиночества подходили к концу.  Ведь даже привычные савеловские звонки последние два месяца Горянова просто сбрасывала, посылая любимому шефу в любое время дня и ночи копированное сообщение: «Ваш звонок очень важен для нас, но на данный момент все операторы заняты. Попробуйте перезвонить позднее».

  Да.  Воронеж отодвигался, и все Даринкино существо  уже хотело  просто вернуться домой.

Поздно ночью после званого вечера, так и не ложась спать,  Горянова разгоряченно собирала вещи и любовно упаковывала вязаное богатство, чувствуя себя девушкой на выданье, складывавшей в сундук до поры собственноручно сделанное приданое. Тетушка Ануш тоже не спала, а все смотрела на Даринку и утирала от умиления слезы, беззвучно катившиеся по ее доброму, милому лицу.

 - Совсем ты у меня девочка стала, слава Богу! Аранц кез каротелу эм!*  

 И уходила, чтобы собрать Даринке в дорогу  за день наготовленную снедь. А дальше  были  нежные и теплые поцелуи, добрые объятия и серьезное  горяновское обещание писать и звонить.  Когда такси снова везло Даринку в аэропорт, она увидела  в свете ночных фонарей ту же прелестную девушку из бронзы, что встречала ее когда – то в холодный дождливый зимний день. И Горяновой показалось, что та  как – то по – особенному тепло и радостно улыбнулась ей во след…

И вот теперь  Даринка счастливо шагала по родному городу, и ее  тяжеленький чемоданчик приятно тарахтел по неровному асфальту.__________________________________________________________

 

* Буду скучать без тебя.

____________________________________________________________



Фаина Козырь

Отредактировано: 13.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться