Отдел мелких пакостей

Размер шрифта: - +

2.2

А может Так Никакович прав, ведь чем-то этот мальчишка напомнил ей саму себя. Может если Марика немного растормошить, и он станет в будущем незаменимым сотрудником нашего министерства.

Хм, вот только не умею я также как Так Никакович разговаривать с детьми. Но… Но, но, но… попробовать стоит.

Размышляя так, Олегда Волковна прогуливалась по просторным холлам и коридорам школы, заодно продумывая план дальнейших действий.

– Меня отпустили… – вдруг прошептали сзади, заставив Олегду Волковну оторваться от своих мыслей и вздрогнуть.

– А…? Ты… Больше так не подкрадывайся, понял… – в голосе начальника ОМП послышались строгие, раздраженные нотки.

– Ага… – мальчик испуганно полез в портфель.

– Оу… Ну что же это такое, опять баранка. Твой портфель печет их что-ли!

– Нет… – пробормотал Марик откусывая кусок.

– Спрячь немедленно! И пока мы едем ко мне в кабинет, чтобы не смел жевать, понятно! – парнишка кивнул и сунул баранку обратно в портфель.

А у ворот школы их уже ждала министерская машина, давно ждала, да никуда она, собственно говоря, и не уезжала.

Дорогу до министерства они проделали молча, если не считать взгляды, которые то и дело бросала Олегда Волковна на Марика. Мальчишка украдкой, стараясь не заметно, залезать в портфель и откусывать у бараки по маленькому кусочки. Но, получалось это не слишком аккуратно и предательские крошки то тут, то там падали на диван машины, тем самым приводя Олегду Волковну в напряженное состояние.

– Ну, наконец-то… – Олегда Волковна сняв очки, с блаженным видом закрыв глаза, вытянула ноги под столом своего кабинета. – Чего опять встал у двери, сядь. – Она жестом показала мальку на стул возле цветов.

Марик испуганно оглядываясь, достал из портфеля остатки баранки и принялся жевать.

– Я не понимаю у тебя в портфеле пекарня что ли, откуда ты берешь такое количество этих хлебобулочных изделий?

– У меня больше нет. – тихо ответил Марик.

– Слава небесам! – воскликнула с ехидством Олегда Волковна. – Теперь мы можем приступить к работе, не отвлекаясь на перекус, так? – мальчик кивнул, прекратил жевать, и достав изо рта, последний только что положенный кусочек, положил обратно в портфель, чем вызвал тяжелый вздох и недовольный взгляд строгой начальницы ОМП.

– Так, что мы имеем в наличии. Вечно жующего, плачущего Марика и небольшую группу ребят, способствующих его унылому состоянию… Э-э, то есть ребят обижающих тебя. – Кукиш О.В. дождалась утвердительного кивка мальчика, надевая очки, и продолжила. – Что нам необходимо сделать?... – Марик пожал плечами. – Наказать ребят и научить тебя не ныть. Вот таком план. Как будем действовать?

– А надо?

– А как же, конечно, всенепременно, обязательно и-и… так далее.

– А зачем? – у Олегды Волковны глаза заискрились нервным огоньком, задрожали губы.

– Ты что издеваешься?! Мы уже обсуждали это!!! – заламывая руки, она вскочила со стула и стала нервно ходить по кабинету, еле сдерживаясь. – Да что же это такое. Милый ребенок… Очнись!!! – Марик вздрогнул от визга Олегды Волковны. – Твои, э-м… «друзья», должны понять, что нельзя вести себя подобным образом, а для этого их нужно поставить на место, или поставить на твое место. Ты понял?!

– Да…

– Хорошо.

– А разве нельзя просто поговорить с ними?

– Нет! И это не обсуждается. Точнее мы это уже обсуждали и больше не будем! – Кукиш О.В. еще немного походила…, потом еще немного и села обратно. – Я видела, как ты с ними разговаривал, помогло?

– Н-нет.

– А часто ты с ними «разговариваешь»?

– Почти каждый день.

– И ждешь когда они наконец поймут свою ошибку?

– Ну да.

– И сколько еще ты собирался вести с ними подобные разговоры? – Марик пожал плечами. – Не знаешь? А вот они захотят с тобой разговаривать подобным образом, наверное до конца обучения в школе.

– Так долго?! – удивился Марик.

– А ты что думал, они от тебя немного помучают, а потом отстанут?

– Ну потом, да.

– Ищи дураков.

– А что же делать?

– Я уже неоднократно повторяла - наказывать! – Так клиент кажется почти готов, продолжаем. – И чем скорее, тем лучше!

– Как?!

– А вот это моя работа, придумать, как можно наказать и не причинить большого вреда, кроме морального. Например, м-м… есть у меня одна вещица, да куда же я ее дела, – Олегда Волковна принялась рыскать по всем ящикам и полкам кабинета. – Ага! Вот она, моя первая па… шалость. – она с нежностью, с мечтательностью смотрела… на зеленую грушу… резиновую, с каким то странным наконечником из пластика.



Елена Влатова

Отредактировано: 06.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться