Отдельные люди

Глава 20

Глава 20

 

Я вышла из своей комнаты и тут же увидела Машу, выходящую из своей. Мы обе были в платьях и туфлях, не смотря на то, что ужин будет дома. Отец считал, что спускаться в столовую в домашней одежде, это признак дурного тона, носить простые вещи мы могли только находясь в своем крыле.

Маша ухмыльнулась посмотрев на меня.

- Вот и закончилась наша свобода.

- Это ненадолго. Я уже начала подыскивать нам квартиру.

Сестра кивнула, ее глаза снова были красные.

- Стой, - я взяла ее за руку, и она замерла на ступеньках. - Хватит. Я устала. Скажи мне, что происходит. Прошла еще неделя и ты так и не ходила туда. Не говори мне, что это из-за отца, он вернулся только сегодня утром.  И не говори мне, что ничего не случилось!

- Ничего не случилось.

- Мария! Не заставляй меня снова взламывать твою переписку.

- Я ее удаляю, - вздохнув сказала Маша.

- Я тебя знаю, если бы ничего не произошло, ты бы все две недели там проторчала безвылазно, и ты бы вынудила меня прийти за тобой!

- Давай поговорим после ужина, я все расскажу, обещаю...

- Хорошо, - сдалась я.

Я покачала головой, и мы продолжили спускаться.

Стол уже был накрыт: еду привезли из ресторана, а с сервировкой легко справились роботы.

Увидев шелковую скатерть кремового цвета, корзину с цветами в центре стола, серебряные приборы, я невольно затосковала по простым ужинам дома у мальчишек. Где еду готовили мы сами, и можно было не одеваться как на праздник.

Маша бросила на меня тоскливый взгляд, очевидно думая о том же.

Это лето нас изменило. Раньше мне не пришло бы в голову, что это неправильно.

- Девочки, не стойте на проходе, - раздался голос папы сзади нас, я заметила, что Маша вздрогнула.

Мы сели на свои места, папа во главе стола, и мы по обе стороны от него.

За лето он почти не изменился, разве что седых волос в висках стало чуть больше.

- Итак, - сделав глоток красного вина сказал отец. - Во-первых, сочувствую вам, знаю с Максимом вы дружили с детства, особенно ты Аня, да?

- Да, - я кивнула. - Спасибо.

- Во-вторых, я запрещаю вам участвовать в проектах мэра. Произошедшее недопустимо.

- Мог бы и позвонить, - фыркнула Маша.

- Мне доложили, что ты в порядке, дорогая.

- И тебе этого достаточно? Доклада? Ох!

Отец вздохнул.

- Не веди себя как капризный ребенок Маша, ты знаешь, я был занят.

Мои брови дернулись вверх, и я чуть было не рассмеялась. В этом весь Виктор Власов - работа важнее, чем семья. Не нашел даже минуты, чтобы позвонить дочери.

За все время, что его не было, я говорила с ним от силы три раза, и то по рабочим вопросам.

Маша покачала головой и опустила глаза на тарелку. Она знала, что продолжать эту тему нет смысла.

- Дальше, - отрезая кусок от стейка продолжил отец. - Мы планируем презентацию в следующую среду, вы должны быть, ничего не планируйте на этот день.

- Что за презентация? - спросила я. Разговоры о работе давались мне легко, и я надеялась сбавить напряжение, повисшее между нами.

- Презентация сыворотки, которую начнут вводить в ближайшее время, она заблокирует возможность естественного зачатия. - Сказал отец будничным тоном, как будто говорил что-то совершенно не значительное.

Я же, однако, поперхнулась вином.

- Что? Кому вы хотите ее вводить?

- Всем, - без единой эмоции сказал папа. - Капсула почти готова, теперь женщинам не надо больше мучиться. Вынашивать и рожать...

- Всем? Что это значит, выбора у нас нет? А если я так не хочу? - воскликнула Маша, ударив вилкой о стол.

- Правила одинаковые для всех Мария. Это решение Совета, хочешь ты или нет, ты обязана подчиниться.

- Но почему? - нахмурившись спросила я.

- Потому что, так мы решим проблему отдельных. Они перестанут размножаться, а значит скоро их не станет. Нет людей - нет проблемы.

- Это геноцид! - возмущено воскликнула я.

- Это решение, принятое Советом, а значит преступления как такого нет.

- Бред..., - пробормотала Маша. - Я не собираюсь в этом участвовать.

-  Я повторяю еще раз, - зашипел отец. - Решение Совета не обсуждается. Вы обе будете первыми, кому мы вколем сыворотку, вас обожает весь мир, вы станете примером.

Маша открыла рот, собираясь возразить, но я пнула ее ногой.

- Хорошо, что с теми, кто уже ждет ребенка? - спросила я.

- У тех, у кого меньше трех месяцев случится выкидыш. Остальных мы, конечно, трогать не будем, не такие уж мы и монстры, как вам показалось.

- Ты вообще в своем уме? - Маша вскочила на ноги. - У людей должен быть выбор! Я отказываюсь от этого безумия. И плевать я хотела на тебя и твой долбанный Совет!

Сестра развернулась и вышла из столовой.

В моей голове щелкнуло, и я уронила нож. Он со звоном ударился о пол.

Твою мать! Как это могло произойти? Но другого объяснения ее поведению у меня нет... Она беременна.

- Я поговорю с ней, - сказала я, поднимаясь на ноги.

Отец кивнул и продолжил ужин.

Минуту спустя, я уже ворвалась в ее комнату. Маша сидела на полу у кровати и рыдала. Я закрыла за собой дверь и села рядом с ней.

- Надо было сказать, - я погладила ее по руке.

- Ты бы меня убила, - всхлипнула она.

- Да, -кивнула я. - Я бы наорала на тебя. Как это вышло Маша? В наше-то время?  Тебе нужно было пить таблетку, всего раз в месяц!

Она подняла на меня испуганные глаза полные слез.

-  Я забыла, у меня просто вылетело из головы. Столько всего происходило...

- Теперь происходит еще больше,- заметила я. –Поэтому ты не ходишь туда? Он не знает.

- Не знает, - выдохнула она. - Но теперь...это не имеет значения... Как сказал отец:"нет человека - нет проблемы", нет ребенка... нет... - из ее горла вырвались рыдания, и она уткнулась лицом в колени.



Ирина Аметистова

Отредактировано: 30.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться